Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Первое патологоанатомическое вскрытие на территории Восточной Европы

It appears your Web browser is not configured to display PDF files. Download adobe Acrobat or click here to download the PDF file.

Click here to download the PDF file.

Исполняется 430 лет с момента первого на территории Восточной Европы анатомического вскрытия трупа скоропостижно скончавшегося от болезни в Гродно короля польского и великого князя литовского Стефана Батория.

Научно-практические традиции медицины Беларуси имеют давние корни, неразрывно связанные с развитием европейской и мировой медицины. Уже в XVI веке Беларусь стала местом пропаганды прогрессивных медицинских и философских знаний своего времени. Многие ученые и выпускники ведущих университетов Западной и Центральной Европы в поисках убежища от гонений за свои воззрения приезжали в Великое княжество Литовское, где находили поддержку, последователей и благоприятные условия для работы.

В это время в Гродно 15 декабря 1S86 г. было произведено первое на территории Восточной Европы анатомическое вскрытие трупа скоропостижно скончавшегося короля польского и Великого князя литовского Стефана Батория, при жизни страдавшего двухсторонним поликистозным перерождением почек.

Внезапная смерть главы одного из крупнейших европейских государств породила множество версий о причинах его кончины, основными из которых были отравление и неправильное лечение короля придворными врачами — итальянцами С. Симони и Н. Буччелла.

В связи с этим заслуживает внимания описание событий, произошедших в последние дни жизни короля и приведших к его кончине.
 
Согласно источникам литературы, с 1576 г. Стефан Баторий жил в Гродно, где реконструировал Старый замок под новую королевскую резиденцию. С 25 ноября 1586 г. он каждый день рано утром уезжал на охоту. В это время были очень сильные морозы, тяжелые даже для местных жителей. Иногда на обратном пути у короля немели не только ноги, но и все тело, поэтому необходимо было греться возле костра. Четвертого декабря у Стефана Батория начался приступ удушья, заставивший его вернуться обратно.

В течение следующих дней казалось, что приступы его покинули. В связи с этим один из врачей (Н. Буччелла) с разрешения короля покинул дворец и уехал в свое имение. Следить за здоровьем С. Батория остался второй врач — С. Симони.

В воскресенье 7 декабря, несмотря на советы врача не покидать дворец, король отправился на службу в костел. После возвращения он хотел уединиться и написать завещание, но в это время начался новый приступ удушья, который прошел сам по себе. С чувством тяжести и боли в голове в 9 ч вечера С. Баторий отправился в спальню. В ту ночь он не мог долго уснуть. Около полуночи ощутив потребность в прохладе, которая всегда помогала ему при бессоннице, он вышел из своих покоев, а когда возвращался обратно, потерял сознание и, падая, ударился об острый угол скамьи. При звуке падения прибежали слуги и застали С. Батория лежащим с поцарапанной кожей на лбу и глубокой раной на бедре. С. Симони, оказав медицинскую помощь королю, заверил придворных, что для жизни никакой опасности нет.

Вечером следующего дня возвратился Н. Буччелла. Выслушав подробный отчет о случившемся, он подчеркнул, что приступ нельзя игнорировать. При этом напомнил о том, что королю в течение длительного времени не пускали кровь и не давали слабительные, чего всегда требовал его организм. Поэтому он предложил, несмотря на полнолуние, произвести кровопускание и дать сильнодействующее слабительное средство и ни в коем случае не давать крепкого вина.

Второй врач придерживался другой точки зрения, отличавшейся от мнения коллеги. Он считал, что не стоит делать кровопускание из-за холода, тем более ночью имела место значительная кровопотеря, а манна, даваемая ранее в качестве слабительного, вполне очистила организм короля.
 
Вторник (9 декабря) король провел в удовлетворительном состоянии. Ел мало, требовал только крепкого вина, на что Н. Буччелла соглашался неохотно, при этом разбавляя вино водой. Но после ужина королю стало плохо, он упал поперек кровати, стиснул зубы и потерял сознание. Врачи бросились к нему, чтобы оказать помощь. С. Баторий открыл глаза, посмотрел на них и с удивлением спросил: «Бога ради, что вы делаете?», а потом у него начался новый приступ удушья.

Врачи поставили ему банки, растерли горячим. Кроме того, они договорились дать ему отвар из иссопа, так как он не может навредить при любой болезни, несколько капель экстракта серы, поставить 4 пиявки на плечах и 2 на крестце, приложить небольшой камень безоар.

После этого на совете Н. Буччелла, принимая во внимание судороги, которые заметил при падении, заявил, что они имеют дело с эпилепсией. В свою очередь С. Симони утверждал, что это астма, потому что судороги были только в области головы, а не во всем теле. После этого случая король уже не поднялся с кровати.

Двенадцатого декабря 1586 г. Стефан Баторий умер. Из-за расхождения диагнозов, поставленных С. Симони и Н. Буччелла, и слухов об отравлении короля было предпринято вскрытие. Тело С. Батория было вскрыто и забальзамировано на 3-й день после смерти — 15 декабря 1586 г. цирюльником Я. Зигульцем в присутствии Н. Буччеллы, доктора Я. Гославского, хирурга В. Люценбергера, фармацевта А. Каборти и Ф. Маффо. Сохранился протокол вскрытия, составленный Я. Гославским и опубликованный в сочинении Н. Буччеллы. В протоколе засвидетельствовано, что «кишки здоровые, печень также, желудок, селезенка, одно легкое вблизи сердца здоровое, только левое — отекло, так как он сильно ударился. Почки чрезвычайно большие, как у вола, что удивительно, поскольку у человека они почти такие, как у холощеного барана. Этого ни Н. Бучелла, ни я не видели ни в одном теле. Н. Бучелла рассматривал все внутренности, но ничего не нашел, только в том пузыре, где желчь, в этом проходе, куда она выходит, камень, такой большой, как мускатный орех, так что в этот пузырь желчь не входила, и ее совсем там не было, только чистая вода и другой камень, однако не это причина смерти, ибо у голубей и лошадей нет желчи, но она расходится по всему телу...».

Долгое время исследователи на основании описаний болезни и вскрытия трупа предполагали, что причиной смерти короля были апоплексия и органические изменения сосудов мозга, ослабление сердечной деятельности, хроническая трофическая язва ноги, атеросклероз. Лишь в XIX веке историки совместно с врачами на основании большой исследовательской работы, оставленных современниками воспоминаний и сочинения Н. Буччеллы «О ходе лечения и причине смерти Стефана Батория», которое он написал под псевдонимом Дж. Чьякоры, сумели установить, что причиной смерти С. Батория стало острое воспаление почек, возникшее под воздействием физического переутомления и переохлаждения и способствующее развитию уремии.

Вышеуказанные врачи еще долгое время после смерти С. Батория продолжали спорить о причине смерти короля, настаивая на своих диагнозах: один считал, что король умер от астмы, а второй — от эпилепсии.

Использованная литература:
1.    Jankowski T. Smierc Stefana Batorego w Grodnie / T. Jankowski // Biblioteka historyczna m Grodno.— Grodno, 1930.— 74 p.
2.    Szpilczynski S. Sprzecznosci renesansowej medycyny w swiecie polemiki Simoniusza z Buccella po zgonie krola Stefana Batorego / S. Szpilczynski // Archiwum historii medycyny.— 1977.— Vol. 40, № 3.— 297 p.
3.    Грицкевич В. П. С факелом Гиппократа: из истории Белорусской медицины / В. П. Грицкевич.— Минск: Наука и техника, 1987.— 271 с.
4.    Крючок Г. Р. Очерки истории медицины Беларуси / Г. Р. Крючок.— Минск: Беларусь, 1976.— 264 с.

Поступила 27.01.16.

Авторы: Шумин Н. С.
  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси