Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Сравнительный анализ отдаленных результатов радикальной простатэктомии и 30-конформной лучевой терапии при раке предстательной железы

Цель исследования. Дать сравнительную оценку отдаленных результатов лечения пациентов, страдающих раком предстательной железы (РПЖ) с низким и промежуточным риском прогрессирования, в зависимости от различных прогностических факторов.

Материал и методы. Материалом для исследования послужили данные о 212пациентах с клинически локализованным (сТ2) РПЖ с низким и промежуточным риском прогрессирования заболевания, которым в период с 2005 г. по 2008 г. включительно в РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н. Н. Александрова выполнена открытая позадилонная радикальная простатэктомия (РПЭ) или лучевая терапия (ПТ) по радикальной программе.

Результаты. Медиана наблюдения в общей когорте пациентов составила 89,9 мес, в течение которых было зарегистрировано 12 случаев смерти от РПЖ. Раково-специфическая выживаемость (РСВ) в зависимости от вида проведенного лечения (ПТ или РПЭ) не различалась (относительный риск (ОР) 0,548, 95% ДИ (0,132—2,280), Р=0,4).

Сумма баллов Глисона (< или = 6 против 7) оказалась единственным предиктором РСВ (ОР 3,830, 95% ДИ (1,022—14,359), Р=0,046). У пациентов с промежуточным риском РПЭ была ассоциирована со статистически значимо лучшими результатами по сравнению с ПТ только в случае умереннодифференцированной аденокарциномы (сумма Глисона U).

В настоящее время в Республике Беларусь отмечается значительное увеличение заболеваемости раком предстательной железы (РПЖ). В частности, число ежегодно регистрируемых случаев РПЖ увеличилось с 932 в 1996 г. до 3499 в 2013 г. (в 3,7 раза), заболеваемость возросла с 19,5 на 100 000 населения в 1996 г. до 79,5 на 100 000 населения в 2013 г. [1]. Следует отметить, что на фоне общего снижения смертности от злокачественных новообразований рак простаты остается одной из немногих опухолей, при которых смертность увеличивается.

На сегодняшний день существуют несколько классификаций, позволяющих разделять пациентов на группы низкого, промежуточного и высокого риска прогрессирования заболевания и смерти от РПЖ с целью определения прогноза и необходимого объема лечения [2].

Наиболее часто применяемыми подходами к лечению данного заболевания у пациентов с низким и промежуточным онкологическим риском являются радикальная простатэктомия (РПЭ), лучевая терапия (ЛТ) и активное наблюдение. Согласно результатам крупного рандомизированного исследования SPCG-4 (Scandinavian Prostate Cancer Group), проведение радикального хирургического лечения позволило улучшить отдаленные результаты по сравнению с наблюдением, медиана которого составила 12,8 года [3]. По данным рандомизированного контролируемого исследования PIVOT (Prostate Intervention Versus Observation Trial), указанное преимущество активной хирургической тактики относилось только к пациентам с промежуточным и высоким риском прогрессирования [4]. Необходимо также отметить, что работы по прямому проспективному сравнению результатов РПЭ и ЛТ практически не проводились. Кроме этого, прямая экстраполяция результатов рандомизированных исследований на генеральную совокупность не всегда возможна ввиду ее большей гетерегонности (в частности, по отношению к частоте встречаемости и степени тяжести сопутствующей патологии и социо-экономическим характеристикам пациентов) [5]. В связи с этим сравнение исходов различных методов лечения на основании ретроспективных данных, полученных вне контролируемых исследований, позволяет дополнять результаты последних.

Следует отметить, что в большинстве подобных обсервационных исследований по сравнению отдаленных результатов РПЭ и ЛТ у пациентов, страдающих РПЖ, в качестве конечной точки рассматривается факт развития биохимического рецидива заболевания, полученные результаты противоречивы [6, 7]. Подобный подход может приводить к проблематичности сравнительной трактовки эффективности указанных лечебных опций ввиду различий в определении самого понятия «биохимический рецидив» после РПЭ и ЛТ. Кроме этого, как показало исследование C. R. Pound и соавт. [8], медиана времени от развития биохимического рецидива после РПЭ до смерти пациента составляет примерно 13 лет и не у всех пациентов с повышением уровня ПСА развивается клиническое прогрессирование заболевания. Касательно пациентов с благоприятным и промежуточным прогнозом это может означать, что существует достаточно высокая вероятность (принимая во внимание возраст и сопутствующую патологию) умереть от причины, не связанной с основным заболеванием. Поэтому смерть пациента, причиной которой является прогрессирование РПЖ— раково-специфическая выживаемость (РСВ) — является наиболее адекватной конечной точкой подобных исследований [9].

Целью настоящего ретроспективного анализа явилась сравнительная оценка отдаленных результатов лечения пациентов, страдающих РПЖ с низким и промежуточным риском прогрессирования, в зависимости от различных прогностических факторов.

  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси