Психология смерти

Дорогие коллеги!

 

Человек — единственное живое существо, которое знает о неизбежности своей смерти, однако по-настоящему не может осознать это. «По сути, никто не верит в собственную смерть. Или, что то же самое, каждый из нас, не осознавая того, убежден в своем бессмертии» (З. Фрейд). Отношение к смерти достойно удивления. Мы живем в некой иллюзии — постоянно сталкиваемся с «избытком» жизни, но совсем не видим смерти. Дыхание смерти касается нас, когда жизнь покидают наши родные или знакомые. Только весть об уходе близкого человека доносит отголосок вечности, который шепчет: «Не спрашивай, по ком звонит колокол — он звонит по тебе». Подобное отношение к смерти накладывает глубокий отпечаток на нашу жизнь, она обедняется и тускнеет, теряет свою содержательность, потому что из жизненной борьбы исключается наивысшая ставка — сама жизнь.

Страх перед неизбежной кончиной заставляет погружаться в бытовые проблемы, беспокоиться о будущем так, словно мы собираемся жить вечно, и только встреча со смертью вынуждает задуматься о радости каждого дня и счастье быть здоровым, о смысле жизни, о том, что составляет подлинную ценность человеческой жизни. Немецкий философ М. Хайдеггер писал: «Смерть вызывает тревогу, потому что затрагивает самую суть нашего бытия. Но благодаря этому происходит глубинное осознавание себя. Смерть делает нас личностями». Сознание смерти облагораживает жизнь, не позволяет человеку потерять себя в суете, дает понимание того, что жизнь — это Великое Таинство.

Античное «ars moriendi» (искусство умирать) учит принимать дары Промысла. Это может быть неудача, разочарование, болезнь, одиночество, крушение надежд. Постигая дарственную природу мироздания, человек приобретает опыт, учится умирать. Если мы правильно устроили свою душу, ужена земле она принадлежит вечности. Критерий правильного устроения души или, что одно и то же, духовной зрелости — это осознанное принятие факта собственной кончины. Мудрец сказал: «Тот, кто не умирает до того как он умрет, пропадет, когда умрет».

Отрекаясь от неизбежности смерти, мы предаем самих себя, отбрасываем свое богоподобие. Человек забывает о своем призвании быть личностью, выбирает жизнь в качестве организма, заботясь только о своих биологических потребностях. Жизнь становится бегством от смерти, а чтобы бежать быстрее, надо быть налегке и человек оставляет на старте главное — самого себя, непонятого
и невостребованного, чтобы на финише оказалась лишь его потрепанная оболочка. Это кросс по пересеченной местности через овраги соблазнов, барьеры карьеры, кустарники страстей.

Мы должны быть открыты всему, что нас ожидает. Без страданий и смерти жизнь не полна. В беседах митрополита Антония Сурожского есть пронзительные слова: «Неважно, жив ты или мертв, важно ради чего ты живешь или во имя чего умираешь». Совместное проживание с умирающим человеком ухода из жизни позволяет расширить границы видимого мира, подняться до постижения таких вневременных вопросов, как смысл жизни, вера, безверие, Бог. «Смерть — это зачерненная сторона зеркала, без которой мы бы ничего не увидели» (С. Беллоу). Несформированное представление о смерти обедняет жизнь, тогда как попытка осмыслить закономерный уход из жизни дает возможность ощутить мир во всей полноте, переоценить систему существующих ценностей.

Местом, где человек расстается с жизнью, все чаще становится больница. Достижения медицины привели к тому, что смерть укорачивается или продлевается в зависимости от действий врача. Он не может предотвратить смерть, но в состоянии регулировать ее длительность, позволяя продлить существование неизлечимому пациенту до нескольких дней, недель, месяцев и даже лет. В результате медикализации смерти врачи все больше вовлекаются в трагическую область человеческого существования, что породило моральные проблемы, с которыми раньше сталкиваться не приходилось. Однако, несмотря на то, что профессия медика связана с умиранием, тема смерти в общении с пациентом до недавнего времени была закрыта. Смерть воспринималась как неестественное, пугающее событие, часто как следствие медицинской неудачи. Существовал запрет на сообщение фатального исхода заболевания. И сейчас этой проблеме не уделяется должное внимание, вот почему врачи испытывают за­труднение, не знают, как строить отношения с умирающим пациентом и его родственниками. Между тем, проблема смерти и тесно связанные с ней вопросы духовных ценностей являются ключевыми в образовании медиков. Если на них не обращать внимания, представление о человеке так и останется как об организме. «Memento mori» (помни о смерти) — эта максима должна войти в жизнь не только как напоминание о судьбе и здоровье человека, но и как стимул к познанию смысла жизни.

 

 

Зам. главного редактора

профессор                                                                                                         Ю. К. Абаев


Автор(ы): Ю. К. Абаев
Медучреждение: Редакция журнала «Здравоохранение», Минск, Беларусь