Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Придерживаться понятий «функциональные расстройства», «функциональные болезни» и опираться на них в диагностике заболеваний не только ошибочно, но и вредно

Дорогие коллеги!

«Функциональные расстройства», «функциональные болезни» — широко распространенные понятия, появившиеся во второй половине XIX века, когда в результате исследований Р. Вирхова утвердилось мнение о том, что клинические проявления болезней имеют определенный материальный субстрат. Вмес­те с тем светооптический микроскоп далеко не во всех случаях позволял выявить морфологические изменения при наличии явных нарушений функции того или иного органа. Отсюда и берет начало представление о функциональных расстройствах и болезнях.

Эти суждения казались правомочными вплоть до середины XX века, когда появилась возможность улавливать тончайшие изменения внутриклеточных структур, в результате чего было установлено — любые функциональные изменения клетки не могут произойти без соответствующей структурной модификации. Структура и функция, как одно из проявлений материи и движения, не могут существовать одна без другой, представляя собой две воедино слитых стороны процесса жизнедеятельности. Крупнейший клиницист В. Х. Василенко лаконично и точно выразил эту мысль: «Функция без структуры немыслима, структура без функции бессмысленна».

Некоторые исследователи полагают под функциональными расстройствами обратимые изменения в органах и тканях. Однако на ранних стадиях болезни компенсаторные процессы (регенерация, гиперплазия структур) активно протекающие вне очага повреждения нивелируют морфологические изменения органов, задерживая тем самым симптоматику болезни. Первые субъективные проявления заболевания часто наблюдаются лишь тогда, когда болезнь заходит настолько далеко, что защитные реакции уже не могут компенсировать изменения в органе.

Не структурная модификация следует за функциональными (клиническими) признаками болезни, а наоборот, последние возникают, когда патологический процесс уходит вперед в своем морфологическом выражении. Клинические симптомы атеросклероза (коронарная недостаточность, неврологические симптомы, перемежающаяся хромота и др.) появляются лишь в определенной фазе морфологических изменений сосудов, а иногда последние не проявляются в течение всей болезни вплоть до скоропостижной смерти человека до этого «ни на что не жалую­щегося»; первые симптомы цирроза печени зачастую обнаруживаются лишь в финале заболевания в виде асцита или кровотечения из варикозно-расширенных вен пищевода. Если бы это было не так, не встречались бы пациенты с болезнями в запущенной стадии, не стоял бы вопрос о важности диспансеризации. Об этом же свидетельствует и основная тенденция в улучшении ранней диагностики болезней — с помощью дополнительных методов исследования обнаружить заболевание на ранней стадии, когда морфологические изменения уже есть, а клинические симптомы еще отсутствуют. Разве является такой уже редкостью выявление рака легкого или желудка у человека, ни на что не жалующегося? Именно поэтому в поликлинике должны использоваться столь же современные методы диагностики, что и в клинике.

О нереальности существования функциональных болезней еще в первой четверти XIX века говорил французский патолог Ф. Бруссе (1772—1838): «Если есть хотя бы один клинический симптом, значит обязательно должно быть морфологическое подтверждение, а если трупы иногда кажутся нам немыми, то это только потому, что мы не умеем их спрашивать». Придерживаться понятий «функциональные расстройства», «функциональные болезни» и опираться на них в диагностике заболеваний не только ошибочно, но и вредно. Это значит продолжать формировать контингент пациентов с далеко зашедшими стадиями болезней. Если мы хотим остаться на позициях современной научной медицины, необходимо изъять из обихода, а главное из сознания врачей мифические представления о функциональных расстройствах и заболеваниях.

Авторы: Абаев Ю. К.
  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси