Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Рубрика «Школа молодого ученого». Помощь в организации, планировании научной работы и развитии способностей исследователя

Мы открываем рубрику "Школа молодого ученого". Надеемся, публикуемые в ней материалы помогут в организации, планировании научной работы и развитии способностей исследователя. А что в будущем может ожидать тех, кто посвятит себя науке? Вопрос не риторический. Много ли сегодня найдется ученых, ставших кандидатами, докторами наук и продолжающих с прежней интенсивностью заниматься научно-исследовательской работой? Увы, таких немного. Причины разные: семейные заботы, болезни, самоуспокоение и т.д. Научная работа — тяжелый труд, не все выдерживают, уходят в более легкие области деятельности. Есть и еще одна причина — синдром преждевременного "заката" научного потенциала ученого. Развивается он постепенно независимо от возраста и чина и начинается, как только научный работник прекратит работать "своими руками", а делать этого нельзя, как нельзя общаться с любимым человеком через третье лицо.

Первый симптом — передача всей "чисто технической работы" молодым коллегам, чтобы освободить себе время для "более важных дел". Затем делегируются заботы о накоплении научного материала, анализу полученных результатов, написанию заключительных отчетов, статей и тезисов для выступлений на съездах и конференциях.

Следующий признак — стремительный рост числа публикаций. Появляется уверенность — достаточно формально числиться исполнителем научной работы, чтобы стать соавтором статьи или тезисов. Такое "необузданное творчество" создает атмосферу дешевого успеха, чуждого истинной науке. Научная истина и научная публикация — не одно и то же. История знает немало выдающихся ученых, авторов немногих работ: В.К. Рентген написал 15 статей, А. Эйнштейн — 30.

Очередной этап — в публикациях уменьшается число новых фактов, которые уступают место рассуждениям общего характера, исчезает чувство ответственности, желание взвешивать каждое слово, теряется опасение сделать ошибочное утверждение. А если научный работник оказывается на высоком административном посту, появляются выступления на тему "как делать науку" и самоуверенность, пропорциональная служебным возможностям. Именно в этот период исчезает жажда учиться, появляются важность и чванство, желание решать проблемы только мирового масштаба. Не зря М. Монтень говорил: "Невежество бывает двоякого рода: одно безграмотное — предшествует науке, другое чванное — следует за ней". Размножение и деятельность таких, выражаясь языком химии, поверхностно-активных ученых отрицательно сказывается на уровне науки.

Одна из главных причин преждевременного "заката" научного потенциала — потеря способности радоваться и удивляться каждому шагу в получении нового знания, "малым" открытиям, без которых не существует научной деятельности. Понимание причин этого синдрома позволяет отодвинуть предельный возраст в науке. Ученый, любящий свой труд, может до преклонного возраста получать оригинальные данные. История знает немало примеров творческого долголетия. Вот имена перешагнувших 80—90-летний рубеж и продолжавших творчески работать, оставаясь авторитетами мирового уровня: Конфуций, Гиппократ, Платон, И. Ньютон, И. Гете, Т. Эдисон, И.П. Павлов, П.Л. Капица. Если же ученый чувствует ослабление работоспособности и творческих способностей, остается единственно достойный выход — помогать ученикам и гордиться их успехами. С этим согласятся те, кто самостоятельно проводит научные исследования, анализирует и публикует их результаты. Именно так поступал великий Н.И. Пирогов, который все свои работы писал сам! Тем, кто не считает зазорным ставить свою подпись под результатами чужого труда, следует об этом напомнить.

Авторы: Абаев Ю. К.
  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси