Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Взгляд клинициста на проблему здоровья и болезней человека

It appears your Web browser is not configured to display PDF files. Download adobe Acrobat or click here to download the PDF file.

Click here to download the PDF file.

Дискуссия, вынесенная на страницы журнала по проблеме «здоровье — болезни» (А. И. Пальцев. Вопросы здоровья и болезни, диагностики и лечения с историко-философских позиций. — Новые СПб врач. ведомости. — 2013. — №1, С. 56—60), несомненно, имеет интерес как среди узких специалистов, так и среди практикующих врачей. Для первых интересно попытаться раскрыть сущность данных явлений, для вторых — отличить здоровье от болезни и поставить правильный диагноз. Проблема эта стара, как и само человечество. Существуют десятки подходов к ее решению и сотни определений указанных явлений. Число дефиниций здоровья превышает три сотни, болезни — чуть меньше [18].

Здоровье и болезни изучаются разными специалистами, и каждый из них вносит свои представления в понимание данного вопроса. На раскрытие сущности здоровья больше всего претендуют философы. В определение здоровья автора статьи, открывающей дискуссию, заложен этот подход. По его мнению, «здоровье — это состояние духовного и душевного равновесия, физической крепости, стремления к самосовершенствованию и, прежде всего, в достижении поставленной благородной цели, позволяющее исполнить умственную и/или физическую работу на благо общества и адаптироваться к условиям окружающей среды».

Казалось бы, автором отражены все стороны бытия человека. Однако само определение здоровья мало что вносит нового. Состояние духовного, душевного и физического равновесия встречается в целом ряде определений здоровья, в том числе и в дефиниции, предложенной экспертами ВОЗ.

Дело состоит в том, что оценить духовное и душевное равновесие человека практически невозможно. Дух как бестелесное существо не поддается точной градации. Дух, по Закону Божьему, стоит над душой и телом, но как психические способности (сознание, мышление) является одной из функций человеческого организма и определяется его физическими свойствами. Не зря в народе говорят: «В здоровом теле здоровый дух». На первом месте стоит структура организма, а затем психические способности, то начало, которое определяет поведение, действие человека. Если пренебречь эзотерическим смыслом этого понятия, то можно сказать, что психическая деятельность есть функция центральной нервной системы, то есть человека.

Душа как бессмертное духовное существо вряд ли способна определять здоровье человека, так как она представляет виртуальное понятие, а как внутренний, психический мир человека, его сознание — отражает физиологию.

Триединость трех Лиц (Отец, Сын и Святой Дух) свойственна Господу Богу. Человек представляет собой единое целое, основой которого является структура организма с присущими ей функциями, то есть живая система. Система не может быть разделена на части, так как она перестанет существовать. Также нельзя отделить функцию от структуры.

Решение проблемы здоровья с позиции философии мало что дает для понимания сущности здоровья. Следует согласиться с мнением В. И. Вернадского [7], который писал, что философы и современная философия в подавляющей мере не учитывают функциональную зависимость человека как природного объекта и человечества как природного явления от среды их жизни и мысли. Философия не может учитывать это, так как она исходит из законов разума, который для нее является так или иначе окончательным самодовлеющим критериумом.

Стремление к самосовершенствованию, достижение благородной цели никак не могут быть отнесены к определяющим здоровье человека. Это не более, не менее как благие пожелания автора. Он в данном контексте в основном ориентируется на социальные аспекты здоровья. Социальные вопросы здоровья человека неразрывно связаны с биологическими законами.

Трудно что-либо возразить А. И. Опарину [19], который показал, что единство социального и биологического в природе человека устраняет возможности утверждать, что «теперь биологические закономерности отошли на второй план. Биологические законы сохраняют всю власть над человеком». Данную позицию поддерживают и другие крупнейшие исследователи XX века. П. Тейяр де Шарден [25] утверждает, что человеческий вид выступает перед нами, как любой другой вид.

По мнению В. И. Вернадского [7], человек и человечество теснейшим образом прежде всего связаны с живым веществом, населяющим нашу планету, от которого они реально никаким физическим процессом не могут быть уединены. Вырвать человека из колыбели, в которой он сформировался как вид, превозносить над природой — значит игнорировать основные биологические законы, по которым человек, как и другие виды, развивался.

Определение здоровья с позиции социологии не внесло ничего существенного, ибо оно отражает качественную характеристику данного явления. Социальная активность человека является производным от биологического состояния организма.

Нужно отдать должное автору статьи, сделавшему попытку включить в дефиницию здоровья человека биологические аспекты. Подтверждением данного положения является заключительная часть определения здоровья. Кссожалению, А. И. Пальцев при определении адаптации придерживается устаревших научных знаний, рассматривая ее как процесс приспособления организма к изменившимся условиям существования. Здесь четко прослеживается тавтология. Адаптация в переводе на русский язык есть процесс приспособления.

При такой интерпретации адаптацию рассматривают как свойство организма, а не общебиологическое явление. Приходится констатировать, что многие исследователи рассматривают адаптацию как фундаментальное свойство организма, а здоровье как процесс адаптации [1, 4, 11,13].

Однако данное положение не отражает современного представления об адаптации, ибо в нем имеется лишь видимость научного объяснения, которое приспособленность организмов к внешней среде рассматривает как «способность к приспособлению» [31]. Большинство появившихся на свет особей (людей) изначально адаптированы к условиям среды, в которой обитает популяция. Если говорить о человеке, то он приспособлен к условиям жизни на Земле.

Приспособление(адаптация) —это уникальное общебиологическое явление, присущее растительному и животному миру. С эволюционных позиций адаптация представляет собой появление (и наследственное закрепление в череде поколений) в популяции какого-то генотипа [26]. В более широком смысле слова под адаптацией понимают возникновение и развитие конкретных морфофункциональных свойств, значение которых для организма связано с теми или иными общими и частными условиями абиотической и биотической среды.

Следует отметить, что слово «адаптация» имеет два значения. Это процесс, включающий разные фазы (исходного, переходного и конечного состояния) и его результат. Из всех видов только филогенетическая и онтогенетическая (адаптивная модификация) адаптации имеют непосредственную связь со здоровьем и болезнями человека [17].

Процесс эволюционного развития популяции обозначают как генотипическая (филогенетическая) адаптация. Материальной базой генотипической адаптации являются мутации. Мутации в генотипе могут возникать под влиянием каких-то факторов среды или в результате комбинаторики родительских генов. Определяющим в данной адаптации следует считать естественный отбор, в результате которого мутации, соответствующие условиям среды, закрепляются в генотипе. Только естественный отбор способен векторизировать развитие полезных для вида морфофизиологических свойств [26].

Мутации, снижающие жизнеспособность организма, элиминируются. Отсюда следует, что далеко не каждый организм способен приспосабливаться, а адаптация не может быть его свойством. В основе естественного отбора лежит суммарная относительная жизнеспособность индивидов определенного генотипа на всех стадиях его развития [31].

Абсолютной приспособленности организмов к факторам внешней среды быть не может, ибо генотипическая адаптация всегда относительная, так как находится в процессе непрерывного становления. Этот момент важен для понимания дискретности живых форм и механизма их элиминации. Данный вид адаптации не может быть показателем здоровья человека, так как она длится на протяжении жизней многих поколений.

Генотипическая адаптация — это непрерывный процесс, обеспечивающий жизнеспособность той или иной популяции, вида в условиях их существования. Любой живой организм (в том числе и человек) представляет собой конечный результат генотипической адаптации, то есть он приспособлен к условиям существования популяции. Все структуры и функции организма носят адаптивный характер. Как нет в биосфере неприспособленных особей, так не существует в организме неадаптивных реакций.

Понятие приспособленности организации включает не только строение и функции, но все их реакции на всех стадиях индивидуального развития, однако ограничивается только теми условиями существования, в которых исторически развивался данный вид организмов [32]. Диапазон колебаний реакций организма, соответствующий вариациям внешней среды, И. И. Шмальгаузен [31] определил как «генетическую норму реакций».

В течение последних нескольких тысячелетий условия обитания на Земле мало меняются, поэтому фенотип человеческого вида остается почти постоянным. Вариации реакций у людей одной популяции, живущих в одинаковых условиях, разнятся незначительно.

Стабилизирующий отбор, действующий в данных условиях, приводит к образованию более устойчивых форм и «охраняет норму». Большинство индивидов популяции имеют близкий диапазон колебаний функций.

Стабилизирующий отбор обеспечивает организму относительную независимость от внешней среды — автономность. Это проявляется сохранением структур и признаков на всех уровнях биологической организации, ритмичности биологических процессов, постоянства температуры и регуляторных механизмов. Автоно-мизация организма — одна из важнейших эволюционных адаптаций, позволяющая организму не отвечать на воздействие целого ряда факторов внешней среды.

Развитие и поддержание в организме суточных, сезонных и иных ритмов в процессе филогенеза избавили фенотип от постоянного реагирования на периодические изменения условий среды со сменой дня и ночи, времен года и т. д.

Результатом генотипической адаптации является формирование гомеостаза организма, который присущ всем живым существам. Сущность гомеостаза заключается в сохранении жизнеспособности организма в условиях существования. Многие реакции, процессы, протекающие в организме, представляют собой проявление генотипа в фенотипе. Любые проявления гомеостаза можно отнести к фенотипическим признакам [3]. Гомеостаз не может быть определен как постоянство внутренней среды, ибо он отражает функционирование всего организма, а не какой-то его части.

Функционирование генотипа должно обеспечивать воспроизводимую стабильность жизненных процессов. Это достигается передачей от родителей детям наследственной информации. Точность повторений определяется сходством среды, в которой развиваются представители данного вида.

Структуры и реакции любого организма есть результат длительного исторического развития всего комплекса близко родственных и спаривающихся между собой особей, образующих определенный вид организмов [32]. Способность гомеостаза сохраняться обеспечивается особенностями его внутренней организации, энергетическим резервом, свойствами поверхности, задающими граничные условия, и, конечно, параметрами внешней среды [15].

Исходя из вышеизложенного, гомеостаз можно определить как генетически детерминированное свойство организма сохранять устойчивое состояние в окружающей среде в пределах генетической нормы реакций за счет получаемой извне энергии.

При мало меняющихся условиях среды генетическая норма реакций (фенотип) остается постоянной. Более того, стабилизирующий отбор сохраняет фенотип при определенном изменении генотипа. Это значит, что измененные структуры организма выполняют прежние функции. Отсюда следует, что структура организма разных людей сама по себе не может являться определяющей здоровья человека.

Однообразие представителей одного вида проявляется не в строгом сходстве морфологических и функциональных признаков, а в соответствии их условиям внешней среды. Диапазон этих различий невелик и определяется особенностями окружающей среды. Различие в строении органов и тканей не является отрицанием нормы, а лишь указывает на то, что эти показатели не могут быть положены в основу определения здоровья.

Между тем ряд исследователей предпринимают попытки использования различий в строении организмов людей для доказательства отсутствия единой нормы для человека [27].

Структуры и функции (гомеостаз) определяют состояние организма. Под состоянием организма в каждый конкретный момент его существования понимается определенная совокупность проходящих в нем процессов, степени развития и целостности его структур. Каждое состояние организма можно выразить комплексом числовых характеристик, что широко применяется в клинической практике. Эти числовые выражения можно использовать для установления нормы, то есть здоровья человека.

Понятие «нормы» является ключевым для биологии и медицины. Норма представляет сущность любого явления и определяется его границами (нечто «от и до» по Канту). В медицине здоровье определяют через данную категорию. Эти понятия часто рассматривают как синонимы. Здоровье — понятие более широкое, чем норма. Оно отражает состояние всего организма со всеми его нюансами, норма определяет границы этого состояния.

Здоровье человека — это состояние организма, характеризующееся целостностью структур, постоянством гомеостаза и соответствием их факторам внешней среды.
Норма для каждого человека — явление объективное, реальное. В основу построения нормы должен быть положен принцип соответствия морфофункциональных свойств организма окружающей среде, а не их характер. И тогда показатели, отражающие стабильность живой неравновесной системы, или состояние адаптированного организма будут характеризовать здоровье человека (норму).

В клинической медицине эти показатели, полученные эмпирическим путем, широко используются в диагностике. Разграничение нормы от патологии клиницистами строится на основе изучения состояния организма человека. Основополагающими показателями здоровья человека являются те, которые характеризуют целостность структуры, ее функций, протекание биохимических процессов, состояние ре-гуляторных механизмов и т. д.

Любое обследование пациента начинается с определения целостности структур: кожных покровов, слизистых оболочек, внутренних органов и других структур. Для этого используются различные методы исследования: физические, инструментальные, лабораторные. Они позволяют определить форму, размеры и структуру органов, пределы колебаний их функций и параметры биохимических процессов. В настоящее время в клинике накоплен богатейший опыт использования нормативных показателей, отражающих функциональную деятельность, протекание биохимических и энергетических процессов в организме, для установления нормы и патологии. Выработанные практикой показатели, отражающие целостность структур и постоянство гомеостаза адаптированного человека, в своей совокупности представляют норму (здоровье).

Организм считается приспособленным, если он достиг зрелого возраста и оставил после себя здоровое потомство. В человеческой популяции это приходится на возраст 20—25 лет. Этому возрасту присуща стабилизация расхода энергии на 1 кг массы, производства и оттока энтропии, максимальная потребность кислорода. Данный возраст характеризуется наименьшей заболеваемостью и смертностью среди взрослого населения и отсутствием возрастной патологии. Наибольшая устойчивость организма человека приходится на возраст 20—25, максимум 30 лет [17]. Стабильная норма для взрослых должна выводиться из показателей, полученных у людей данной категории. В более старшем возрасте эти показатели будут изменяться.

Представленная концепция подвела теоретическую основу под эмпирически полученные клинической практикой результаты, позволяющие проводить границу между здоровьем и болезнью. Показатели, характеризующие целостность структур, постоянство гомеостаза и соответствие их факторам внешней среды, свидетельствуют о здоровье человека, нарушение их говорит о болезни [17].

Здоровье определяется не на основе отрицания болезни, а на основе показателей и параметров здорового организма. «Если хочешь понять болезнь и больной орган — знай здоровье, здорового человека и здоровый орган, исходя из анатомии и физиологии», — писал Гален.

В процессе развития организм человека приспосабливается не только к общим условиям Земли, но и к конкретным условиям среды обитания. Первые позволяют существовать организму в широко варьирующих условиях среды, вторые представляют собой адаптации к тому или иному образу жизни. Что касается человека, то он способен жить в любом регионе Земли, но не может существовать во внеземных условиях. Перемещаясь из одного региона (биоценоза) в другой, человек вынужден приспосабливаться к частным условиям среды. Этот вид адаптации И. И. Шмальгаузен [31] назвал адаптивной модификацией, В. Грант [10] — фенотипической модификацией.

Отличительная особенность адаптивной (фенотипической) модификации состоит в том, что она осуществляется на базе исторически выработавшейся наследственной структуры и является результатом определенной нормы реакций.

Чтобы приладить существующие структуры к новым специфическим факторам среды, организм вынужден модифицировать имеющиеся структуры под данные условия.

Перестройка этих структур осуществляется путем использования компенсаторных реакций. В основе этих реакций лежит активация генетических структур клеток, что ведет к увеличению синтеза РНК и белков и установлению нового уровня функционирования [29]. Возникшая в результате перемещения из одного региона в другой дезадаптация к специфическим факторам среды является болезнью, а процесс модификации структуры не может быть представлен как здоровье.

Всякое нарушение структуры и функций организма или их несоответствие факторам окружающей среды является проявлением болезни.

Безусловно, человек связан не только с биосферой, где проходит его жизнь, но и с Вселенной. Эта связь проявляется в едином принципе построения Космоса, биосферы, растительного и животного мира. Этим принципом является открытый Пифагором закон «Золотого сечения», или «Золотой пропорции» [5, 24].

Золотая пропорция отражает гармонию, или симметрию, систем объективного мира, в том числе и человека. Здесь «симметрия означает тот вид согласованности отдельных частей объекта, который объединяет их в единое целое» [6].

Оказалось, что структурная гармония подчиняется четкому математическому закону и может быть выражена числами и их соотношениями. Используя данный принцип, можно изучать человека как систему. Он позволяет выявить оптимальность организации систем по отношению к их функциям.

Гармоничным (устойчивым) состояниям систем объективного мира соответствуют особые числа, названные обобщенными золотыми сечениями, золотыми пропорциями. Гармония чисел определяется отношением целого и его частей между собой как 1,618. Это иррациональное число, которое можно получить только при делении.
 
Если целое взять за единицу, то части, находящиеся в таком соотношении, будут равняться 0,618 и 0,382. Для выражения гармонии системы используется также величина, равная 1,309, которая получается при делении квадрата числа 1,618 на 2 и называется «золотым вурфом».

Возможно, что пифагорейцы каким-то образом использовали пропорцию золотого сечения для количественной оценки здоровья человека. Недаром же у них символом жизни и здоровья была пентаграмма (в правильном пятиугольнике диагонали при пересечении делятся в золотой пропорции по два раза и образуют всем известную пятиконечную звезду. В дальнейшем была открыта система чисел (1, 1, 2, 3, 5, 8, 13, 21, 34, 55, 89, 144 и т. д.), названная в честь автора рядом чисел Фибоначчи.

В этом ряду каждое последующее число равняется сумме двух предыдущих, а отношение последующего к предыдущему примерно равно 1,618, то есть прослеживается четкая связь между числами Фибоначчи и золотой пропорцией.

В пределе отношения чисел Фибоначчи соответствуют золотой пропорции.

В расположении числа Фибоначчи отражают целочисленность в организации природы. Совокупность обеих закономерностей отражает диалектическое единство двух начал: непрерывного и дискретного, подвижного и инертного [23].

Исследования природы привели к открытию в ней закономерностей, отвечающих числам Фибоначчи и золотой пропорции. Числа Фибоначчи находят в строении растений, морских звезд, насекомых, рыб, всех видов млекопитающих, в том числе и человека. Они проявляются в морфологии различных организмов, в членении целого на части [5, 24]. Общее число костей скелета человека близко 233, то есть отвечает числу Фибоначчи. Позвоночник человека состоит из 33 (34) позвонков (у позвоночных животных их насчитывается 34 или 55), грудина — из 3 костей. Череп включает 8 костей, конечности представлены 3 сегментами. Кисть насчитывает 8 костей запястья, 5— пясти, 5 пальцев, каждый палец имеет 3 фаланги, за исключением большого [24].

Дискретность по Фибоначчи прослеживается не только на костях, но и на других органах человека. Близко к числам Фибоначчи количество мышц, нервов, отходящих от головного и спинного мозга. В основании головного мозга выделяют 8 частей, выполняющих различные функции. Кишечник человека и связанные с ним органы составляют 13, органы дыхания — 8 частей. В мозге здорового человека при различных его состояниях преобладают электрические колебания определенных частот, соответствующих или близких к числам Фибоначчи [22].

Эти данные далеко не исчерпывают список органов и систем, в строении которых прослеживаются числа Фибоначчи. Трудно представить, что все это случайные совпадения. Более очевидно наличие определенной закономерности развития организма, закономерного итога его эволюции от простейших до «вершины эволюции» — человека.

Числа Фибоначчи неразрывно связаны с золотой пропорцией. С античных времен известно, что линия, проведенная через пупок взрослого человека, делит его тело на две неравные части, соотношение которых близко к золотой пропорции. А. Цейзинг [33], измерив тысячи человеческих тел, установил, что золотая пропорция есть средняя статистическая величина, характерная для всех хорошо развитых тел. Средняя пропорция мужских тел близка к отношению 13/8 и равна 1,625, женского тела — 8/5 (1,6). Аналогичные данные получены при анализе населения бывшего СССР [5].

Великий естествоиспытатель и художник Леонардо де Винчи показал, что золотая пропорция лежит в основе строения головы человека. Давая определение здоровья как равновесия и согласия стихии, он, по-видимому, основывался и на числовом выражении гармонии.

Золотая пропорция наблюдается не только во внешнем облике человека, но и в морфологии и функциях его органов. Принцип золотой пропорции присущ работе желудочно-кишечного тракта. Близки к золотой пропорции отношения жизненной емкости легких к дыхательному объему, объема циркулирующей крови к плазменному объему [21].

Оптимизация работы сердца обусловлена золотыми числами и их свойствами. Они составляют основу композиции сердечных структур. Каждое звено в системе сердца, начиная от субклеточных элементов кардиомиоцита до всей сердечной мышцы, имеет оптимальную организацию по золотой пропорции в покое и оптимальные преобразования золотых отношений при физической нагрузке [30].

Особенно отчетливо золотая пропорция прослеживается при исследовании временных характеристик деятельности сердца. Длительности систолы, диастолы и сердечного цикла находятся между собой в золотой пропорции. Время систолы, диастолы и кардиоцикла, определяемое по данным ЭКГ, снятой в покое, близко к числам золотой пропорции (0,382; 0,618; 1) [14, 24]. Соотношения продолжительностей систолы к кардиоциклу, диастоле и последней к кардиоциклу составляют 0,382; 0,618. В золотой пропорции (1,618) находятся отношения систолического давления к диастолическому и последнего к пульсовому, скоростей трансмитрального кровотока, размеров и объемов левого желудочка в систолу и диастолу.

Из представленных далеко не полных данных следует, что в основе строения и функционирования человеческого организма и его систем лежат принцип золотой пропорции и числа ряда Фибоначчи. Они отражают симметрию (гармонию) человеческого тела и всех его структур. Симметрия всегда ассоциируется с инвариантами (постоянными величинами), или отношениями в объекте, относительно которых происходят изменения. Найти инвариант в классе объектов — значит выявить их общие структурные основания. Такими инвариантами являются отношения целого и его частей. У здорового человека они близки числам 1,618; 0,618; 0,382; 1,309. Данные показатели можно использовать для определения здоровья (нормы) человека в качестве контрольных величин.

В отличие от параметров, характеризующих нормальное функционирование организма, но имеющих значительную индивидуальную вариабельность, инварианты близки к числам золотой пропорции [30]. Числа золотой пропорции К. С. Симонян [21] назвал не просто показателями нормы, а параметрами идеальной нормы. Соразмерность организма и его частей, основанная на принципе золотой пропорции и других видах симметрии, отражающих приспособленность его к факторам внешней среды, определяет состояние человека, которое может быть выражено числами и их отношениями. Оно определяется показателями, отражающими целостность организма и соотношением целого и его частей в соответствии с золотой пропорцией.

Всякое нарушение целостности структур и гомеостаза, золотой пропорции или возникновение несоответствия между организмом и факторами окружающей среды приводят к развитию болезни.

Болезнь— это отнюдь не однородное явление, а огромное количество разнообразных патологических процессов, вызванных разными причинами.

Можно выделить 4 группы причин, вызывающих болезни: генетические, включая полиморфизм, инфекции и инвазии, физические и химические воздействия, недостаточное питание и дефицит кислорода.

Появившиеся мутации приводят к несоответствию структур и функций организма факторам среды обитания и развитию патологии. То же самое происходит при изменении внешних специфических условий. Морфы, сформировавшиеся в одних условиях, становятся причиной развития патологического процесса в других. В этом глубоко заблуждался И. В. Давыдовский [11], который рассматривал адаптацию к одним факторам среды приспособлением и к другим и делал неправильный вывод, что адаптация является причиной развития болезни.

Развитие инфекционных заболеваний, протозойных и глистных инвазий есть результат межвидовых конкуренций. Каждый вид является источником питания для других видов. Человеческий вид не является исключением. Многие микроорганизмы способны развиваться только в организме человека.

Механические и химические воздействия могут быть связаны с природными явлениями, техногенными факторами, проявлениями внутривидовой борьбы (войны, конфликты и т. д.). Человек не может существовать вне окружающей среды, так как постоянно нуждается в получении оттуда пищи и кислорода. Как недостаток того и другого, так и их избыток являются четвертой причиной болезней.
    
Болезнь есть процесс, обусловленный дезадаптацией организма, который развивается в результате мутаций и нарушения структур, или изменения специфических условий существования. Это ведет к несоответствию структуры и функций организма факторам внешней среды, к нарушению целостности структур и гомеостаза.

В медицинском аспекте болезнь можно определить как острый или хронический процесс, вызванный нарушением целостности структур, гомеостаза организма и развитием защитных и компенсаторных реакций.

До сих пор нет ясности, в каких взаимоотношениях находятся здоровье и болезнь, одно это явление или разные. Целый ряд исследователей придерживаются точки зрения, высказанной еще К. Бернаром [2], что патология больного человека — суть лишь два лица физиологии человека, от одного случая к другому законы не меняются [8, 11].

Действительно, физиологические реакции и патологический процесс могут проявляться в одном организме, но законы их развития разные. Физиологические реакции — это адаптивные функции организма, патологический процесс— случайное явление, вызванное повреждением структур.

В онтогенезе люди болеют разными болезнями, поэтому говорить о чередующейся смене здоровья и болезней не приходится. Развитие хронического заболевания нарушает здоровье человека на длительное время, но часто оставляет ему возможность жить за счет компенсаторных реакций. В свое время Р. Вирхов писал: «...что у всякого больного человека сохраняется значительная, обычно даже большая доля здоровой жизни, что больное или даже мертвое образует только часть тела. Кто этого не понимает, с тем невозможно говорить о патологии в смысле естественной науки... при болезнях в организме остается более или менее значительной остаток здоровой жизненной силы. Вот этот остаток и производит "реакцию", это он ведет борьбу с вторгнувшимся в организм "чужеземцем"» [20].

Сформировавшееся в процессе эволюционного развития здоровье (состояние организма), и развившиеся в организме болезни не имеют ничего общего. Различия между этими категориями представлены в таблице.

 

Различие между здоровьем и болезнью

Признаки

Здоровье

Болезнь

Отношение к адаптации

Конечный результат филогенетической адаптации

Проявление дезадаптации

Отношение к жизни

Основа существования организма и оставление после тебя здорового потомства

Механизм элиминации индивидов и нарушение детородной функции

Жизнеспособность

Наивысшее проявление жизнеспособности человека

Снижает жизнеспособность

и увеличивает вероятность смерти

Форма проявления

Состояние организма

Процесс, развивающийся в организме

Характер проявления

Одинаковое состояние для представителей одного вида (здоровье одно)

Многообразие патологических процессов (болезней тысячи)

Возможность проявления

Закономерное, генетически обусловленное явление

Случайное явление, зависящее от стечения обстоятельств

Характеристика

Целостность структуры, постоянство гомеостаза и их соответствие условиям среды

Нарушение целостности структуры и функций, несоответствие факторам среды

Таким образом, здоровье и болезни — исключающие друг друга явления, обеспечивающие непрерывность и дискретность жизни человека на Земле. Здоровье не может переходить в болезнь и наоборот. Между ними не существует переходного состояния, то есть предболезни. Патологический процесс начинается с повреждения клеточных структур. Они возникают раньше или одновременно с функциональными нарушениями. А это значит, что первые клинические признаки болезни не предшествуют структурным изменениям, а, наоборот, следуют за ними.

На ранних стадиях болезни морфологические нарушения функционально (клинически) совсем или почти совсем не проявляются. В данном случае говорят о так называемом доклиническом, бессимптомном периоде болезни (или ошибочно о предболезни) [20].

Вернемся к философским вопросам здоровья человека, на которых так настаивает автор дискуссионной статьи. Для античных исследователей философия и созерцание означали близкие методы познания природы и человека. Тогда медицина и философия дополняли друг друга в изучении человека. В результате этого представления античных философов о здоровье человека остаются актуальными по сей день. В настоящее время медицина и философия представляют самостоятельные науки.

Проникновение философии в медицину возможно только при четком понимании биологических основ человека. Правильнее, наверное, говорить о философии медицины.
К сожалению, современные философы в формировании концепций о здоровье человека часто не учитывают зависимость его от природы, неточно отражают биологические закономерности его развития, отдают приоритет социальным аспектам. Философия медицины должна основываться на принципе взаимодействия человека с окружающей средой, то есть его приспособленности к абиотическим и биотическим факторам среды (к жизни на Земле), а не на способности адаптироваться к изменениям внешней среды.

Приспособленность человека к среде обитания определяет его жизнеспособность. Структура и гомеостаз адаптированного организма передаются от поколения к поколению путем конвариантной редупликации кода генетической информации. Человек рождается адаптированным к условиям существования его предков. Состояние адаптированного организма представляет собой здоровье.

Равновесие организма с внешней средой, устойчивость неравновесной системы можно рассматривать как приспособленность организма к условиям существования. Эти, казалось бы, абстрактные понятия, применяемые для определения здоровья, приобрели конкретный смысл. Они характеризуют состояние организма и могут быть оценены в числовом выражении.

Второй важный принцип, на котором зиждется единство организма и среды, представлен золотой пропорцией. Вселенная, биосфера, растительный и животный мир построены по этому принципу. Согласно закону симметрии, предложенному Ю. А. Урманцевым [28], абсолютно каждая система неизбежно имеет симметрию по некоторым признакам и при некоторых преобразованиях и асимметрична при других аспектах. В этом случае симметрия обозначает сохранение признаков объекта относительно его преобразований. Это полностью относится к человеческому организму.
   
Золотая пропорция отражает гармонию, или симметрию, систем объективного мира, в том числе и человека. Здесь «симметрия означает тот вид согласованности отдельных частей объекта, который объединяет их в единое целое» [6]. Данный принцип обеспечивает нормальное функционирование организма в целом, сбалансированность и взаимосвязь его органов и систем, то есть гармонию, или симметрию, организма. Гармонию организма можно выразить целыми числами и их отношениями.

Если рассматривать человеческий вид как любой другой, то социальные проявления есть отражение биологических взаимоотношений людей. Здоровье человека следует рассматривать не как социально-медицинскую категорию, а как биологическую. Социальные аспекты здоровья не могут быть определены количественно, так как социологи не занимаются оценкой структуры и функций организма.

Гармония, равновесие (уравновешенность), приспособленность организма к факторам среды обитания, устойчивость неравновесной системы определяют здоровье человека, нарушение их приводит к развитию болезней. Проблема здоровья и болезней может быть решена только на основе биологических законов. Здоровье живого существа (человека) определяется степенью приспособленности его к условиям существования.

Здоровье, несомненно, относится к числу основных ценностей человечества. Его недостаток не может быть компенсирован никакими другими ценностями и благами.

ЛИТЕРАТУРА
1. Баевский Р. М. Проблема здоровья и нормы: точка зрения физиолога // Клинич. медицина.— 2000, № 4.— С. 59—64.
2. Бернар К. Лекции по экспериментальной патологии.— М.; Л., 1937.
3. Бочков Н. П. Генетика человека и клиническая медицина // Вестн. РАМН.— 2001.— № 10.— С. 5—8.
4. Брехман И. И. Валеология — наука о здоровье.— М, 1990.
5. Васютинский Н. А. Золотая пропорция.— СПб., 2006.
6. Вейль Г. Симметрия.— М., 1968.
7. Вернадский В. И. Научная мысль как планетарное явление.— М., 1991.
8. Войтенко В. П. Здоровье здоровых. Введение в санологию.— Киев, 1991.
9. Голдовский А. М. Основы учения о состояниях организма.— Л., 1977.
10. Грант В. Эволюционный процесс. Критический обзор эволюционной теории.— М., 1991.
11. Давыдовский И. В. Общая патология человека.— М, 1969.
12. Дильман В. М. Четыре модели медицины.— Л., 1987.
13. Дичев Т. Г., Тарасов К. Е. Проблемы адаптации и здоровье человека.— М., 1976.
14. Жирков А. М. Некоторые клинико-патогенети-ческие особенности осложненного и неосложненного инфаркта миокарда: Автореф. дис. ... д-ра мед. наук.— СПб., 1995.
15. Маленков А.Г. Гомеостаз и конвариантная редупликация. (Об основах теоретической биологии.) // Онтогенез, эволюция, биосфера.— М., 1989.
16. Малов Ю. С. Адаптация и здоровье // Клинич. медицина.— 2001.— № 12.— С. 61—63.
17. Малов Ю. С. Биологические основы здоровья и болезней человека.— СПб., 2007.
18. Матрос Л. Г. Социальные аспекты проблемы здоровья.— Новосибирск, 1992.
19. Опарин А. И. Возникновение и начальное развитие жизни.— М., 1966.
20. Саркисов Д. С. Структурные основы адаптации и компенсации нарушенных функций.— М., 1987.
21. Симонян К. С. Перитонит.— М., 1971.
22. Соколов А. А., Соколова Я. А. Математические закономерности электрических колебаний мозга: Материалы /Лазаревских чтений.— М., 1976.
23. Сороко Э. М. Структурная гармония систем.— Минск, 1984.
24. Суббота А. Г. «Золотое сечение» («Sectio аигеа») в медицине.— СПб., 1994.
25. Тейяр де Шерден П. Феномен человека.— М.,1987.
26. Тимофеев-Ресовский Н. В., Воронцов Н. Н., Ябло-ков А. В. Краткий очерк теории эволюции.— М., 1977.
27. Уильямс Р. Биохимическая индивидуальность.— М, 1960.
28. Урманцев Ю. А. Симметрия природы и природа симметрии.— М., 1974.
29. Хлебович В. В. Акклимация живых организмов.— Л., 1981.
30. Цветков В. Д. Сердце, золотое сечение и симметрия.— Пущино, 1999.
31. Шмальгаузен И. И. Организм как целое в индивидуальном и историческом развитии.— М., 1982.
32. Шмальгаузен И. И. Пути и закономерности эволюционного процесса. Избранные труды.— М., 1983.
33. Zeising A. Neue Lehre von den Proportione des Menschlichen Korpers.— Leipzig, 1854/ xxii.
  
Опубликовано в журнале
«Новые Санкт-Петербургские врачебные новости.— 2013.— №3 (65).— С. 51—58.
Печатается с разрешения редакции журнала.

Авторы: Малов Ю. С.
  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси