Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Журнал «Белорусская медицинская мысль» в 1924 году, «Медицинский журнал БССР» в 1938 году, «Здравоохранение Белоруссии» в 1955 году, а сегодня - «Здравоохранение»

It appears your Web browser is not configured to display PDF files. Download adobe Acrobat or click here to download the PDF file.

Click here to download the PDF file.

90 лет назад, в сентябре 1924 г., в Минске вышел в свет журнал, посвященный вопросам «социальной гигиены, биологии, клинической и экспериментальной медицины», — «Белорусская медицинская мысль» (1924—1929). Журнал стал родоначальником белорусской советской медицинской периодики, заложил ее идеологические и организационные основы, которые продолжали развиваться в издававшемся с 1938 г. до Великой Отечественной войны «Медицинском журнале БССР», а в январе 1955 г. он увидел свет под названием «Здравоохранение Белоруссии» и продолжает с успехом издаваться в настоящее время, называясь с 1995 г. «Здравоохранение». Безусловно, сегодня это издание другое — по тиражу, полиграфическому исполнению, рецензированию, качеству публикаций, отвечающих международным стандартам, прежде всего в силу использования методов репрезентативной статистики и принципов доказательной медицины. Журнал является формой повышения квалификации медицинских работников, способствует внедрению в практику новых технологий, разработке лекарственных средств, медицинской техники. В сложившейся достаточно обширной республиканской сети научных медицинских журналов «Здравоохранение» продолжает сохранять свою ведущую роль, влияя на качество публикаций в других изданиях, заполняя информационные ниши.

В редакционной статье—обращении к читателям — первого номера «Белорусской медицинской мысли» авторы отмечали, что «не без волнения и некоторой боязни приступают к выпуску своего первого номера», просили «читателей о снисхождении к себе в этой ответственной работе», выражали надежду, что «наш журнал найдет живой отклик, товарищескую помощь и поддержку со стороны всего медицинского пролетариата и пролетарски-научной интеллигенции».

К сожалению, предыстория печатной медицинской литературы, в том числе периодической, представлена в Беларуси ограниченным числом работ. Медицинские книги и журналы на территории Белоруссии в конце XIX века были явлением не очень доступным. Роскошь выписки журналов и покупки книг не могли себе позволить большинство врачей даже в губернских городах. Из немногочисленных библиотек книги врачам не высылались. Медицинские издания передавались в семьях из поколения в поколение, включались в состав наследств, переходили в дар научным обществам. Библиотекарем общества всегда был врач, и должность эта считалась весьма почетной [1].

«Белорусская медицинская мысль» имела предшественников. Первым периодическим подписным изданием на территории Белоруссии был ежемесячный журнал «Врачебно-санитарная хроника Витебской губернии» (1906—1915). С 1910 г. по 1915 г. издавались «Минские врачебные известия» — орган Общества минских врачей.

Непродолжительное время выходили «Известия Гомельского губернского отдела здравоохранения» (1919), «Бобруйские медицинские известия» (1921—1923), «Санитарно-статистический бюллетень» в Витебске (1924) [2].

Несмотря на то что журнал «Белорусская медицинская мысль» издавался относительно недолго (с 1924 г. по 1929 г.), он стал яркой страницей в истории периодической медицинской печати республики. Материалы, опубликованные в «Белорусской медицинской мысли» в течение S лет, сегодня являются богатейшим научным архивом. На страницах этого ценного издания достоверно и последовательно отражен процесс становления и развития здравоохранения и медицинской науки в республике. Эти материалы «осуществляют взаимосвязь научных поколений, обеспечивают «историческую память» в науке [3].

Выход в свет «Белорусской медицинской мысли» был обусловлен временем. Уже в начале 20-х годов в БССР возникла явная необходимость издания научного медицинского журнала. Важно было объединить все медицинские силы для обсуждения актуальных проблем здравоохранения, популяризации новейших научных достижений и стимулирования научных исследований. Социально-экономическое положение республики в этот период было тяжелейшим. «Больничные здания, требующие основательного ремонта, отсутствие твердого инвентаря и белья, топлива, недостаточное питание, резкие перебои в медикаментозном снабжении и недостаточность его, организационная неналаженность», «медицинские работники месяцами не получают жалования», «разруха увеличивается», «бандитизм производит разрушения», «обрекается на гибель все дело участковой медицины» — это выдержки из архивных документов начала 20-х годов [4—6].

Вместе с тем к этому времени на территории Белоруссии были созданы центры белорусской медицинской науки — медицинский факультет Белорусского государственного университета, Витебский санитарно-бактериологический институт, Пастеровский (бактериологический) институт в Минске. Работала медицинская секция Института белорусской культуры (впоследствии — Академия наук БССР). Восстановили свою деятельность научные медицинские общества. Кроме центров в Минске, Гомеле, Бобруйске, Витебске, Могилеве, где научные объединения врачей существовали и в довоенное время, был организован ряд научных кружков и в других городах [7, 8]. Прошли первые научно-практические съезды работников здравоохранения [9]. Врачи Белоруссии начали принимать участие во Всероссийских, Всесоюзных, съездах союзных республик, а также в международных научных съездах [10—12].

Все названное явилось важным условием и диктовало необходимость создания журнала. Деятельность по изданию журнала началась достаточно рано. В 1921 г.

Наркомздравом БССР планируется начать работу по изданию ежемесячного информационного журнала, в котором предполагалось иметь научный раздел [13]. Одновременно вопрос об издании научного журнала рассматривался на заседаниях Общества минских врачей [14]. В июне 1922 г. при Наркомздраве БССР была создана Комиссия для организации подготовительной работы по изданию журнала [15, 16]. Планировалось продолжить традиции лучших медицинских периодических изданий России, в которых ведущая роль отводилась проблемам общественной медицины. Издававшиеся в это время зарубежные медицинские журналы содержали материалы только клинического характера.

Первый номер журнала — органа Наркомздрава БССР, названного «Белорусская медицинская мысль», готовился под редакцией Е. Ю. Зеликсона и М. Б. Кроля. Е. Ю. Зеликсон — уроженец Белоруссии, выпускник медицинского факультета университета Цюриха, заместитель народного комиссара здравоохранения БССР, М. Б. Кроль — выпускник Московского университета, доктор медицинских наук, профессор, первый декан медицинского факультета Белгосуниверситета, заведующий кафедрой нервных болезней. В редакционной коллегии профессор М. Б. Кроль проработал в течение всего периода издания журнала [17]. Первоначально именно он определял редакционную политику журнала «Белорусская медицинская мысль». Ему и его коллегам мы обязаны тем, что в республике появилось издание, отвечающее требованиям современной медицинской периодики.

Планировалось подготовить журнал к 1 января 1923 г., однако в силу ряда экономических и организационных трудностей выпуск задержался до сентября 1924 г. Первый номер журнала начинался статьей Е. Ю. Зеликсона «Краткий сравнительный обзор здравоохранения Белоруссии и его ближайшие задачи (1912—1923)». Статья содержала большой статистический материал. Наряду с ростом некоторых количественных показателей, отмечено ухудшение качества работы, особенно в сельской местности.

«Больницы почти пустуют, амбулатории почти не посещаются... Если участковая медицина на нашей территории не пользовалась авторитетом в старое время, то еще хуже обстоит дело с этим авторитетом в настоящее время.». Указывалось на острый недостаток врачебных кадров. С материалами передовой обзорной статьи Е. Ю. Зеликсона перекликалась проблемная публикация М. Б. Кроля «К вопросу о методике преподавания на медицинских факультетах».

Темы, поднятые в статье, и сегодня являются предметом обсуждения. Автор писал, что «вся клиническая медицина далеко вышла за пределы пресловутых аускультации и перкуссии и все более стала основываться на последних завоеваниях биохимии и биофизики,... клинические лаборатории стали значительно обогащаться новыми методами., в этих условиях встает важнейший вопрос о выработке научного медицинского мышления».

М. Б. Кроль описывал «комплексный метод», когда «вокруг определенной темы концентрируется все преподавание так, что отдельные дисциплины освещают ее со всех сторон. Изучаемый предмет встает перед изучающим во всей своей многогранности, под разными аспектами. В сущности все преподавание медицины является одним огромным циклом. Тема его — человек в здоровом и больном состоянии».

Продолжением темы подготовки кадров явилось опубликованное в первом номере журнала обращение к студентам молодого вуза: «Что должен сделать студент-медик в деревне в летнее время». Студенту рекомендовано «изучить характер участковой работы», «во главу угла всей работы поставить общественно-санитарные задачи медицинского участка, ... изучить особенности участков, участвовать в санитарно-просветительской работе в избах-читальнях». Весьма интересным являлось предложение «познакомиться с типами знахарей, с их способами лечения, отношением к ним населения».

Публикации в первом номере имели ориентировочную градацию, еще не назывались разделами. На 124 стр. было опубликовано 12 научных работ. Затем шел раздел «Рефераты», где были представлены весьма актуальные статьи европейских ученых: о лечении прогрессивного паралича сальварсаном и прививками малярии, о новых медикаментозно-механических методах лечения трахомы. Далее следовал раздел «Отчеты о деятельности лечебных учреждений». Весьма интересным был отчет о работе акушерского отделения 2-й городской советской больницы Минска. Заведующий отделением М. А. Поляк называл результаты работы «более чем удовлетворительными..., на 105 больных не было ни одного смертного случая. Если еще принять во внимание, что наша работа происходила ... при крайне бедной обстановке, на койках с соломой, которая ни разу не менялась, на крохотных подушках, набитых больше воздухом, чем перьями, с небольшим количеством белья, испорченного стиркой, ... с одной стеклянной кружкой Эсмарха...».

Во втором номере издания (октябрь — ноябрь 1924 г.) появились 8 разделов журнала: «Строительство здравоохранения»; «Профессиональная гигиена и охрана труда»; «Санитария, гигиена и микробиология»; «Биология и экспериментальная медицина»; «Клиническая медицина»; «Обзоры и рефераты»; «Рецензии и библиография»; «Хроника». Ответственные редакторы разделов не назывались, а общим списком были перечислены лица, принимавшие участие в их подготовке. Мы приводим все их имена, поскольку это были действительно подвижники, заложившие основы отечественной медицинской периодики: Р. О. Алесин, М. И. Барсуков, С. М. Беленький, С. А. Глебовский, С. Р. Дихтяр, Е. Ю. Зеликсон, В. В. Казанская, профессора М. Б. Кроль, П. А. Мавродиади, С. М. Мелких, Л. П. Розанов, С. М. Рубашов, Л. Я. Ситерман, Б. Я. Смулевич, В. А. Соколов, М. П. Соколовский, И. А. Сутин, И. Т. Титов, М. А. Хазанов, Б. Я. Эльберт; Е. Ю. Зеликсон и М. Б. Кроль — ответственные редакторы.

В сентябре 1924 г. Народным комиссаром здравоохранения БССР назначен М. И. Барсуков — выпускник Московского университета, возглавлявший в 1917 г. медико-санитарный отдел Военно-революционного комитета в Петрограде, затем — военно-санитарную службу ряда военных округов, Дальневосточный отдел здравоохранения [18]. По оценкам многих ученых (Д. П. Беляцкий, Г. Р. Крючок, М. К. Кузьмин, Е. М. Потулов), его опыт и талант организатора во многом способствовали укреплению здравоохранения в БССР. Во втором номере «Белорусской медицинской мысли» его имя впервые называется в числе лиц в рубрике «В журнале принимают участие».

С именем М. И. Барсукова связано развитие основных тем журнала, среди которых первое место занимали проблемы сельского здравоохранения. Михаил Иванович практически к каждому номеру готовил передовую статью. Многие положения его работ имели общесоюзное значение и не потеряли своей ценности до настоящего времени.

В октябре 1925 г. журнал вышел под названием «Беларуская мэдычная думка» («Белорусская медицинская мысль»). Двуязычие в названии сохранится до последнего номера журнала (1929, № 5—8), когда останется только первая его часть — на белорусском языке. До октября 1925 г. редакторами журнала продолжали работать Е. Ю. Зеликсон и М. Б. Кроль, была организована редакционная коллегия: М. И. Барсуков, профессор М. Б. Кроль, М. А. Поляк, В. А. Соколов, И. И. Цвикевич, профессор Б. Я. Эльберт. Основной состав членов коллегии оставался практически постоянным. Четкое деление опубликованного материала на разделы начато в сентябре 1926 г. В «Оглавлении» определено 6 разделов: «Общественное здравоохранение и гигиена», «Теоретическая и экспериментальная медицина», «Клиническая медицина», «Отчеты и корреспонденция», «Информационный отдел», «Хроника». Возможно, названный вариант структуры перекликается с современными представлениями об организации информационного пространства.

На белорусском языке публиковались только отдельные статьи — I. Цьвкевіч «Мэдычная сэкцыя Інстытуту Беларускай Культуры», М. I. Барсукоў «Прывітаньне маладым будаўнікам здаровай вёскі», М. I. Барсукоў «Барацьба за якасьць у будаўніцтве аховы здароўя (Уражаньні ад 2-га Усебеларускага з'езду вучастковых дактароў)», З. К. Магілёўчык «Санітарная справа на Беларусі к 10 гадавіне Кастрычніка», а также информационные материалы: Постановления и распоряжения Совнаркома БССР, Наркомздрава и других наркоматов. На страницах «Беларускай мэдычнай думкі» отразился и сложный процесс 20-х годов—«белоруссизация». В 1927 г. в журнале опубликованы «результаты проверки белоруссизации в НКЗ Нацкомиссией ЦИКа.: 1. Наркомздрав белоруссизировался на 50 проц. 2. Взяты серьезные шаги по переводу всей работы на белорусский язык. 3. Комиссия отметила серьезное отношение со стороны ответственных работников к белоруссизации и удовлетворительный темп белоруссизации Комиссариата. Коллегия НКЗ постановила: а) всем работникам НКЗ закончить изучение белорусского языка до 1-го мая. г) все работники, какие признаны нацкомиссией знающими белорусский язык удовлетворительно, должны в комиссариате говорить исключительно на белорусском языке».

В силу роста числа научных публикаций по естественно-научным и клиническим проблемам были введены должности редакторов отделов по специальным дисциплинам, на которые назначены в основном профессора, заведующие кафедрами медицинского факультета Белгосуниверситета. Интересно, что журнал имел редакционную коллегию, но никогда не называлось имя главного редактора. С приходом в состав коллегии наркома М. И. Барсукова его имя называлось первым, затем почти всегда шло имя профессора М. Б.Кроля.

Издавать научный журнал в сложных условиях решения насущных социально-экономических проблем было нелегко. Государство субсидировало издание, но не полностью. Вопрос о необходимости финансовой помощи неоднократно поднимался на заседаниях президиума профессионального союза «Всемедикосантруд», дотационные средства выделяло Белорусское общество Красного Креста [19]. Финансовая необеспеченность отчасти служила причиной перебоев с выпуском журнала. Вначале планировавшийся как ежемесячный, он выходил 1 раз в 2—3—4 мес. Редакционная коллегия и все сотрудники журнала работали безвозмездно. О сложностях в организации издания журнала «Белорусская медицинская мысль» можно судить по географии типографий, где он печатался. Первые номера набирались в Минских 1-й и 2-й типографиях «Госиздата». В 1925 г. журнал печатали в Смоленске, в 1926 г. — в Минске.

Тираж журнала был невелик: первые 2 номера — 1000 экземпляров. К сожалению, сохранить первоначальный тираж журналу не удалось. Он снизился до 800 экземпляров, с начала 1926 г. — 500, к 1929 г. отмечается некоторый рост его тиража — 750. Однако это рост весьма условный, так как в большинстве своем журнал выходил сдвоенными номерами, иногда включал 3—4 номера. Всего за S-летний период вышло 22 номера. Журнал распространялся по подписке и поступал в открытую продажу. Активно был привлечен опыт книгообмена, сформировавшегося в конце XIX века [20].

Часть финансовых проблем позволяла решить рекламная деятельность.

Первый номер содержал достаточно объемный рекламный материал, причем была прямая реклама подразделений Народного комиссариата здравоохранения БССР. Главное курортное управление рекламировало отдых на «Кавказских минеральных водах», курортах Крыма и Кубано-Черноморского побережья; предлагали свои услуги аптеки, протезная мастерская, «Белмедторг». Значительный объем рекламного материала был только в первых номерах журнала. Материалы печатались под рубрикой «Объявления», стоимость их была достаточно высокой — «за одну страницу позади текста —45 рублей». В 1925 — начале 1926 года в журнале «Белорусская медицинская мысль» рекламировались периодические издания, выходившие в других республиках Союза. Одновременно была опубликована просьба редакции «ко всем редакциям медицинских журналов высылать в обмен «Белорусской медицинской мысли» свои издания». В 1927—1929 гг. рекламный материал на страницах журнала стал весьма редким явлением. Публиковался «Інфармацыйны кон'юнктурны люток Белмэдгандлю аб стане аптэчнага рынку БССР», где приводились списки импортных товаров, полученных Белмедторгом. Рекламные функции выполняла и страница «Спрос и предложение труда».

Первый номер «Беларуской мэдычной думки» в 1929 г. был в красочном двухцветном (красно-коричневом) оформлении, он посвящался 10-летнему юбилею БССР. На обложке изображены звезда и герб республики. Номер традиционно начинался статьей М. И. Барсукова «На шляху аздараўлення працы i быту рабочых i сялян Беларуси. В отличие от предыдущих выпусков, большинство статей в номере напечатано на белорусском языке.

В течение всего периода издания, предоставляя значительную часть своих страниц проблемам клинической и экспериментальной медицины, журнал оставался прежде всего общественным изданием. В нем были отражены основные идеи многих врачей, работавших на территории Белоруссии в предвоенное время, активно участвовавших в работе врачебных обществ, постоянно отстаивавших мысль, что «общественное здравие есть высшее благо» [21]. В числе ведущих проблем, освещавшихся на страницах «Белорусской медицинской мысли», были вопросы здоровья населения. Было опубликовано значительное число работ о здоровье рабочих, рабочих-подростков. По объему и программе исследований, значимости выводов эти работы были неоднотипны — от небольших обобщений некоторых частных вопросов до глубоких исследований на большом статистическом материале. В это время в Минске вышла в свет блестящая монография Б. Я. Смулевича «Заболеваемость и смертность населения городов и местечек БССР». Журнал не обошел вниманием это явление и опубликовал рекламные материалы.

Начиная с первого номера журнала, значительное место занимали публикации о санитарном состоянии промышленности в регионах и в отдельных ее отраслях, а также данные «санитарно-физического обследования рабочих». Наряду с описаниями очень тяжелых условий труда на характерных для республики щетинных, кожевенных, спичечных, махорочных, стекольных, деревообрабатывающих производствах в большинстве исследований проанализированы данные о здоровье рабочих. Ординатор клиники нервных болезней М. А. Хазанов изучал состояние здоровья рабочих, занятых на разных производствах, в том числе на стекольных заводах. Автор отмечал, что на обследованных заводах в тяжелейших условиях работают подростки — 35% от общего числа трудящихся. «Большинство этих подростков малокровны, с плоской, узкой грудью, со слабым дыхательным аппаратом, при значительном количестве пороков сердца, а плохое питание последних лет сделало их особенно восприимчивыми к заразным болезням, которыми они почти все переболели». Обследование выявило высокий уровень заболеваемости туберкулезом, у рабочих отдельных специальностей он составил 44—50%. Автор связывал высокую заболеваемость и болезненность рабочих с тем, что они поступали на работу в возрасте 7—10 лет (86%) и трудились в тяжелейших условиях.

На страницах журнала опубликовано несколько обстоятельных работ М. А. Хазанова об условиях труда и быта сельских врачей Белоруссии. Сегодня материалы статьи читаются с большим интересом. Так, автор пишет: «Питание достаточное у 2/3, а у 1/3 совершенно недостаточно. На питание уходит в месяц у 20% — 22—24 р. (у одиноких), у 40% — 35—40 р. (у семейных), 48 р. у 20%, 60—70 р. у 20%.

Меню врача (одинокого) утром: чай, хлеб с маслом, днем обед из 2-х блюд, вечером чай, хлеб с маслом или салом. Меню семейного врача: утром — чай, молоко, хлеб с маслом, детям булка, днем обед из 2-х блюд, вечером — хлеб, чай, масло.

За 3 дня у одиноких уходит 1 1/2 — 2ф. мяса, 200 грамм жиров. Плохо питаются из-за значительного количества иждивенцев: 2-х иждивенцев имеют — 25%, 3—4-х — 35%, 5—6-х — 40%. Большинство наших сельских врачей перенесло, состоя на службе, ряд инфекционных болезней: 65% — сыпной тиф, 21 % — возвратный тиф, 11% — брюшной тиф, 1 — инфекционную желтуху, 1 — дифтерит, 1 — сепсис, 3 — острый суст. ревматизм, а некоторые — крупозное воспаление легких. Состояние здоровья хорошее у 1 S%, удовлетворительное — у 35%, а слабое — у 50%». М. А. Хазанов писал, что «медперсонал Белоруссии дает особо высокую заболеваемость туберкулезом: 52 медработника на 1000 болеют в течение года активно туберкулезными процессами с затяжным течением». Одновременно М. А. Хазанов отмечал, что сельские врачи в 95% случаев тратили жалование на выписывание газет, 44% врачей выписывали медицинские журналы, только 22% имели возможность покупать медицинские книги, новый журнал «Белорусская медицинская мысль» выписывали 30% врачей на селе.

В формировании отношения к проблемам общественного здоровья, в определении приоритетов в лечебной и оздоровительной деятельности особую роль сыграли публикации о заболеваемости социальными болезнями, в первую очередь — туберкулезом, занимавшим одно из первых мест в причинах смерти населения республики. Важно, что многие статьи были подготовлены сотрудниками идеологически новых для белорусских земель учреждений — туберкулезных диспансеров: Н. Ш. Полесицкий и С. Фрид (Могилев), С. И. Ратнер (Слуцк), И. Л. Булгаков (Полоцк). Часто заболеваемость туберкулезом изучалась на фоне общественных условий труда и быта. О значимости диспансерной работы очень подробно писал Б. Рыскин: «В диспансере при регулярном посещении больных, постоянных беседах с ними, устанавливается гораздо более прочная и интимная связь с пациентами; диспансер вербует санитарных друзей. Тут и подход более. «правдивый», я бы сказал; на вопрос больного, в упор поставленный, «а чи у меня чахотка, скажи правду, коли чахотка, так чаво я буду лячиться, увсе ровно памру», — не всегда найдешь подходящую форму ответа. В диспансере уже легче подготовить больного к тому, чтобы он не пугался слова «чахотка» и чтобы можно было вещи называть своими именами».

Другая группа заболеваний, равнозначных по социальному влиянию, к которым привлекала внимание «Белорусская медицинская мысль», — это венерические болезни. Были опубликованы результаты обширных исследований С. Р. Дихтяра, А. Н. Шапиро, С. К. Розенталя. Интересны работы по научному обоснованию мероприятий по борьбе с проституцией, в том числе в Минске. В 1925 г. опубликована статья ассистента клиники кожных и венерических болезней медицинского факультета Белгосуниверситета С. К. Розенталя «Интересный с бытовой стороны случай третичного сифилиса». Автор пишет, что «данный больной в течение 6 лет, несмотря на прогрессирующий процесс, лечился только «своими средствами» у знахарей и не обращался к врачебной помощи. При виде конечного результата можно лишь поражаться человеческому долготерпению, а также темноте нашей деревенской глуши. Подобного рода случаи говорят сами за себя и должны были бы быть не только опубликуемы в медицинской печати, но и используемы как агитационный материал в санитарно-просветительной работе».

Заболеванием, привлекшим внимание журнала с точки зрения местных условий распространения, явилась малярия. В Белоруссии был организован ряд экспедиций, участники которых опубликовали материалы, имеющие большую практическую ценность.

Интересны работы о деятельности Мозырской малярийной станции — «борьба с зимующим комаром, лечение паразитоносителей».

Одновременно проведен ряд исследований по изучению заболеваемости другой социальной болезнью — трахомой, которая у белорусского населения являлась основной причиной развития слепоты. Работы окулистов С. Н. Купреева, Н. А. Лосева, Ф. А. Королькова представляли большой интерес для медицинских работников сельских участков.

В начале 20-х годов в Белоруссии начато длительное комплексное изучение склеромной инфекции. Исследование ее клиники и эпидемиологии проводили профессора С. М. Бурак и Б. Л. Фельдман, бактериологические и серологические исследования возглавил профессор Б. Я. Эльберт. Их публикации на страницах журнала не только способствовали привлечению внимания к проблеме склеромы как краевой патологии, но и привели к организации Наркомздравом БССР ряда научных экспедиций, решавших не только научные, но и прикладные проблемы [22].

На страницах журнала опубликован ряд работ о заболеваемости эпидемическим зобом. Исследования белорусских ученых заинтересовали членов Международного общества по изучению зоба, и в 1928 г. его предствитель приват-доцент Арндт посетил Минск [23].

В 1926 г. в статье врача Б. Е. Левина «Минск в санитарных очерках» дано подробное описание демографических процессов и заболеваемости, в том числе эпидемической. Эта работа и сегодня является примером исследований в этой области. В 1928 г. в «Белорусской медицинской мысли» напечатан «Бюллетень эпидемических заболеваний по БССР». В отдельных номерах публиковались данные Министерства здравоохранения Польши о распространении эпидемических заболеваний.

В разделе «Организация здравоохранения» на протяжении всего периода издания журнала ведущей была проблема сельского здравоохранения. На первый план выдвигалось изучение роли «основной ячейки медико-санитарной сети на селе — сельского врачебного участка» и определение его задач. Даже в условиях сложнейшего периода начала 20-х годов в ряде работ, опубликованных в журнале, была обоснована необходимость и практическая возможность проведения в условиях Белоруссии профилактической работы на сельском врачебном участке, определены основные направления этой деятельности.

С точки зрения современного врача и историка медицины, огромный научный интерес представляют многочисленные обследования, результаты которых были опубликованы на страницах «Белорусской медицинской мысли», по изучению белорусской деревни. В основном они проводились под руководством З. К. Могилевчика. В числе изучаемых вопросов была организация водоснабжения на селе, выявлялась ее связь с показателями здоровья. Эти работы легли в основу формирования перспективных планов развития сельского и лесного хозяйства БССР, только на 1925—1930 гг. было запланировано строительство более 30 тыс. колодцев.

На страницах журнала появились первые публикации о проблемах подготовки кадров для сельского здравоохранения республики. В 1925 г. заведующий лечебным отделом Наркомздрава С. Р. Дихтяр в статье «К вопросу о научном усовершенствовании участкового врача» писал о программе курсов: «Все врачи должны проработать методы социальной гигиены, патологическую анатомию и микробиологию, а затем намечается работа по двум уклонам — хирургически-гинекологическому и терапевтически-педиатрическому».

Другая фундаментальная проблема, получившая отражение на страницах «Белорусской медицинской мысли», —обоснование путей развития санитарной организации. Публикации по этой теме занимают ведущеее место и по объему, и по государственной значимости. В решении сложного вопроса, кому должно принадлежать первенство в руководстве и развитии профилактического направления, позиция белорусских ученых и организаторов здравоохранения содержала наиболее последовательные взгляды.

На страницах «Белорусской медицинской мысли» в статье «Задачи санитарной организации в Белоруссии (из доклада на 1 Всебелорусском съезде санитарных работников)» в 1926 г. М. И. Барсуков писал: «Историческая роль санитарных органов быть единственным носителем профилактической идеи, теперь уже является пройденным этапом советской медицины. Профилактика, будучи основой всего советского здравоохранения, должна свою методику перенести также и на лечебное дело, тесно связав его с диспансерами». Материалы съезда широко обсуждались на страницах журнала в статьях П. М. Ведерникова, С. Р. Дихтяра, З. К. Могилевчика, В. В. Казанской, В. А. Соколова, С. А. Глебовского. Преобразования санитарного дела, предложенные учеными республики, оказались целесообразными, значение их в последующем было подтверждено на практике. Они осуществлены в Белоруссии раньше, чем в других республиках Союза. Безусловно, «информационную поддержку» им обеспечила «Белорусская медицинская мысль».

В числе работ экспериментального характера, опубликованных в журнале, представляют большой интерес материалы профессора Б. Я. Эльберта по изучению свойств и сохранности антирабической вакцины и в целом об организации борьбы с бешенством.

Социально-гигиеническая направленность в научных публикациях «Белорусской медицинской мысли» в течение всего S-летнего периода ее издания стала одной из основополагающих тем и проявлялась не только в изучении здоровья населения, но и в ряде клинических работ. Это в значительной степени было связано с именем ее редактора — наркома здравоохранения М. И. Барсукова. «Из всех естественно-биологических знаний — медицина должна быть наиболее тесно связанной и зависимой от той социально-экономической среды, в которой она развивается», — отмечал в 1927 г. впередовой статье журнала М. И. Барсуков.

Авторами обобщающих клинических работ были преимущественно сотрудники открытых и вновь создаваемых клиник медицинского факультета Белгосуниверситета. Так, терапевтическая клиника профессора Ф. О. Гаусмана, работавшая над вопросами использования физических методов для диагностики заболеваний внутренних органов, представлена статьями Б. И. Трусевича, С. П. Соломина. Сотрудники терапевтической клиники, возглавляемой профессором С. М. Мелких, опубликовали работы о новых методах лечения туберкулеза искусственным пневмотораксом (Е. Л. Маршак, С. И. Мазель), о диагностическом значении показателей крови при легочном туберкулезе (А. Поляк, Б. А. Пратусевич). Сотрудница клиники Р. Е. Гинзбург впервые в Белоруссии применила новый не вполне исследованный метод лечения злокачественной анемии сырой печенью и опубликовала свою работу на страницах «Белорусской медицинской мысли».

В начале 1920-х годов научно-исследовательская деятельность хирургов Белоруссии развивалась очень активно. Под руководством профессоров С. М. Рубашова и М. П. Соколовского сформировалась плеяда молодых хирургов, которые в последующем внесли весомый вклад в хирургическую науку и практику (В. В. Бабук, Ю. М. Иргер, Е. В. Корчиц, А. Е. Мангейм, А. И. Михельсон, И. М. Перельман, И. М. Стельмашонок, Б. Н. Цыпкин, М. Н. Шапиро и др.). В журнале были широко представлены статьи по многим проблемам хирургии, но основной темой была хирургия органов брюшной полости. На страницах одного из первых номеров «Белорусской медицинской мысли» опубликована работа В. В. Бабука «Общие данные по онкологии». Ученый одним из первых в республике начал работать над вопросами лечения онкологических заболеваний «рентгеном и радием» [24].

Безусловно, ведущие белорусские ученые предпочитали публиковать свои научные работы в периодических изданиях России, Украины, которые имели авторитет и большую аудиторию. Вместе с тем знаменателен тот факт, что работы, опубликованные в «Белорусской медицинской мысли», были актуальны и адаптированы к местным потребностям. Руководитель клиники детских болезней профессор В. А. Леонов в 1928 г. опубликовал работу «К вопросу о бронхопневмониях в грудном возрасте». Поднятая проблема была весьма важна для подписчиков журнала. Не менее актуальными были вопросы лечения туберкулеза у детей, о чем обстоятельно, с рекомендациями о современных методах лечения, говорилось в статье сотрудника клиники К. Ф. Попова. Весьма актуальными были проблемы, освещаемые на страницах журнала акушерами-гинеколагами (руководитель клиники профессор М. Л. Выдрин): ведение последового периода родов (Г. А. Кроль), патогенез разрывов матки во время родов (С. А. Мазель).

Дерматовенерологи Белоруссии под руководством профессора В. Ю. Мронговиуса подготовили ряд публикаций по проблемам лечения широко распространенного в республике сифилиса, грибковых заболеваний (Г. А. Духан), бактерийных поражений кожи, псориаза (А. И. Мейзель).

Журнал до последнего номера оставался общественным изданием, необходимым «всей врачебной массе» республики и в первую очередь участковым врачам. Ему удалось связать зарождающиеся центры медицинской науки в республике с практическим здравоохранением, привлечь к участию в работе нового издания многих талантливых работников практического здравоохранения: акушера-гинеколога К. Ф. Гродзицкого (Наровля), хирургов В. О. Морзона (Бобруйск), И. Я. Шабунина (Орша), Н. Т. Петрова (Витебск), сотрудников Минского военного госпиталя (Н. А. Паутов) и др.

Наркомздравом республики предпринимались активные «шаги, чтобы в журнале принимали большее участие участковые врачи» [25]. На просьбу редакции писать статьи в журнал откликались многие врачи. Очень интересны публикации некоторых из них. Например, хирург С. А. Заневский из Червенской районной больницы, описывая условия работы, отмечал, что «общая некультурность кладет отпечаток на всю медицинскую работу на селе. Наряду с безграничным доверием к врачу приходится наблюдать и случаи поражающего избегания медицинской помощи. Знахарство пустило в деревне сильные корни, и необходима неустанная и плодотворная деятельность медицинского персонала, чтобы избавиться от этой общественной язвы». В статье давались рекомендации молодым врачам, как преодолевать трудности работы на селе.

На страницах журнала нашли достойное место, начиная с первого номера, и публикации по истории медицины: С. В. Балковец «Первые шаги советского здравоохранения в Белоруссии», «Старонка з гісторыі медыцыны на Беларуси, И. Т. Титов «Рудольф Вирхов, как патологоанатом», С. М. Рубашов «Гиппократизм и современная медицина» и др.

В 1929 г. при редакции журнала была создана библиографическая комиссия, которая опубликовала на страницах «Беларускай медычнай думкі» обращение ко всем врачам и медицинским работникам республики с просьбой присылать в редакцию сведения «аб усіх надрукаваных на Беларус i па за яе межамi мэдычных матар'ялау, датычачых нашае краіны..., весткі аб працах, надрукаваных iмi на працягу сваей мэдычнай дзейнасци, а таксама аб тых, якія вядомы iм, асаблiва за старыя часы».

Журнал планировал издание «белорусской медицинской библиографии». К сожалению, это благородное начинание так и осталось нереализованным проектом.

К сожалению, в журнале практически отсутствовали публикации авторов из других союзных республик, зарубежные материалы также не публиковались. Представляли интерес отдельные публикации о съездах и конференциях в других республиках, которые были подготовлены участниками из Белоруссии.

Сегодня, в начале XXI века, в условиях кардинально меняющейся системы научных коммуникаций, анализ содержания журнала свидетельствует о его весомом вкладе в общение врачей и ученых Белоруссии, приобщении их к достижениям общемировой практики. В течение всего периода издания журнал по содержанию являлся общемедицинским с большим разнообразием тематики и неравнозначностью материалов — от кратких сообщений до солидных работ. Возможно, это было результатом «научного голода» на территории республики в период военного времени, а на белорусских землях, несмотря на отсутствие университетов и институтов, научная деятельность всегда была в чести [26].

Раздел «Хроника» был, как правило, небольшим и содержал материалы научно-прикладного характера. В противовес ему раздел «Рефераты» был весьма достойным. Многие врачи, работавшие в начале 1920-х годов в Белоруссии, получили образование в Европе, хорошо знали иностранные языки, а высокий профессиональный уровень позволял им определять актуальность проблем для читательской аудитории республики. Значительное число рефератов для журнала подготовили А. С. Гинзбург, Д. В. Кантор, З. К. Могилевчик, А. Я. Прокопчук, Б. Фельдман, А. Цукерман и др. Часто это были серьезные реферативные обзоры, глубокие исследования реферативного характера. Актуальность тематики, объем, добросовестность при подготовке текстов, вне всяких сомнений, повышали уровень информационной значимости журнала.

Новое белорусское периодическое издание было достаточно востребовано. Журнал оказался во многих библиотеках Советского Союза. Это обстоятельство помогло после Великой Отечественной войны восстановить разрушенные библиотечные фонды. За годы войны и оккупации уничтожены почти полностью все медицинские библиотеки Беларуси. Они были вывезены, расхищены, сожжены вместе со зданиями. Восстановление книжных фондов белорусских библиотек было начато еще во время войны правительством республики, работавшим в Москве с конца 1942 г. Подвижническая работа сотрудников восстановленных после войны крупнейших библиотек — Государственной им. В. И. Ленина (директор И. Б. Симановский) и Республиканской научной медицинской (директор С. Ф. Сергеева) — позволила восстановить значительную часть утраченного. Вернулась в библиотеки республики и «Белорусская медицинская мысль». Сегодня полный комплект журналов имеет только Национальная библиотека Республики Беларусь. Почти полные комплекты журналов имеются в Президентской и Республиканской научной медицинской библиотеке. Судя по штампам на первых страницах, журналы вернулись из государственных библиотек Советского Союза: Харьковской им. Н. Г. Короленко, Среднеазиатской, Азербайджанской, Туркменской; из библиотек различных организаций и учреждений: Московского городского отдела здравоохранения, Коммунистической Академии (Москва), Института эпидемиологии и микробиологии (Москва) и др.

Многие номера «Белорусской медицинской мысли», хранящиеся в Беларуси сегодня, имеют свою историю, тесно связанную с историей наших земель и ее тружеников. Например, на нескольких журналах в фондах Президентской библиотеки Республики Беларусь стоит штамп библиотеки Совнаркома БССР (прежнее название Президентской библиотеки) и дата регистрации — март 1925 г. Это говорит о том, что журналы, планировавшиеся фашистами к вывозу в Европу или вывезенные в годы Великой Отечественной войны, вернулись в послевоенное время в свою библиотеку. В Президентской библиотеке есть журнал с пометками библиотеки газеты «Голас Беларуса», издававшейся в 20-е годы в Риге; в послевоенное время он также вернулся в Беларусь.

Несколько номеров журнала имеет Музей истории медицины Беларуси. Интересна история одного из них. Он хранился в личной библиотеке врача М. И. Литвиновской и был передан, когда по инициативе организатора музея профессора, заведующего курсом истории медицины Минского медицинского института Г. Р. Крючка было организовано в целях сбора экспонатов, посещение студентами старейших работников здравоохранения Беларуси. М. И. Литвиновская возглавляла железнодорожную поликлинику в Минске, пронесла это издание через годы войны, пользовалась им и в студенческие, и годы профессиональной деятельности.

У журнала «Белорусская медицинская мысль» очень богатая история, которая далеко не закончилась. Он востребован и сегодня. Судя по книжным формулярам, которые до сегодняшнего дня добросовестно ведутся в Республиканской научной медицинской библиотеке, журнал читали и читают. Мы нашли упоминание о том, что со многими номерами работал министр здравоохранения республики И. А. Инсаров.

Сегодня, в условиях качественно новых социальных и информационных обстоятельств, при анализе материалов, опубликованных в «Белорусской медицинской мысли» почти век назад, удивляешься достоинству большинства работ и журнала в целом. Изданию удалось отразить время, выявить многое из того, что стало очевидным в дальнейшем, увидеть перспективы развития здравоохранения и медицинской науки в Белоруссии. Четко просматривается мысль о том, что ведущая концепция журнала сформировала взгляды на будущую обширную научную медицинскую периодику Беларуси, прошлое приблизило настоящее.

ЛИТЕРАТУРА

1.    Змачынская Н. // Беларуск гстарычны часопс.— 2010,— № 8.— С. 28—35.
2.    Порфенков И. М. // Здравоохр. Белоруссии.— 1958.— № 1.— С. 69—72.
3.    Шарабчеев Ю. Т. // Мед. новости.— 2008.— № 1.— С. 11—18.
4.    Государственный архив Минской области (ГАМО).— Ф. 463 (Минский окружной отдел здравоохранения).— Оп. 2.— Д. 1.— Л. 14.
5.    Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).— Ф. 46 (Народный комиссариат здравоохранения БССР).— Оп. 1.— Т. 2.— Д. 210.— Л. 4.
6.    Государственный архив Витебской области (ГАВО).— Ф. 64 (Витебский губернский отдел здравоохранения).— Оп. 1.— Д. 472.— Л. 150.
7.    Бобруйские мед. известия.— 1922.— № 1—2.— С. 26—28.
8.    ГАВО.— Ф. 64 (Витебский губернский отдел здравоохранения).— Оп. 1.— Д. 140.— Л. 3—6.
9.    НАРБ.— Ф. 46 (Народный комиссариат здравоохранения БССР).— Оп. 1.— Т. 2.— Д. 335.— Л. 2—42.
10.    НАРБ.— Ф. 46 (Народный комиссариат здравоохранения БССР).— Оп. 1.— Т. 2.— Д. 85.— Л. 78.
11.    ГАМО.— Ф. 1754 (Научное общество Минских врачей).— Оп. 1.— Д. 1.— Л. 126, 127.
12.    ГАМО.— Ф. 462 (Минский уездно-городской отдел здравоохранения).— Оп. 1.— Д. 4.— Л. 78.
13.    НАРБ.— Ф. 46 (Народный комиссариат здравоохранения БССР).— Оп. 1.— Т. 2.— Д. 120.— Л. 114.
14.    ГАМО.— Ф. 1754 (Научное общество Минских врачей).— Оп. 1.— Д. 1.— Л. 102.
15.    ГАМО.— Ф. 461 (Игуменский уездный отдел здравоохранения).— Оп. 1.— Д. 141.— Л. 46.
16.    ГАМО.— Ф. 1754 (Научное общество Минских врачей).— Оп. 1.— Д. 1.— Л. 22.
17.    Змачинская Н. Ф., Мальковец М. В., Пересада А. Н. Заведующие кафедрами и профессора Минского медицинского института (1921—1996): Биографич. справочник.— Минск, 1999.
18.    Соколов В. И. // Сов. здравоохранение.—1975.— № 12.— С. 49—52.
19.    НАРБ.— Ф. 305 (Центральное правление профессионального союза работников медико-санитарного труда БССР).— Оп.1.— Д. 442.— Л. 287.
20.    Ракеева Г.Г. // Из истории книги, библиотечного дела и библиографии в Белоруссии.— Вып. II.— Минск, 1972.— С. 93.
21.    Сысоева В. Л., Змачинская Н. Ф., Разуменко Т. П. // Бюл. Нац. НИИ общественного здоровья: Тем. вып.— М., 2006.— С. 48—50.
22.    ГАМО.— Ф. 463 (Минский окружной отдел здравоохранения).— Оп. 1.— Д. 61.— Л. 60, 67, 72.
23.    НАРБ.— Ф. 205 (Белорусский государственный университет).— Оп. 1.— Д. 1069.— Л. 40.
24.    НАРБ.— Ф. 205 (Белорусский государственный университет).— Оп. 1.— Д. 1041.— Л. 73.
25.    НАРБ.— Ф. 47 (Государственная торговля медимуществом Белоруссии).— Оп. 1.— Д. 45.— Л. 70.
26.    Крючок Г. Р. Очерки истории медицины Белоруссии.— Минск, 1976.

Поступила 19.05.14.

  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси