Медикализация общества

Дорогие коллеги!

 

В прошлом, когда медицина была бессильна перед многими недугами, к врачу обращались, если возникала угроза жизни, для остального существовали травник, священник и собственные силы организма. По мере того, как борьба с болезнями становилась успешней, зона внимания медицины расширилась,
и жизнь человека начала все больше подвергаться контролю врачей. Растущую власть медицинских институтов в обществе, вследствие чего они выполняют функцию не только лечения, но и общественного контроля, называют медикализацией. В широком смысле этот медико-социальный феномен рассматривается как усиление роли и значения медицинского знания в социуме, в узком — как неосознанный перенос решения социальных проблем на уровень профессиональной медицины.

В XVIII—XIX вв. в поле зрения докторов попали аспекты человеческого бытия, которые прежде не привлекали внимания медицины — эмоциональная жизнь, сексуальность и смерть. В ХХ в. врачи начали использовать методы контроля над различными формами «нравственной испорченности» (пьянство, гомосексуализм, детское непослушание) и придания им «морально нейтрального» статуса. Пьянство трансформировалось в алкоголизм, гомосексуализм — в болезнь, детское баловство — в гиперактивность. Возрастание арсенала фармакологических средств расширило медикализацию общества. С помощью лекарств начали вести борьбу с наркоманией, сексуальной распущенностью, криминальным поведением, насилием в семье, игроманией, синдромом дефицита внимания и гиперактивности у детей, эректильной дисфункцией в пожилом возрасте, избыточным весом, конституцией тела, унынием и грустью, застенчивостью, облысением, старением и даже со смертью. Таблетка стала универсальным средством решения вопросов со здоровьем, проблем в семье, на работе, с учебой и памятью.

Движущей силой медикализации стали производители лекарственных средств, медицинских изделий и услуг. Медицина стала выгодным бизнесом. Когда конкуренция на существующих рынках высока, лучший выход — создать новый, придумав мнимую болезнь и убедив здоровых людей, что они нуждаются в лечении. Существуют многочисленные примеры конструирования болезней и патологических состояний с участием компаний, заинтересованных в продаже своих лекарств. Классический пример — создание рынка для «виагры», блокбастера лекарственных продаж недавнего времени. Появление препаратов, содержащих гормоны роста, сделало объектом медикализации желающих «подрасти», а использование технологий оплодотворения in vitro медикализировало проблему бесплодия. Однако применение фармакологических средств для «коррекции» физиологических состояний (андро- и менопауза, остеопороз и др.) чревато новыми видами патологии. Американский психиатр Т. Шаш так охарактеризовал медикализацию: «Это не медицина и не наука, это социально-семантическая стратегия, которая выгодна одним лицам и несет угрозы другим».

В XXI в. появился новый аспект медикализации — ее добровольный характер. Прежде считалось, что это «заговор» врачей против общества с целью укрепить свою власть. Теперь стало очевидным: люди желают самостоятельно решать свои проблемы с помощью пилюли или инъекции, полагая, что любое недомогание объясняется нарушением функционирования организма, а не тем, что они сами не желают приспосабливаться к новым условиям жизни. Появились лекарства, снимающие «синдром городского жителя», «тревогу по поводу экологии рабочего места» и даже «помогающие в борьбе с финансовым стрессом». В результате медикализации естественных эмоций нет надобности самостоятельно решать проблемы в своем окружении. В связи с этим австрийский писатель Р. Музиль писал: «Мы рождаемся
в больнице, мы умираем в больнице. Почему бы нам не жить так, словно мы находимся в больнице». Между тем многие состояния, которые могут возникнуть на каком-то этапе жизни, следует принять или попросту игнорировать.

Нельзя не приветствовать прогресс медико-биологических наук, однако правомерен вопрос о цене и последствиях, делающих общество все более нездоровым, а людей — неспособными к заботе о себе без помощи медицины. Медикализация отдаляет человека от собственной природы, в результате чего он смотрит на себя как на жертву, подверженную то одному, то другому недугу и постоянно нуждающую­ся в лечении. Навязываемая вера в неспособность преодолеть жизненные трудности приводит к тому, что он не пытается это делать, используя лекарства, которые могут приводить к серьезным проблемам со здоровьем. Медикализация демонстрирует нарушение хрупкого баланса между естественным и искусственным в жизни человека, способного зайти так далеко, что, стремясь избавиться от своего «природного несовершенства», он может потерять самого себя. Здоровье превратилось в товар, а между тем — это плод добродетели. Такова контрпродуктивность медицины.

 

 

 

                   С уважением,

                        профессор                                                                              Ю. К. Абаев


Автор(ы): Ю.К. Абаев
Медучреждение: Редакция журнала «Здравоохранение»