Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Российские научные медицинские публикации не читает мировое сообщество из-за низкого качества, а белорусские?

Профессиональная экспертиза ведущих российских специалистов по доказательной медицине более 1500 публикаций и нескольких сотен диссертаций, посвященных проблемам медицины и биологии, свидетельствует о том, что значительная часть научных работ не отвечает современным стандартам объективности. Количество рандомизированных контролируемых испытаний («золотой стандарт» объективности) ничтожно мало, каждая вторая диссертация содержит результаты, полученные с использованием некорректно выполненного статистического анализа (В. П. Леонов, 2007; О. Ю. Реброва, 2007; В. В. Власов, 2010).

Это значит — выводы авторов можно поставить под сомнение. Низкий научный уровень исследований приводит к тому, что их результаты редко учитываются в международных обзорах и мета-анализах — только 9% расценены как достаточно качественные для включения в Кокрановские систематические обзоры (С. Е. Бащинский, 2005). Россия по числу публикаций занимает 13-е место в мире, по цитируемости 21-е и 126-е по значимости, то есть их почти не читают и не используют (70. И. Штейнгардт, 2014).

Закономерен вопрос — выполняет ли медицинская наука свою главную функцию — создание научной основы для практического здравоохранения?

В Беларуси подобный анализ не проводился, но положение, вероятно, не намного лучше. В последние годы отмечается увеличение числа публикаций, являющихся одним из показателей эффективности научной деятельности. Казалось бы, прогресс налицо, однако публикации дублируются, исследования проводятся с нарушением принципов биостатистики, клинические испытания — без соблюдения Международных правил качественной клинической практики (GCP). Очевидно, цель некоторых авторов не поиск научной истины, а получение ученой степени или пополнение списка научных работ, когда более важен сам факт публикации, а не научная значимость исследования. Пока будет существовать такая практика и доминировать принцип «ученым можешь ты не быть, но кандидатом быть обязан», повышения качества научных исследований ожидать не следует — будет множиться то, что называют junk science (научный хлам).

Недостаточная достоверность научных исследований ведет к дезинформации врачей относительно клинической ценности методов лечения, а технологии, внедренные в медицинскую практику по результатам упрощенных методов испытаний (без рандомизации, адекватных групп сравнения, квалифицированной статистической обработки), могут оказаться бесполезными. Не случайно известные в СНГ способы лечения в странах, где основой деятельности здравоохранения являются принципы научно обоснованной медицинской практики, не используются или применяются гораздо реже (ГБО, гравитационная хирургия крови), а некоторые не признаются вообще (УФО аутокрови, ВЛОК, электрохимическая детоксикация, использование ксеноселезенки) (В. А. Аксенов, 1998).

Бесспорно, есть эффективные технологии, применение которых оправдано, но как отделить зерна от плевел, если качество научных исследований не гарантирует объективной оценки методов лечения, оставляя их доказанность на уровне гипотез и предположений?

Контролируемые исследования трудоемки и требуют больших материальных и временных затрат, поэтому вряд ли можно ожидать, что в ближайшее время они будут проводиться в большом количестве. Для того чтобы улучшение качества научных исследований отразилось на здравоохранении, потребуются годы, а повышать уровень медицинской помощи необходимо уже сейчас. Более простой способ — оптимизировать применение методов лечения, используя накопленный мировой опыт, и на его основе разрабатывать собственные национальные стандарты. Конечно, медицина любой страны может быть самобытной, и ученые имеют право на самостоятельный поиск. Однако желание идти своим особым путем при невозможности обеспечить надлежащее качество научных исследований не должно быть самоцелью и заводить медицинскую практику в тупик. Препятствие на пути бездоказательных исследований — тщательная экспертиза в советах учебных, научных учреждений, УМС Минздрава и объективное рецензирование в медицинских журналах.

Авторы: Абаев Ю. К.
  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси