Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Особенности суицидального поведения среди жителей г. Минска

It appears your Web browser is not configured to display PDF files. Download adobe Acrobat or click here to download the PDF file.

Click here to download the PDF file.

Цель исследования. Выявить причины и факторы, обусловливающие суицидальное поведение у жителей г. Минска.

Материал и методы. Начиная с 2005 г. проводился мониторинг уровня суицидальной активности среди жителей г. Минска, что включало регистрацию всех случаев суицида и парасуицида (незавершенные суицидальные попытки).

Результаты. В результате проведенного мониторинга установлено, что среди лиц, совершающих суицид, преобладают мужчины в возрасте 46—60 лет, для них характерна социальная неустроенность и состояние алкогольного опьянения. Суициды чаще всего совершались в мае, июне, июле, основной способ совершения — повешение. В течение года до совершения суицида они, как правило, за психотерапевтической помощью не обращались.

У лиц, совершивших незавершенную суицидальную попытку, выявлены следующие особенности:
—    парасуициды совершали в основном лица в возрасте 20—39 лет;
—    количество парасуицидов, совершаемых мужчинами, соответствует количеству парасуицидов, совершаемых женщинами;
—    наиболее распространенными формами парасуицидального поведения являются медикаментозное отравление, которое чаще совершают женщины, и нанесение себе самоповреждения в состоянии алкогольного опьянения, что характерно для лиц мужского пола.

Заключение. Система профилактических мероприятий, существующая в нашей стране и направленная на оказание помощи лицам, совершившим па- расуицид, является неэффективной, так как пара- суициды совершают в основном в возрасте 20— 39 лет, при этом соотношение мужчин и женщин составляет 1:1. Самоубийства характерны для лиц мужского пола (соотношение мужчин к женщинам — 4:1) в возрасте 46—60 лет. В течение года до совершения суицида они, как правило, суицидальных попыток не совершали и, таким образом, «группой риска» по данной форме саморазрушающего поведения не являлись.

Смертность от внешних причин, куда входит и смертность от суицидов, в трудоспособном возрасте в Республике Беларусь занимает 2-е место после сердечно-сосудистой патологии (в 2014 г. — 8209 человек умерло от сердечнососудистой патологии; 6749 — от внешних причин; 4770 — от новообразований). Ведущей причиной смертности в трудоспособном возрасте от внешних причин в 2014 г. была смертность от преднамеренных самоповреждений/самоубийств (18,0%). Среди других причин смертности отмечались: отравление алкоголем (15,6%), дорожно- транспортные травмы (10,3%), несчастные случаи, связанные с огнем, пламенем и дымом (8,1%), падения (7,3%), прочие отравления (6,7%), утопления (6,5%), случайные механические удушения/асфиксия (4,3%), убийства (3,7%) и др.

Социально-экономическое бремя самоубийств подсчитано на международном уровне [9, 10]. Так, в 25 странах Европейского Союза на суициды лиц в возрасте до 75 лет пришлось 30% YLL (Years of Life Lost — годы жизни, потерянные в связи с преждевременной смертью) из-за внешних причин. Основной «вклад» в число смертей происходит за счет самоубийств в возрасте 20—55 лет на пике социальной жизни [15].

Для профилактики данного негативного явления в г. Минске с 2005 г. начал проводиться мониторинг суицидальной активности, который позволил выявить определенные закономерности данной формы саморазрушающего поведения. Уровень суицидальной активности в г. Минске за последние 5 лет составил 10,45 на 100 000 населения, что ниже среднемирового показателя [9]. В 2013 г. данный показатель составил 9,05 на 100 000, в 2015 г. он значительно ниже — менее 9 на 100 000 населения.

  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси