Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Риск-адаптированная терапия острого миелоидного лейкоза у взрослых на основе мониторинга минимальной остаточной болезни

Цель  исследования. Оценить результаты терапии острого миелоидного лейкоза (ОМЛ) у взрослых, основанной на определении исходного риска, ответа на химиотерапию по динамике маркеров минимальной остаточной болезни (МОБ), с использованием эскалированных доз антрацикли- нов в индукции ремиссии.

Материал и методы. В контрольную группу вошли 1б пациентов, получавших терапию со стандартными дозами антрациклинов (даунорубицин 45 мг/м2), в возрасте 20— 5б лет. Женщин было 10, мужчин — б.

Основную группу составили 19 пациентов с первичным ОМЛ в возрасте 19—58лет, получавшие лечение с использованием эскалированных доз антрациклинов (даунорубицин 90 мг/м2) в индукции. Женщин было 12, мужчин —7.

Для первичной диагностики ОМЛ, выявления лейкозоассоциированного фенотипа (ЛАФ) и контроля МОБ оценивали иммунный фенотип бластных клеток костного мозга с помощью моноклональных антител к различным маркерам.

Результаты. По результатам обследования пациентов установлено, что выявление ЛАФ миелоидных бластов у абсолютного большинства пациентов с ОМЛ на этапе первичной диагностики позволяет контролировать МОБ на фоне терапии индукции ремиссии и определять ее необходимые для элиминации лейкозного клона объем и интенсивность.
Разработан оригинальный алгоритм риск-адаптированной индукционной терапии, в результате применения которого частота полных цитоморфологических ремиссий составила 89,5%, полных цитоморфологических и иммунофенотипических ремиссий — 84%. Персонификацию терапии консолидации ремиссии выполняли с учетом генетического профиля пациента и наличия либо отсутствия признаков персистирования МОБ после терапии индукции по результатам исследования с помощью шестицветной проточной цитофлюорометрии.
 
 

  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси