Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Распространение завозного вируса кори в Минске

It appears your Web browser is not configured to display PDF files. Download adobe Acrobat or click here to download the PDF file.

Click here to download the PDF file.

Представлен анализ ситуации по кори в Минске в первом полугодии 2014 г. В апреле—июне выявлено и лабораторно подтверждено 30 случаев кори. По эпидемиологическим данным и результатам молекулярно-генетического изучения вируса, подтвержден завозной характер 1-го случая (из России, генотип D8). Еще 2 случая являются завозными по эпидемиологическим данным (из Израиля и Грузии), остальные 21 классифицированы как связанные с завозными. Заболевшие корью были в возрасте 18—59 лет, 81% относились к возрастной группе 20—45 лет. Широкомасштабное проведение противоэпидемических мероприятий позволило в короткие сроки стабилизировать эпидемическую ситуацию и не допустить широкого распространения инфекции.

Введение вакцинации в 1967 г. и ревакцинации в 1987 г. с использованием моновакцины против кори обеспечило существенное снижение заболеваемости среди населения Минска по сравнению с довакцинальным периодом. Применение с 1996 г. однократной, а с 2000 г. двукратной иммунизации 3-компонентной вакциной против кори, эпидемического паротита и краснухи, а также достижение и поддержание оптимального охвата иммунизацией детей декретированных возрастов обеспечили дальнейшее снижение заболеваемости и создание условий для элиминации кори. Наряду с плановой иммунизацией в Минске использовали и другие возможности активного влияния на заболеваемость среди контингентов риска — проводили кампании подчищающей иммунизации среди населения 15—19 лет (2003), 20—29 лет (2006, 2012).

Заболеваемость корью в Минске, как и в республике в целом, в последнее десятилетие низкая. Регистрируют единичные завозные или связанные с завозными случаи этой инфекции [1]. В отдельные годы (2008, 2009) корь не регистрировали вовсе. Исключением явился 2006 г., когда в Минске выявлено 42 случая кори, в республике— 151 случай [2]. Рост заболеваемости был связан с многочисленными завозами вируса кори генотипа D6 из Украины, где в это время было зарегистрировано более 44 000 случаев кори.

В 2014 г. в Минске и в целом по республике ситуация по кори несколько осложнилась, что явилось следствием обострения эпидемической ситуации в соседних странах, и прежде всего в России. В течение первого полугодия 2014 г. в Республике Беларусь зарегистрировано 62 лабораторно подтвержденных случая кори, половина из которых (30 случаев)— в Минске.

Целью данного исследования явилось изучение клинико-эпидемиологических характеристик кори в Минске в первом полугодии 2014 г. и использование полученных результатов для разработки профилактических мероприятий, направленных на стабилизацию эпидемической ситуации и недопущение ее последующего ухудшения.

Материал и методы

В январе—июне 2014 г. в Минске выявлены и лабораторно обследованы 82 пациента с клиническими критериями кори. Выявление подозрительных на корь пациентов и направление клинического материала на лабораторное исследование проводили в соответствии с Санитарными нормами и правилами № 130 от 26.12.2013 г. «Требования к организации и проведению санитарно-противоэпидемических мероприятий, направленных на предотвращение заноса, возникновения и распространения кори и краснухи».

Отмечалось как пассивное (при обращении за медицинской помощью), так и активное (при проведении медицинскими работниками наблюдения среди контактных лиц) выявление пациентов.

Лабораторное обследование пациентов проводили в Республиканской референс-лаборатории по кори и краснухе (РНПЦ эпидемиологии и микробиологии Минздрава Республики Беларусь). Лабораторную диагностику кори осуществляли в соответствии с рекомендациями ВОЗ, она включала выявление IgM- антител к вирусу кори в сыворотке крови, обнаружение РНК вируса в клиническом материале (гепаринизированная кровь, носоглоточный мазок, моча) [3]. При необходимости также проводили исследование содержания lgG-антител в парных сыворотках крови. В целях генотипирования выполняли секвенирование С-терминальной области N-гена (450 нуклеотидов) вируса кори.

Антитела классов М и G к вирусам кори определяли с использованием соответствующих иммуноферментных тест-систем производства «Siemens» (Германия). Для выделения вирусной РНК использовали набор «QIAamp Viral RNA Mini Kit» («QIAGEN», Германия). Идентификацию вируса кори проводили с помощью гнездовой ОТ-ПЦР, описанной J. R. Kremer и соавт. [4]. Синтез ПЦР-продуктов анализировали методом электрофореза в 1,5% агарозном геле в трисацетатном буфере, рН 8,5 (0,04 М трис-ацетат, 0,002 М ЭДТА) с добавлением красителя GelStar Gel Stain («Lonza», США).

Амплифицированный фрагмент кДНК вируса кори вырезали из геля, очищали с использованием набора «QIAquick Gel Extraction Kit» («QIAGEN», Германия) и секвенировали в обоих направлениях с помощью набора «BigDye Terminator v. 3.1 Cycle Sequencing kit» («Applied Biosystems», США) на капиллярном секвенаторе (Model 3100 Avant, «Applied Biosystems», США).

Множественное выравнивание нуклеотидных последовательностей осуществляли с использованием алгоритма Clustal W, встроенного в программу «BioEdit Sequence Alignment Editor v. 7.0.9.0». Филогенетический анализ выполняли с помощью программы MEGA, версия 6. Эволюционные расстояния между последовательностями определяли на основании двухпараметрической модели эволюции Кимура. Достоверность топологий филограмм оценивали методом псевдореплик (проанализировано 1000 псевдореплик) [5].

Материалом для клинико-эпидемиологического анализа служили 30 лабораторно подтвержденных случаев кори. Случаи кори, возникшие в результате непосредственного инфицирования от завозного случая, относили к 1-й генерации. Заболевшие в результате контакта со случаями 1-й генерации отнесены ко 2-й генерации и т. д. Эпидемиологический анализ проводили с применением общепринятых методов эпидемиологической диагностики [6]. Статистический анализ осуществляли с использованием программного обеспечения Microsoft Excel. Определяли частоту признаков (количество пациентов, у которых встречался изучаемый признак). Для каждой частоты рассчитывали 95% доверительные интервалы (ДИ) [7].

Результаты и обсуждение

В Минске в течение января—июня 2014 г. при лабораторном обследовании 82 пациентов с клиническими критериями кори диагноз кори подтвержден у 30 заболевших, у 52 лабораторные данные позволили исключить этот диагноз.

ЛИТЕРАТУРА
1.    Самойлович Е. О. // Мед. журн.— 2014.— № 2.— С. 94—99.
2.    Samoilovich Е. О., Yermalovich M. A., Semeiko G. V., et al. // Euro Surveill.— 2006.— Vol. 11.— P. E060121.3.
3.    WHO. Manual for the laboratory diagnosis of measles and rubella virus infection.— Geneva, 2006.
4.    Kremer J. R., Nguyen G. H., Shulga S. V., et al. // J. Med. Virol.— 2001.— Vol. 19, № 1.— P. 981—994.
5.    Tamura K., Peterson D., Peterson N., et al. // Mol. Biol. Evol.— 2011.— Vol. 20, № 10.— P. 2131—2139.
6.    Адамович М. М. Методы эпидемиологической диагностики: Учеб.-метод. пособие /Под ред. Г. Н. Чистенко.— Минск, 2003.
7. Petrie А., Sabin С. Medical Statistics at a glance / Под ред. В. П. Леонова.— М., 2009.— С. 31—32.
8.    Muscat М., Shefer A., Ben Mamou M., et al. //Clin. Microbiol. Infect.— 2014.— Vol. 20.— P. 12—18.
9.    CDC. Increased Transmission and Outbreaks of Measles // MMWR.— 2011.— Vol. 60, №41.— P. 1605—1610.
10.    WHO EpiBrief. A report on the epidemiology of selected vaccine-preventable diseases in the European Region.— 2013.— № 1.

Поступила 08.01.14.
 
Адрес для корреспонденции:
Глинская Ирина Николаевна.
Минский городской центр гигиены и эпидемиологии. 220013, г. Минск, ул. П. Бровки, 13, корп. 1;
сл. тел. (8-017) 292-47-54.

  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси