ЗАБЫТОЕ ИСКУССТВО ВРАЧЕВАНИЯ

Дорогие коллеги!

 

Поведение врача у постели больного издавна определяли заповеди «пойми», «помоги» и «не вреди». Сформулированные в незапамятные времена эти главные постулаты врачевания сегодня не вызывают душевного отклика у пользователей Интернета, хотя каждый из них втайне надеется на родительскую заботливость и участие своего доктора. Никакие упреки и даже проклятия, которыми осыпали врачей, а то и медицину
в целом, вряд ли сумеют подорвать наивную веру в милосердного доктора, умеющего исцелять всевозможные недуги души и тела.

Относительно медленное по сравнению с другими отраслями естествознания развитие биологических дисциплин породило спор, в какую сферу деятельности включать медицину? Воспринимать как науку или относить к особому виду искусства? Сторонники последнего направления восторженно описывали необыкновенную филигранность врачебного наблюдения, логическую стройность обследования пациента, изящество диагностических умозаключений и блестящие терапевтические достижения прославленных целителей прошлого. Приверженцы естественнонаучной ориентации утверждали, что скоро медицина превратиться
в такую же науку как физика или даже математика, а течение болезни можно будет прогнозировать с помощью специально выведенных формул.

В этой дискуссии не учитывалось одно важное обстоятельство – медицина никогда не была самостоятельной научной дисциплиной, зато регулярно заимствовала идеи, открытия и целые концепции у других наук – биологии, физиологии, биохимии. Искусство диагностики было вполне естественным для универсально образованных докторов в те безмятежные времена, когда воспитание и подготовка врачей носили традиционно индивидуальный характер, а врачеванием не пытались руководить чиновники, озабоченные преимущественно рентабельностью лечебных предприятий. Стараясь примирить обе точки зрения, один из основателей экспериментальной медицины К. Бернар (1813–1878) предложил рассматривать медицину «с практической точки зрения как искусство или ремесло, с теоретической точки зрения – как естественную науку».
В этом случае полемика о месте, занимаемом медициной, теряет актуальность и творческую деятельность врача у постели больного следует трактовать как искусство врачевания.

К сожалению тем, кто будет жить в недалеком будущем, не доведется встретить докторов, напоминающих легендарных целителей прошлого. Место врачей, прославленных А. П. Чеховым, А. Ф. Кони, Ж. Дюамелем,
А. Сент-Экзюпери займут инженеры человеческих тел с подразделением на технологов-кардиологов, технологов-пульмонологов и далее по всему спектру медицинских специальностей. Не исключено, что будущих узких специалистов назовут сантехниками или мастерами по ремонту того или иного органа, а сами больницы – станциями техобслуживания пациентов. Между тем врач-профессионал, не умеющий тратить на первую беседу и первый осмотр пациента меньше одного часа, по-прежнему нужен каждому пациенту.

Консервативная по своей природе медицина долго производила впечатление бастиона гуманистического мировоззрения, но никакая цитадель не способна выдержать многолетнюю осаду. Нереально и незачем пытаться установить точную дату, когда медицину захватили коммерсанты в доспехах из статистики с компьютерами наперевес. Можно лишь констатировать – настало время крушения прежней медицины, а ее несомненную дегуманизацию рассматривать как неизбежную расплату за бездуховность и конформизм. Лишенную милосердия нынешнюю медицину больше не занимают вопросы этического характера. Как, например, уберечь врача от произвола администрации или предохранить пациента от самовластия врача. Искусство врачевания, производившее столь неизгладимое впечатление в прошлом, становится невостребованным,
а будущее сомнительным. Случайно уцелевшие его фрагменты обречены, скорее всего, на долгое катакомбное существование, если только их не утопят в бурных канцелярских и финансовых потоках (В. Д. Тополян­ский).

Сегодня крайне важно не допустить обесчеловечивания медицины. Глобальные вызовы, встающие перед обществом, предполагают приоритет человеколюбия – гуманизм и утверждение духовности. Образ врача,
к которому стремится обратиться за помощью каждый пациент, сформулировал американский кардиолог лауреат Нобелевской премии Б. Лаун (1921–2021): «Это врач, которому пациент хочет рассказать о своих проблемах, и который не будет подвергать его процедурным пыткам. Для которого пациент не является статистическим показателем, и который не будет рекомендовать лечение опасное для жизни, но возможное для ее продления. Который не преувеличивает последствий легких заболеваний и который не пугает серьезными болезнями. И главное – товарищ, чья забота о больном вызвана желанием выполнить свой долг и оправдать ни с чем несравнимую честь своей профессии».

 

 

 

                         С уважением,

                         профессор                                                                                                        Ю. К. Абаев

 


Автор(ы): Ю. К. Абаев
Медучреждение: Редакция журнала "Здравоохранение"