Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Великие имена в истории физиотерапии. Сообщение 20. Академик К. М. Быков: исследования в области курортологии и физиотерапии

It appears your Web browser is not configured to display PDF files. Download adobe Acrobat or click here to download the PDF file.

Click here to download the PDF file.

Константин Михайлович Быков — выдающийся отечественный физиолог, педагог и общественный деятель, имя которого навсегда вписано в летопись отечественной и мировой медицинской науки. Воспитанник Казанской физиологической школы, один из ближайших учеников И. П. Павлова К. М. Быков хорошо известен как основоположник кортико-висцеральной физиологии и патологии. Но лишь немногие знают, что с трудами этого большого ученого связаны становление и развитие первых в СССР исследований в области курортологии, особенно по экспериментальной бальнеологии. Именно этой стороне научной деятельности К. М. Быкова посвящена настоящая статья.

Основные биографические сведения. К. М. Быков родился 8 (21) января 1886 г. в г. Чухломе Костромской губернии в семье купца. После учебы в духовном училище (г. Соли-галич) и духовной семинарии (г. Кострома) он сдал экзамен на аттестат зрелости в Казанской гимназии и в 1905 г. стал студентом физико-математического факультета Казанского университета.

В октябре 1906 г. из-за участия в студенческих демонстрациях он был вынужден покинуть университет и уехать за границу, где продолжил учебу на физико-математическом факультете Женевского университета. Летом 1907 г. К. М. Быков возвратился в Казань и после неоднократных прошений был зачислен на медицинский факультет Казанского университета, который окончил с отличием в ноябре 1912 г. в звании лекаря. С этого времени и до октября 1921 г. К. М. Быков работал помощником прозектора, прозектором кафедры физиологии Казанского университета, а также служил в армии в качестве врача (1915—1917). В этот период под руководством известных профессоров Д. В. Полумордвинова, Н. А. Миславского и А. Ф. Самойлова он овладел различными методами исследований, опубликовал свои первые научные работы и сдал докторские экзамены при Казанском университете.

С 1 октября 1921 г. К. М. Быков начал работать под руководством И.П. Павлова в физиологическом отделе Института экспериментальной медицины, что было его давней мечтой. Он был избран помощником И. П. Павлова по заведованию отделом, а также одновременно профессором Педагогического института им. А. И. Герцена, где читал лекции до 1937 г. Кроме этого, в 1923—1927 гг. он заведовал лабораторией по изучению высшей нервной деятельности при научном отделе курсов физического образования РККА. В 1926 г. К. М. Быков избран приват-доцентом кафедры физиологии животных Ленинградского университета, в 1928 г.— профессором этой же кафедры.

Все эти годы, наряду с педагогической и организационной деятельностью, он активно занимался научно-исследовательской работой, и опубликовал ряд статей по физиологии высшей нервной деятельности и пищеварения, а также выполнил комплекс исследований по экспериментальной бальнеологии. В 1927 г. К. М. Быков находился в 4-месячной командировке в Германии и Франции, где ознакомился с новейшими методами физиологических исследований.

21 октября 1931 г. К. М. Быков приказом директора Всесоюзного института экспериментальной медицины (ВИЭМ) назначен заведующим отделом прикладной физиологии, который затем был реорганизован в отдел общей физиологии. Этот отдел он возглавлял с 1933 г. по 1950 г. Под руководством К. М. Быкова разрабатывались следующие научные направления: кортиколизация вегетативных функций, трофические влияния коры головного мозга, интероцепция, гуморальные факторы в течении корковых процессов, нервно-гуморальная физиология и патология пищеварения.

В 1940 г. Президиум Верховного Совета РСФСР удостоил К. М. Быкова почетного звания «Заслуженный деятель науки», а годом раньше ему была присуждена премия им. И. П. Павлова.

В годы Второй мировой войны К. М. Быков продолжал работу в эвакуации (г. Киров), занимаясь исследованиями, в том числе и по военной тематике. В Кирове впервые вышел из печати его капитальный труд «Кора головного мозга и внутренние органы». Одновременно он работал (1940—1951) начальником кафедры физиологии Военно-морской медицинской академии, в 1943 г. ему было присвоено звание генерал-майора медицинской службы.

После окончания войны К. М. Быков возвратился вместе с сотрудниками в институт и вновь стал во главе отдела общей физиологии ВИЭМ. Проводимые исследования были посвящены изучению нервных и гуморальных механизмов регуляции основного обмена, специфически-динамическому действию различных сортов пищи и роли органов желудочно-кишечного тракта в обменных процессах в организме. В 1945 г. К. М. Быков стал действительным членом АМН СССР, в 1946 г.— академиком АН СССР. В этом же году за работу «Кора головного мозга и внутренние органы» он получил Государственную премию СССР.

В октябре 1948 г. вЛенинграде был организован Институт физиологии центральной нервной системы АМН СССР и К. М. Быкова назначили его директором. Основное внимание в работе института (по предложенной Константином Михайловичем программе) уделялось углублению исследований в области физиологии и патологии кортико-висцеральных отношений. В августе 1950 г. принято решение о включении Института физиологии центральной нервной системы в состав вновь организованного Института физиологии им. И. П. Павлова АН СССР К. М. Быков возглавлял этот институт до конца жизни (1959). Под его руководством институт стал крупнейшим в стране исследовательским центром по физиологии. Как и прежде, К. М. Быков организационную деятельность блестяще сочетал с педагогической, научной, научно-популяризаторской и общественной работой. Под его руководством написан учебник по нормальной физиологии для студентов медицинских институтов, который выдержал три издания и был переведен на многие иностранные языки.

Страна высоко оценила научную, педагогическую и общественную деятельность К. М. Быкова: он награжден орденом Ленина, тремя орденами Трудового Красного Знамени, орденом Красной Звезды, медалями; удостоен золотой медали им. И. П. Павлова, Государственной премии СССР, звания «Заслуженный деятель науки»; избран академиком АН и АМН СССР, дважды избирался депутатом Верховного Совета РСФСР. АН СССР учредила премию имени К. М. Быкова, присуждаемую раз в 3 года.

Являясь учеником И. П. Павлова, К. М. Быков до конца своей жизни развивал павловские идеи нервизма и, следуя заветам своего учителя, стремился сочетать достижения физиологической науки с задачами практической медицины.

Умер К. М. Быков 13 мая 1959 г.

О научном творчестве К. М. Быкова. Он опубликовал свыше 170 научных работ. Из лабораторий, руководимых ученым, вышло около 100 диссертаций (1/3 из них— докторские) и более 600 научных работ, в том числе 5 монографий и 3 учебника для вузов. Ученики Константина Михайловича опубликовали около 140 монографий и сборников научных работ. Среди его учеников много известных ученых: академики В. Н. Черниговский, И. А. Булыгин, Б. И. Ткаченко и др., впоследствии создавшие свои крупные научные физиологические школы.

Как отмечали Б. И. Ткаченко и Ю. П. Голиков (2006), деятельность научной школы К. М. Быкова характеризовалась целеустремленностью и концентрацией усилий ее коллектива на разработке основной научной идеи. Константин Михайлович умел увлечь сотрудников, но в то же время не ограничивал свободу выбора тем исследований в русле основного направления школы, обеспечивая плодотворный симбиоз коллективности с единоличием. Научная школа Константина Михайловича, как и любая другая, отличалась своими, только ей свойственными особенностями организации, стилем взаимоотношений между учителем и учениками, подходом к воспитанию молодых ученых, к реализации исследовательских программ. Всем хорошо известна его удивительная интуиция, способность чувствовать все новое, прогрессивное, находить главное в научных исследованиях и включать в общую работу всего коллектива. Его отличала тяга к комплексным исследованиям на стыке биохимии и морфологии. Он всегда сам анализировал исследования своих учеников и стремился увязывать теорию с практикой, стараясь как можно скорее внедрить результаты завершенных исследований в клинику.

Основные научные исследования К. М. Быкова и его школы посвящены изучению функциональных взаимоотношений коры головного мозга и внутренних органов. В ряде исследований идея К. М. Быкова об универсальности связей внутренних органов с корой головного мозга нашла блестящее подтверждение в возможности образования условных рефлексов на деятельность печени, селезенки, кишечника, сердца, сосудов, дыхательного аппарата и др. Изучая регулирующее влияние коры больших полушарий головного мозга на работу внутренних органов, он показал возможность изменения их деятельности условно-рефлекторным путем, доказал корригирующий механизм коры головного мозга как особую форму ее связи с внутренними органами. Ему принадлежит разработка теории неврогенного генеза нарушений деятельности внутренних органов. На этой основе К. М. Быков выдвинул идею о кортико-висцеральном патогенезе ряда заболеваний (артериальная гипертензия, инфаркт миокарда), а также разработал кортико-висцеральную теорию происхождения и развития язвенной болезни (совместно с И.Т. Курциным).

Исследования К. М. Быкова проблемы чувствительности внутренних органов, подробное изучение безусловно-рефлекторной деятельности этих органов при раздражении интероцеп-торов механическими, химическими и другими агентами заложили основу учения об интеро-цепции, получившего дальнейшее развитие в работах академика В. Н. Черниговского, а в Белоруссии — академика И. А. Булыгина и его учеников.

К. М. Быков обосновал физиологическое значение механического раздражения для желудочной секреции и разработал (совместно с И.Т. Курциным) метод получения с его помощью чистого желудочного сока у человека. Ему принадлежит приоритет в разработке концепции секреторных полей желудка, согласно которой железам малой кривизны отводится роль «водителей ритма» в механизме желудочной секреции. Эти работы, а также наблюдения за больными с фистулами в различных отделах пищеварительного тракта явились серьезным вкладом в клиническую физиологию пищеварения.

Константин Михайлович много внимания уделял авиационной физиологии, физиологии подводного плавания и водолазного дела. Работы эти получили широкое развитие в годы Великой Отечественной войны и в послевоенные годы, когда при его активном участии была создана специальная база для изучения вопросов физиологии и гигиены подводного плавания.

Отдельно следует остановиться еще на одном направлении научных исследований, проводимых К. М. Быковым. Речь идет о впервые предпринятых им в стране систематических работах в области изучения влияния на организм животных и человека курортных факторов. В 1924 г. по предложению И. П. Павлова К. М. Быков выезжает в Пятигорск в Бальнеологический институт для организации исследований действия минеральных вод на животный организм. По его инициативе в Пятигорском бальнеологическом институте была создана экспериментальная физиологическая лаборатория, задачей которой являлось «специальное изучение влияния минеральных вод на функциональную деятельность организма и выяснение механизма их действия с целью полного всестороннего лечебного овладения ими». В Ленинграде и Пятигорске было изучено действие кавказских минеральных вод (10 наиболее типичных минеральных источников Пятигорска, Ессентуков, Кисловодска и Железно-водска) на отделение желудочного сока и двигательную активность желудка у собак, влияние их на образование желчи и выделение ее в кишечник, на ферменты панкреатического сока и кишечную секрецию. Результаты экспериментальных исследований проверялись на больных, которых направляли на курорты Кавказских Минеральных вод из клиники заболеваний органов пищеварения при отделе общей физиологии ВИЭМ. Материалы совместных с врачами курортов научных исследований доложены на V и VI Всесоюзных съездах курортологов, а также на Всемирном конгрессе бальнеологов в Лионе (1928) и на заседании Берлинского медицинского общества. Для расширения этих исследований в 1930 г. в Институте экспериментальной медицины была создана лаборатория экспериментальной бальнеологии под руководством К. М. Быкова. Сотрудники лаборатории изучали действие на организм различных ванн. Впервые было установлено, что биологически активные вещества, образующиеся под влиянием сероводородных ванн, действуют сходно с ацетилхолином, а при приеме радоновых ванн — с адреналином.

Под руководством К. М. Быкова и при участии И. Т. Курцина, А. Н. Бакурадзе и В.Н. Черниговского проведены экспериментальные и клинические исследования, позволившие обосновать лечебное действие авадхарской минеральной воды на секреторную и моторную деятельность желудочно-кишечного тракта. Были изучены механизмы действия различных природных факторов на здоровый и больной организм, доказано рефлекторное влияние минеральных вод.

Все это дает веские основания считать, что К. М. Быков являлся основоположником экспериментальной бальнеологии, оказавшим исключительное влияние на развитие дифференцированного питьевого лечения минеральными водами на курортах СССР. К сожалению, в Беларуси такие исследования в последние годы перестали проводиться, несмотря на то, что резко возросло бутилирование белорусских минеральных вод.

К. М. Быков также руководил первыми в Советском Союзе физиологическими исследованиями влияния высокогорного климата на организм человека и животных, позволившими выявить ряд закономерностей акклиматизации и обосновать принципы организации работы высокогорных курортов. За комплекс работ, проведенных в высокогорных экспедициях, его ученики были удостоены Золотой медали И. П. Павлова.

Как видим, Константин Михайлович Быков — ученый многогранных интересов и крупных научных обобщений. Если начальный период его научной деятельности связан с вопросами бальнеологии и курортологии, то в последующем во главу угла была поставлена проблема взаимоотношения коры головного мозга и внутренних органов, а также нейрогуморальных механизмов регуляции висцеральных функций. Важно подчеркнуть, что исследования К. М. Быкова по этим направлениям оказали огромное влияние на развитие отечественной курортологии и физиотерапии.

В частности, большое значение для физической медицины имело его выступление с программным докладом на объединенной сессии Академии наук СССР и Академии медицинских наук СССР, посвященной проблемам физиологического учения академика И. П. Павлова (1950). В докладе он подчеркивал, что «в организации отдыха и восстановлении работоспособности большую роль играют физиотерапия и курортология, которая, однако, до сир пор оторвана от современных проблем физиологии и патологии. Этот отрыв является следствием того, что экспериментальная курортология шла по путям изучения частных вопросов, вытекающих из узкой курортной практики, тогда как общая физиология, а за ней и патология шли по путям изучения не только частных, но и главным образом общих закономерностей, лежащих в основе различных функций организма как единого целого.... Эти недочеты в организации курортологии как экспериментальной науки являются основной причиной того, что курортная практика до сего времени в значительной степени остается в тисках грубой эмпирики. Замыкаясь в кругу частных вопросов, она все более и более суживала границы своих исследований в области курортологии и зашла в тупик. Нет в настоящее время и общей теории действия курортных факторов на организм человека. Необходимо, чтобы экспериментальное исследование заняло свое место в системе курортного лечения и подняло бы курортную практику до уровня передовых разделов медицинской практики...».

По итогам выступления К. М. Быкова и Постановления объединенной сессии двух академий наук СССР в июне 1951 г. состоялся объединенный Пленум правления Всесоюзного общества физиотерапевтов и курортологов и ученого совета ГНИИ физиотерапии Министерства здравоохранения РСФСР. Первым на этом Пленуме обсуждался вопрос о пересмотре положений физиотерапии в свете учения И. П. Павлова.

Принятая и доведенная до всех институтов курортологии и физиотерапии резолюция Пленума содействовала перестройке научно-исследовательских работ в стране по физиотерапии и курортологии, широкому изучению роли нервной системы и коры головного мозга, особенно в механизмах действия естественных и пре-формированных физических факторов, а также расширению экспериментальных исследований в данной области. Реализация принятых решений способствовала не только развитию современных представлений о механизмах физиологического и лечебного действия физических факторов, но и значительному расширению и более эффективному использованию физиотерапевтических и курортных методов в лечении, оздоровлении и реабилитации пациентов с различными заболеваниями. Импульс этому прогрессу в физиотерапии и курортологии, вне сомнения, придал упомянутый программный доклад К. М. Быкова.

Как представляется автору, краткий очерк о жизни и творчестве академика К. М. Быкова — это не только дань уважения крупному ученому и видному общественному деятелю, получившему широкую известность у нас и за рубежом. Рассказ о становлении личности и ученого такого масштаба интересен как состоявшимся ученым, так и молодым людям, решившим посвятить себя науке, научным исследованиям в той или иной области физиологии и медицины.

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА
1. Константин Михайлович Быков // Материалы библиографии ученых СССР.— М., 1952.
2. Ткаченко Б. И., Ланге К. А. Быков К. М.— М., 1987.
3. Ткаченко Б. И., Аношина А. А. // Физиологические научные школы в СССР: Очерки.— Л., 1988.— С. 209—222.
4. Ткаченко Б. И., Голиков Ю. П. // Историч. вестн. Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова.— М., 2006.— С. 71—77.
5. Быков К. М. Избранные произведения.— Т.1.— М., 1953.
6. Черниговский В. Н. // Кортико-висцеральные взаимоотношения в физиологии, биологии и медицине.— Л., 1971.— С. 3—19.
7. Проблемы бальнеологии / Под ред. К. М. Быкова.— М., 1952.

Поступила 13.04.15.
 
Адрес для корреспонденции:
Улащик Владимир Сергеевич. Институт физиологии НАН Беларуси.
220072, г. Минск, ул. Академическая, 28; сл. тел. (8-017) 332-16-00.
 

Авторы: Улащик В. С.
  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси