Медицина – соответствие современной международной отраслевой модели.

Абаев Юрий Кафарович

Дорогие коллеги!

В то время как население информируют об отраслевых достижениях (одна из лучших в мире систем охраны материнства и детства, высокотехнологичные операции, успехи трансплантологии), рядовой пациент стоит в очереди к врачу по месту жительства. Изрядно потрепав нервы в ожидании приема он, как правило, не удовлетворяется его результатом — формальное, отнюдь не тактичное отношение, перенаправление к узкому специалисту без каких-либо внятных объяснений. Узкий специалист, обладая «тоннельным» взглядом, видит лишь «свой» орган и не в состоянии оценить всю информацию о больном. В итоге пациент с ворохом анализов, не найдя доктора, способного их объединить, в сердцах заявляет: «Специалистов много, а толку мало».

Отечественное здравоохранение не отвечает в полной мере современной международной отраслевой модели. Участковая служба исчерпала свой ресурс и показала беспомощность в диспансеризации населения. Наличие центров высокотехнологичной медицин­ской помощи, крупных специализированных клиник еще не характеризует общее состояние отрасли. Иными словами, построен второй этаж здания, а предыдущий, первый, отсутствует.

Залог эффективного функционирования отрасли — первичное звено. Организация амбулаторной помощи по принципу общеврачебной практики — модели, по которой работает весь мир, — это необходимость, других вариантов просто нет. За рубежом врач общей практики способен оказать помощь всем членам семьи и выполнить не менее 75% работы узкого специалиста. Он должен знать все — от перкуссии легких до выполнения аппендэктомии. А что у нас? Участковый терапевт, не мудрствуя лукаво, распределяет пациентов по узким специалистам: болит спина —
к неврологу, одышка — к кардиологу, кашель — к пульмонологу. Спрашивается, зачем тогда учиться в медицинском вузе, чтобы стать «диспетчером» с дипломом о высшем образовании и выполнять столь примитивные функции?

В чем причина дефицита квалифицированных терапевтов первичного звена? Ответ несложен: их не готовят, им просто неоткуда взяться. И хотя считается, что амбулаторную помощь оказывают более 60% врачей общей практики, являются ли они таковыми после 1—4 месяцев переподготовки в отличие от обязательных 3 лет учебы в развитых странах?

Отраслевые реформы могут начинаться лишь после выпуска врачей, учившихся по новым программам. Но как учить? Нет качественных учебников и пособий, отвечающих современным международным требованиям. И здесь не следует изобретать велосипед, необходимо перевести и адаптировать к нашим условиям лучшие иностранные руководства, как это делают во многих странах. Медицина — одна, не бывает медицины белорусской, американской или немецкой. То, что было в советское время давно ушло, сейчас на пьедестале молекулярная биология, генетика, биостатистика, биоэтика. Раньше у врачей была латынь, сейчас — английский язык. Сегодня врач без знания английского языка — никто. Знания обновляются с завидной регулярностью. Мы же продолжаем кичиться своей исключительностью, по-прежнему делаем анализ кала и смотрим мочу под микроскопом. Жить по старинке проще и спокойнее.

Кто будет учить? Преподаватели-клиницисты жалуются: администрация больниц вытесняет кафедры из клиник, не допускает студентов к пациентам, мотивируя свои действия тем, что содержать кафедру экономически не выгодно. Абсурд, кафедра — это всегда выгодно, если она интегрирована в работу клиники. Другое дело, что нынешние кафедральные сотрудники не всегда асы в практической деятельности. Профессор, доцент, кандидат или доктор наук — это всего лишь ученые звания и степени, они далеко не всегда свидетельствуют о практической подготовке. Академик А. Л. Мясников говорил: «Лечиться нужно у врачей, а не у кандидатов и докторов наук. Последние — весьма далеки от практической деятельности». Тем не менее в советское время кафедральные сотрудники по своей компетенции превосходили врачей, сейчас врачи зачастую подготовлены лучше. Это неправильно, должно быть наоборот.

С углублением специализации участковый врач перестал отвечать за здоровье пациента. Широко образованный терапевт — самая редкая врачебная специальность, он давно попал в красную книгу, счет идет на единицы. Грамотного терапевта трудно найти, в то время как неплохих узких специалистов сколько угодно. Между тем эта специальность — вершина медицины. Нужно вернуть престиж профессии терапевта, если этого не произойдет, не будет и медицины.

 

 

С уважением,

                   профессор                                                                             Ю. К. Абаев

 


Автор(ы): Абаев Ю.К.
Медучреждение: Редакция журноала "Здравоохранение"