Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

У врача нередко возникают ситуации, в которых необходима консультация юриста. Только где такого консультанта взять?

В нашей стране отношения медицинских работников и па­циентов регулируются нормативно-правовыми документами, в которых наблюдается явный дисбаланс в пользу интересов пациента. Это характерно и для стран Западной Европы и США. Сегодня в странах Европейского союза активно обсуждается вопрос о защите врача, потому что наряду с жалобами, имеющими под собой основания, увеличивается число необоснованных претензий к медикам. Практика свидетельствует о росте числа заявлений, обладающих сомнительной доказательной базой, исходящей от не вполне добросовестных заявителей — пациентов, «обиженных» медиками.

Количество «медицинских» дел растет и это неоспоримый факт (см. статью А. Ю. Гусакова и соавт.). Судебная практика уверенно пошла по пути защиты прав и интересов пациента. Будучи истцом, в гражданском процессе вину врача он доказывать не обязан. Напротив, медику или медицинскому учреждению необходимо доказать, что лечили правильно, неосторожности и уж тем более умысла не было, а сыграли роль тяжелое состояние больного, индивидуальные особенности организма и др. Точку зрения законодателя, как правило, разделяют следствие и суд. Так обнаружилась новая проблема — необходимость защиты самого врача. Пациента уже достаточно обезопасили, как в ситуации с Законом «О защите прав потребителей» — права потребителей так защитили, что они начали злоупотреблять его применением.

Изучение правового поля, в котором может действовать врач, — задача не из легких. Лишь немногие медики могут хорошо владеть основами законодательства. В ходе рассмотрения дела беспомощность и беззащитность врача просто бросаются в глаза. Он не может сориентироваться в судебном процессе. Даже специалисты со званиями нервничают, заикаются, бледнеют, у них дрожат руки. На суд и участников процесса допрашиваемый врач часто производит впечатление лица, безусловно, виновного либо допустившего серьезную ошибку, которая вот-вот станет очевидна всем. Законодательные нормы написаны малопонятным языком, обладают множеством нюансов и возможностью разночтений, в которых медику трудно разобраться. Вместе с тем юристу сложно понять работу врача, особенно — как он может работать в условиях диагностических трудностей и медикаментозных ограничений, почему лечение разных пациентов так отличается при одинаковом диагнозе, в каких случаях врач принимает решение идти на риск, а в каких нет и т. д. Юристу значительно легче защищать пациента — здесь все ясно, есть проблема и реальная история, рассказанная на понятном языке.

Дела, относящиеся к разряду медицинских — одни из самых сложных в юридической практике в связи со спецификой врачебной деятельности, риском причинения вреда здоровью пациента и возможностью летального исхода. В таких делах врачу необходим юрист, сведущий в медицине, поскольку отсутствие познаний в этой области делает защиту неэффективной. Медики всегда говорят о важности своевременного обращения за помощью. Выражение «своевременная помощь» употребляют и в юридической практике, где часто именно этот факт решает, как и в медицине, исход дела.

У врача нередко возникают ситуации, в которых необходима консультация юриста. Только где такого консультанта взять? Выход один — заключение лечебным учреждением договора со специалистом в области медицинского права (такие специалисты должны быть), чтобы при необходимости в экстренном порядке врач мог услышать ответ на интересующий его вопрос (скорая юридическая помощь).

В чем же причина того, что медик в данной ситуации оказывается «крайним»? Вероятно, в недостаточной культуре безопасности в здравоохранении и правовой незащищенности медика. Необходимо уважать врача больше и обеспечить его юридическую защиту. Ведь именно ему доверяется самое главное, что у нас есть — здоровье и жизнь.

Авторы: Абаев Ю. К.
  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси