Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Проблема добросовестности в научных исследованиях

It appears your Web browser is not configured to display PDF files. Download adobe Acrobat or click here to download the PDF file.

Click here to download the PDF file.

В статье представлено краткое описание "этоса науки" (Р. Мертон) как нормативного базиса, призванного обеспечивать получение достоверных научных знаний. Рассмотрены различные формы негативного влияния (политического, финансового и пр.) на доброкачественность научных знаний. Дан анализ нарушений международно принятых стандартов проведения научных исследований (research misconduct), приведены различные определения плагиата, фабрикации и фальсификации. Особое внимание уделено этике научных публикаций, роли научного сообщества и редколлегий журналов в обеспечении доброкачественности научных статей.

Наука, как и любой социальный институт, подвержена различным формам коррупции. На протяжении веков в ее истории отмечались случаи плагиата, фабрикации и фальсификации научных данных. Известно немало эпизодов, когда исследователи шли на обман, подтасовку данных. Впрочем, до той поры, пока эти негативные последствия не выходили за пределы научного сообщества, срабатывали действующие внутри этого сообщества механизмы самокоррекции, что позволяло достаточно быстро преодолевать негативные последствия такого рода нарушений.

Традиционно сложившиеся внутринаучные практики самоконтроля позволяли более или менее надежно отсеивать недостоверные результаты, решать проблемы приоритета и авторства. Вероятно, впервые предметом особого научного внимания (прежде всего со стороны социологов науки) проблема добросовестности при проведении исследований и публикации их результатов (scientific integrity) стала в первой половине XX в. Поводом послужили грубейшие отступления от принятых в науке этических норм и принципов, имевшие место в нацистской Германии и Советском Союзе. В Германии односторонне истолкованные, нередко фальсифицированные генетические и биологические знания использовались для обоснования варварской политики, направленной на истребление "неполноценных" народов и заселение очищенных территорий представителями "арийской" расы. В Советском Союзе насаждение властью не обоснованных научно, но поддерживаемых из конъюнктурных соображений идей "мичуринской биологии" как единственно истинного направления "передовой советской науки" привело к разгрому "буржуазной" генетики, что затормозило развитие отечественной науки (биологии и медицины) на несколько десятилетий. И в том, и в другом случае вторжение политической власти в жизнь научного сообщества, поддержанное, а подчас и спровоцированное некоторыми учеными, стало причиной глубокой коррупции научных знаний, деградации научных учреждений, снижения уровня доверия общества к науке.

Пионером в исследовании нормативных оснований науки, позволяющих обеспечивать выполнение главной цели научных исследований - получение достоверных знаний, стал американский социолог Р. Мертон. В своих работах 1930-1940 гг. он изучал влияние политических идеологий на качество научных исследований и сформулировал несколько норм (нередко он называл их институциональными императивами), следование которым, с его точки зрения, позволяет получать достоверные научные знания [1]. Институциональная природа этих норм обеспечивает их действенность независимо от того, в какой мере они осознаются (и осознаются ли вообще) самими исследователями. Приведем эти нормы, обозначив их связь с проблемами добросовестности в современной науке.

1. Норма коммунализма (иногда - коммунизма, англ. - communalism) - знания как результат научной деятельности являются общественным достоянием. Получение любого нового научного знания опирается на результаты предшествующих исследований. Поэтому ученый должен осознавать себя в качестве члена научного сообщества, который лишь в сотрудничестве с другими способен реализовать свое предназначение. Его долг - делиться научными результатами с другими учеными, публиковать их в открытой печати. В современной, коммерчески ориентированной науке знания все чаще приобретают товарную форму "патентов", в том числе и на природные "продукты" (стволовые клетки, гены, нуклеотидные последовательности и др.), что, безусловно, создает проблемы для их доступности коллегам.

2. Норма универсализма - суждения о значимости научных достижений ученого должны основываться исключительно на их содержательной оценке, безотносительно к его национальности, принадлежности к тому или иному исследовательскому институту, личным качествам, религиозным или политическим убеждениям. Не может быть никакой "пролетарской", "еврейской", "буржуазной" или "арийской" науки. Наука по своей сути одна. На этом настаивал Мертон. В современной ситуации влияние государственных идеологий не имеет столь острого звучания. Вместе с тем в более конкретном смысле норма универсализма имеет важное значение как противовес ангажированным научным исследованиям, направления и результаты которых диктуются групповыми ценностями и интересами исследователей. Достаточно упомянуть тупиковую ситуацию в объективной оценке пользы и вреда генетически модифицированных продуктов питания, или влияния выбросов промышленности на парниковый эффект, или опасности либо безопасности трансгенных животных как потенциальных доноров органов и тканей в трансплантологии.

3. Норма незаинтересованности (или бескорыстия) - научные исследования должны быть мотивированы исключительно стремлением к достижению истины. В своей научной деятельности исследователю необходимо отрешаться от воздействия соображений, связанных с материальной выгодой, карьерой, престижем и т.п. В современной ситуации немало серьезных проблем возникает в связи с возможной зависимостью исследователя от спонсора, финансирующего его проект. Такая зависимость, которая обычно обозначается как "конфликт интересов", может способствовать искажению результатов исследования.

4. Норма организованного скептицизма - исследователи обязаны быть критичными к результатам не только чужих работ, но и своих собственных. Лишь систематически осуществляемая критика научных идей позволяет избавляться от ошибок и приближаться к истине. Долг ученого - постоянно подвергать сомнению полученные результаты. Объективная научная критика была и остается самым важным средством борьбы с недобросовестными научными исследованиями. Лысенковщина в СССР была возможна лишь постольку, поскольку научное сообщество лишилось права на объективную критику научных гипотез и полученных результатов. В ситуации современной, все более коммерциализирующейся науки аналогичного типа разрушительное влияние на доброкачественность научных знаний оказывают проплаченные фармацевтическими и иными частными компаниями публикации, в том числе в ведущих научных журналах, преувеличивающие эффективность и занижающие риски производимых ими товаров на медицинском рынке. Так, в 2012 г. специальная комиссия сената США выявила тот факт, что известная компания Medtronic за период около 15 лет выплатила 210 млн долл. группе из 13 врачей и двум связанным с ними компаниям за публикацию "позитивных" статей в ведущих научных журналах. В настоящее время практически все эти статьи дезавуированы опубликовавшими их журналами [2].

В совокупности перечисленные нормы (сейчас ряд авторов дополняют их новыми) характеризуют, согласно Р. Мертону, "этос науки". Слово "этос" подчеркивает то обстоятельство, что эти принципы являются одновременно этическими нормамисамосовершенствования ученого, регуляторами исполнения его профессионального долга иметодологическими (техническими) правилами, обеспечивающими объективность и достоверность знаний. "Они одновременно и моральные нормы, и технические предписания" [3]. С точки зрения Мертона, наука может выполнять свой долг, только будучи автономной социальной системой, защищенной от пагубного влияния политических и государственных институтов.

За прошедшие с момента публикации десятилетия идеи этоса науки Мертона подвергались серьезной критике и уточнениям, обсуждение которых не входит в нашу задачу. Как уже отмечено, на место негативных идеологических воздействий, которые особенно негативно сказывались на развитии науки в середине XX в., пришли иные влияния, которые, конечно, не столь кровавы, но от этого их опасность не меньше, если не больше. Можно сказать, что идея мертоновского этоса науки до сих пор играет важную регулятивную роль, позволяя понять причины коррупции научных исследований и направления борьбы с ними. Поэтому имеет смысл использовать ее как своеобразную "точку отсчета" для понимания проблем добросовестности современных научных исследований, которые сопрягают как моральные, так и технические условия получения достоверных научных знаний. При этом важно учитывать, что борьба с такими негативными явлениями, как плагиат, фальсификация и фабрикация результатов исследований и другие формы недобросовестности (research misconduct), невозможна без защиты и укрепления автономии науки как социального института, политического и экономического обеспечения ее определенной независимости, самоконтроля и самоорганизации.

Вторым, не менее важным фактором, характерным именно для современной ситуации, следует считать развитие эффективных механизмов и процедур этико-правовой ответственности ученых перед обществом (выполнение этико-правовых международных и национальных стандартов исследований на людях и животных, публикации результатов, стандартов оказания различных форм врачебной помощи), а также адекватных процедур подотчетности за используемые общественные ресурсы*.

Социальная ответственность исследователя

Неуклонно растущая роль науки в обществе находит свое выражение в следующем:

а) исследования сегодня все чаще проводятся не ради удовлетворения собственного любопытства исследователей, а ради получения практически значимых результатов;

б) исследования, как правило, требуют существенных затрат финансовых, материальных, человеческих (причем весьма квалифицированных) и иного рода ресурсов;

в) знания, получаемые в результате исследований, становятся основанием для принятия весьма ответственных экономических, социальных, политических и т.п. решений, затрагивающих подчас интересы и судьбы очень многих людей.

Общество, вообще говоря, ожидает от исследований таких результатов, к которым можно относиться с доверием, на которые можно опираться.

Как пишет один из ведущих специалистов по проблемам добросовестности в исследованиях, почетный профессор истории науки Университета штата Мичиган (Энн-Эрбор) Н. Стенек, "озабоченность общественности нарушениями этических норм при проведении исследований впервые проявилась в начале 1980-х гг. в результате публикации нескольких докладов о фактах вопиющих нарушений. Один исследователь напечатал под своим именем десятки статей, ранее опубликованных другими. Другие исследователи в той или иной форме фальсифицировали результаты проведенных исследований. Усугубило ситуацию создавшееся впечатление, что в ряде случаев исследовательские учреждения старались игнорировать или намеренно покрывали такие факты, а не расследовали их. В конечном счете вмешался Конгресс и потребовал, чтобы федеральные министерства и агентства и научно-исследовательские институты разработали документы, регламентирующие меры на случай нарушения этических норм" [4].

В марте 2007 г. экспертная группа Европейской комиссии опубликовала доклад "Добросовестность в исследованиях. Обоснование действий Европейского сообщества" [5]. В докладе, в частности, обсуждается следующий вопрос: иногда говорится, что ненадлежащее поведение в исследованиях - это преступление, которое обходится без жертв. Считается при этом, что, когда исследование будет повторено другими, фальсификация или неполнота данных будет обнаружена. Однако такие повторные исследования проводятся далеко не всегда, а при их проведении такие неверные данные не обязательно обнаруживаются. "Ненадлежащее поведение исследователей вызывает много жертв. В их числе:

- пациенты, которые участвуют в мошенническом исследовании или пользуются его результатами;

- общество, доверие которого подрывается ко всем исследованиям вообще;

- лица, принимающие решения, которые начинают сомневаться в надежности используемых ими данных;

- налогоплательщики или компании, деньги которых тратятся напрасно;

- исследователи, чья репутация страдает в глазах всех окружающих;

- исследовательские архивы, которые страдают от трудно устранимых искаженных данных" [5].

Таков весьма красноречивый, хотя, как представляется, далеко не полный перечень тех, кто оказывается жертвой недобросовестно проводимых исследований. Обращает на себя внимание то, что первое место в этом перечне отведено тем тяжелым последствиям, которые возникают вследствие ненадлежащего проведения биомедицинских исследований - именно с их качеством связаны наиболее серьезные опасения общественности. Сколько-нибудь точных сведений о распространенности ненадлежащего поведения исследователей немного. Тем не менее существующие данные говорят о том, что масштабы подобных явлений весьма значительны. Так, один из опросов, проведенных в США в 2002 г., в котором участвовали 3 600 ученых среднего возраста и 4 160 исследователей, недавно защитивших диссертации, чьи проекты были поддер- жаны NIH, дал такие результаты: 33% респондентов (38% находящихся на пике карьеры и 28% молодых исследователей) признали, что за предыдущие три года у них бывали достаточно серьезные случаи ненадлежащего поведения, включая фальсификацию или фабрикацию данных, несообщение сведений о конфликте интересов, использование идей других исследователей без ссылки на них и утаивание данных, которые противоречат результатам своих же ранее опубликованных исследований [6]. Согласно данным, цитируемым в докладе экспертов Еврокомиссии, нечестными являются от 0,1 до 0,3% исследований. Таким образом, с учетом того, что в странах Евросоюза 1,2 млн ис- следователей, даже при 0,1% получается около 1 200 нечестных исследователей [7]. Именно значительные масштабы и серьезность последствий, вызываемых этими явлениями, привели к тому, что проблемами недобросовестного поведения исследователей стали заниматься не только внутри научного сообщества, но и в тех административных структурах, которые так или иначе связаны с разработкой и реализацией научной политики. Такого рода органы создаются и действуют уже во многих странах; впрочем, их статус и полномочия от страны к стране могут серьезно различаться. Так, в США Отдел по обеспечению добросовестности в исследованиях (Office of Research Integrity), созданный при министерстве здравоохранения и социального обеспечения, занимается исследованиями в области биомедицинских и поведенческих исследований. Отдел осуществляет мониторинг проводимых в различных научных учреждениях расследований о ненадлежащем поведении исследований, а также посредством образовательной, превентивной и регуляторной деятельности способствует ответственному проведению исследований.

По данным, приводимым в упоминавшемся выше докладе экспертов Европейской комиссии, аналогичные структуры существуют в Великобритании, Дании, Франции, Нидерландах, Германии, Финляндии, Португалии, Швеции [8].

В частности, в Германии Совет по научным исследованиям создал независимый комитет омбудсмена по научным исследованиям, а также службу национального омбудсмена, призванную оказывать содействие в разрешении вопросов, возникающих в связи с ненадлежащим поведением. При этом получение поддержки со стороны общественных фондов обусловлено согласием исследователя с осуществлением в отношении проекта функций, возлагаемых на омбудсмена [9, 10].

В Великобритании в 2006 г. создана служба по честности в исследованиях (UK research integrity office - UKRIO). Это независимый консультативный орган, поддерживающий исследовательские организации и отдельных исследователей для обеспечения честности и качественной практики в борьбе с ненадлежащим исследовательским поведением. UKRIO поддерживается правительством и основными структурами, которые обеспечивают регулирование и финансирование исследований в области медицины и здравоохранения.

Национальный совет по науке и технологиям - исполнительный орган при президенте США - дает следующее определение ненадлежащего исследовательского поведения (research misconduct): "фабрикация, фальсификация или плагиат в предложении, проведении или рецензировании исследования либо в сообщении его результатов" [11]. При этом под фабрикацией (подлогом) понимается выдумывание данных или результатов и запись или сообщение их; под фальсификацией - манипулирование исследовательскими материалами, оборудованием или процессами либо изменение или невключение данных или результатов, вследствие чего искажаются материалы исследования: под плагиатом - присвоение идей, процессов, результатов или слов другого лица без указания соответствующих заслуг этого лица. При этом оговаривается, что различие во мнениях не относится к ненадлежащему поведению [11].

Наряду с перечисленными формами ненадлежащего исследовательского поведения обсуждается и такая тема, как спорные исследовательские практики, под которыми понимается отклонение от принятой в соответствующем исследовательском сообществе практики проведения исследований [12]. Считается, что нарушения такого рода имеют место более часто, их общее количество оцени- вается в диапазоне от 10 до 40%. К ним относят: статистические ошибки, неправильное указание авторства, дублирование публикаций, неряшливые или небрежные публикации [13].

Согласно документу Национального совета по науке и технологиям, с юридической точки зрения говорить о ненадлежащем исследовательском по- ведении можно только в тех случаях, когда:

- имеет место значительное отступление от принятых в данном исследовательском сообществе стандартов научной деятельности;

- ненадлежащее поведение осуществляется намеренно, либо сознательно, либо с пренебрежением к принятым стандартам;

- обвинение доказывается неопровержимыми свидетельствами [14].

Следует, однако, подчеркнуть, что в цитируемом документе речь идет лишь о таких нарушениях, к рассмотрению которых могут привлекаться соответствующие органы федерального правительства США. Обычно это имеет место только после того, как факт ненадлежащего поведения исследователей был установлен на уровне лаборатории, университета и т.п., а нарушители, которые были подвергнуты санкциям, обжалуют решение о санкциях в федеральных структурах власти. Иными словами, документ задает минимальный стандарт оценки приемлемого поведения, а не критерий для оценки поведения исследователей в целом. В частности, при этом не имеется в виду, что прочие нарушения норм исследовательского поведения приемлемы. Задача государственных органов при разработке этого определения состояла в обеспечении точности и правильного представления результатов финансируемых государством научных исследований посредством четкого указания на то, что фабрикация, фальсификация и плагиат при проведении научных исследований неприемлемы [15].

В свою очередь эксперты Еврокомиссии дают такую характеристику отступлений от надлежащего исследовательского поведения:

- плагиат - несанкционированное использование или близкое к тексту воспроизведение языка и мыслей другого автора и представление их в качестве собственной оригинальной работы. Пример: при создании телескопа и открытии пятен на солнце Галилей утверждал, что работы, сделанные другими, принадлежат ему;

- фальсификация - манипулирование данными исследований или невключение критических данных и результатов. Пример: Г. Мендель манипулировал своими данными, сообщая о менее существенных вариациях, чем он мог наблюдать в действительности, как это показал английский статистик Р. Фишер. Впрочем, в данном случае, как замечают авторы доклада, можно говорить не столько о фальсификации, сколько о примере предвзятости;

- фабрикация - умышленная фальсификация исследовательских данных и результатов в записях и сообщении о них в журнальной статье, в некоторых случаях запрещается законом. В качестве примера при этом упоминается казус, произошедший с норвежским исследователем Й. Судбё (Jon Sudbо) [16].

В 2004 г. онколог из радиевой больницы в Осло, выполнявший исследование по гранту американского Национального ракового института (National Cancer Institue), опубликовал в журнале "Ланцет" статью, согласно которой соединение ибупрофен снижает риск рака гортани [17]. Выводы Судбё и соавт. основывались на данных, касающихся 908 испытуемых, часть из которых страдала раком гортани, часть принадлежала к контрольной группе. Оказалось, однако, что данные о по крайней мере 250 пациентах были вымышленными, у всех них был указан один и тот же день рождения.

Этика научной публикации

После того как исследование (или его отдельный этап) завершено, результат должен быть представлен - в качестве статьи или доклада - коллегам, специализирующимся в той же области знаний. Изложение результатов проведенного исследования - одна из ролей, в которых приходится выступать ученому; при этом исследователь становится автором.

Непреложное требование к научной публикации - то, что в ней обязательно должны быть ссылки на те работы предшественников, в которых была поставлена решаемая в данном исследовании проблема, предложены используемые в нем методы и т.п. Это является и выражением морального признания по отношению к предшественникам.

Публикация результатов исследования представляет собой своего рода заявку, утверждающую приоритет авторов на открытие, излагаемое в статье или докладе**.

Вместе с тем исследователь, публикуя полученные им результаты, делает их достоянием научного сообщества. Тем самым он, помимо всего прочего, в буквальном смысле выносит их на суд критики, открывая своим коллегам возможности для опровержения того, что ему удалось достичь (см. четвертую норму Р. Мертона).

Иначе говоря, нормой, имеющей очевидный этический смысл, моральным обязательством является необходимость для ученого не просто быть готовым к критическому разбору того, что им сделано, но, более того, самому искать опровергающие аргументы и эксперименты. Эту особенность научной деятельности - свойственный ей дух критического отношения к достигнутому не только предшественниками, но и самим собой - принято рассматривать как выражение одной из ключевых ценностей науки.

Особые этические проблемы связаны с публикацией результатов исследований, завершившихся неудачно. С одной стороны, очевидно, что никто не вправе принуждать автора к публикации собственных результатов, тем более что такая публикация может отрицательно сказаться на его престиже. Но, с другой стороны, эта публи- кация принесет несомненную пользу его коллегам, поскольку покажет им, что поиск в данном направлении бесперспективен. Если же речь идет, скажем, о биомедицинском исследовании, в котором на испытуемых проверяется действие нового терапевтического или диагностического средства, то в этом случае честная публикация отрицательного результата представляется особенно важной, поскольку она позволит уберечь от риска новые группы испытуемых***.

Отметим еще одну моральную проблему, связанную с публикацией исследовательских результатов. Для современной науки общим правилом стало то, что у научной публикации может быть не один автор, а целая группа, иногда весьма многочисленная, соавторов. Когда соавторов больше двух, при цитировании такой статьи обычно указывается фамилия первого из соавторов, после чего добавляется выражение "и др.". Между тем сегодня при оценке научной продуктивности исследователей широко используется такой метод, как подсчет количества ссылок, получаемых данной статьей или данным автором (так называемый индекс цитирования).

В этой ситуации остальные соавторы оказываются обойденными, так что особую остроту приобретает вопрос о том, в каком порядке должны перечисляться фамилии соавторов.

На практике используют следующие способы приведения фамилий авторов: 1) в алфавитном порядке; 2) по степени вклада каждого в данное исследование (т.е. первым будет тот, кто внес наибольший вклад); 3) по научному статусу соавторов. При первом способе, однако, незаслуженно обойденными систематически оказываются те, чьи фамилии начинаются с последних букв алфавита. При втором - возникает непростая проблема "взвешивания" вклада каждого из соавторов. При третьем - существует реальная опасность того, что основная доля престижа достанется маститому ученому, фамилия которого в действительности была включена лишь для того, чтобы сделать статью более "проходимой". В рекомендациях авторам многие журналы требуют точно указывать, кто непосредственно принимал участие, а кто лишь способствовал проведению исследований или написанию статьи. Последних следует упоминать не в списке авторов, а в разделе для выражения признательности (acknowledgement). Сегодня исследователи все чаще обращают внимание на проблему авторов-гостей (guest-authors) и авторов-призраков (ghost-authors). Первые включаются в авторский список для выражения признательности за ту или иную помощь, оказанную ученым, хотя реально они не сделали никакого содержательного вклада в проведение исследования. Вторые включаются для привлечения внимания к публикации, увеличения ее конкурентоспособности.

Впрочем, еще до того, как результат исследования будет представлен в научном журнале или на научной конференции, он обычно проходит экспертизу, или рецензирование, специалистов - тех, кто считается наиболее авторитетным в данной области знания. Более того, такому рецензированию подвергаются не только результаты уже проведенного исследования: очень часто финансирование исследовательских проектов осуществляется на конкурсной основе. При этом решающую роль в определении победителей играет мнение, высказываемое экспертами.

Эта экспертиза (рецензирование) того, что делается коллегами, - одна очень важная роль, выполняемая ученым и имеющая особое значение для самоорганизации научного сообщества. В журналах подобного рода экспертиза проводится как минимум в два этапа: сначала экспертами-редакторами, а затем независимыми рецензентами в процедурах peer-review. Такие экспертные оценки - один из основных механизмов, посредством которых сообщество определяет приоритеты развития соответствующей отрасли научного познания. Очевидно, на плечи тех, кто выступает в качестве рецензентов-экспертов, ложится бремя моральной ответственности за будущее своей области знания.

Бывают, однако, ситуации, когда рецензенты научных журналов отвергают статьи достаточно высокого качества - или потому, что оказываются не в состоянии по достоинству оценить революционную идею, или потому, что автор и рецензент принадлежат к конкурирующим и даже враждующим научным школам. (Вынесение негативной оценки статье на том лишь основании, что ее авторы принадлежат к конкурирующей научной школе, следует считать морально предосудительным.) Поэтому нередко раздаются голоса, призывающие отказаться от института рецензентов в научных журналах. Сегодня, в эпоху электронных средств коммуникации, появляются реальные возможности создавать в Интернете любые научные (или, точнее, претендующие быть научными) тексты. Однако научный уровень таких публикаций, естественно, не гарантируется никем, и прежде всего научным сообществом.

Важный механизм обеспечения этических принципов в научных публикациях - самоорганизация издателей, редакторов научных журналов и ученых в выработке особых этических правил (codes of conduct или guidelines), которые бы способствовали распространению достоверной, объективно оцениваемой научной информации. Вторая все- мирная конференция по проблемам добросовестности в исследованиях, прошедшая в 2010 г. в Сингапуре (2nd World Conference on Research Integrity, Singapore, 2010), приняла декларацию, в которую включены принципы добросовестного проведения исследований и публикации их результатов [18]. Этот документ близок по своему содержанию правилам этики в научных публикациях, разработанным для издателей, редакторов и авторов международной организацией "Комитет по издательской этике" (Committee On Publication Ethics - COPE), членами которой являются наиболее влиятельные научные издательства мира [19]. В 2010 г. к этой организации присоединились главные редакторы 36 наиболее влиятельных хирургических журналов, таких как "American Journal of Surgery", "Annals of Thoracic Surgery", "Canadian Journal of Surgery", "Journal of Thoracic & Cardiovascular Surgery" и др. Поэтому вновь открывающиеся научные журналы в качестве свидетельства соответствия стандартов своей работы международно признанным нормам обычно заявляют о своем признании принципов COPE и, в частности, указывают на те ресурсы, с помощью которых они собираются бороться с плагиатом****.

В России на базе ВИНИТИ РАН впервые создан Комитет по этике научных публикаций, который отстаивает близкие COPE позиции [20].

Добросовестность и подготовка исследователей

Формирование добросовестного поведения невозможно на чисто теоретическом уровне. Профессор обучает тем или иным нормам студентов, ординаторов и молодых ученых своим собственным примером. С точки зрения интересов и потребностей науки преподавательская деятельность есть не что иное, как участие в подготовке нового пополнения тех, кто впоследствии сам будет профессионально заниматься научной деятельностью. Поэтому необходимо особо подчеркнуть, что процесс преподавания отнюдь не сводится к передаче студенту или аспиранту какого-то объема знаний и умений. Наряду с этим в ходе длительных непосредственных контактов студенты (аспиранты) усваивают и то, что принято обозначать такими не поддающимися строгому определению терминами, как дух науки, традиции науки и т.п. Прежде всего это те специфические ценности и моральные нормы, которые характерны как для науки в целом, так и для данной области знания. И если знания учащийся может почерпнуть из учебной и справочной литературы, то в этой роли носителя и выразителя традиций и ценностей науки никто и ничто не может заменить ученого-преподавателя (здесь вполне уместным будет и звучащее сегодня несколько старомодно слово "учитель"). Именно на нем лежит моральная ответственность за их сохранение и воспроизводство в последующих поколениях. Именно на этом уровне формируются устойчивые "традиции" недоброкачественного проведения научных исследований и подготовки публикаций. Торговля студенческими местами при приеме в вузы, зачетами, экзаменами, рефератами, дипломами, кандидатскими и докторскими диссертациями - все эти распространенные практики формируют недобросовестных ученых, склонных к плагиату, фальсификации или фабрикации научных данных. Как показывают события последних лет в нашей стране, ряд ученых советов, в том числе и в медицинских научных центрах, пренебрегают принципами объективной критики и добросовестного рецензирования диссертаций, одобряя работы, содержащие явные признаки плагиата.

Заключение

Нарушения принципов добросовестности при проведении научных исследований вызывают озабочен- ность научного сообщества, государственных органов и общественности. Необходима разработка комплекса мер в области этической подготовки ученых, создании механизмов, обеспечивающих ответственность и подотчетность ученых при планировании научных исследований, их проведении и публикации полученных результатов. Существенная роль в этом деле возлагается на научные журналы, призванные защищать фундаментальные ценности науки.

На наш взгляд, следует подумать о создании в нашей стране системы подготовки к добросовестному проведению исследований. Как известно, сегодня во многих развитых странах для того, чтобы самостоятельно проводить исследование, необходимо пройти онлайновые тренинговые курсы по добросовестному проведению исследований. Обычно программы этих курсов включают модули, касающиеся авторства и соавторства, конфликта интересов, получения исследовательских данных и обращения с ними, экспертной оценки исследовательских статей и заявок, защиты испытуемых, гуманного использования лабораторных животных и т.п.

* Многие исследователи проблем добросовестности в научных исследованиях указывают на негативное влияние админи- стративного прессинга отчетности, нередко сводящейся к количественным показателям опубликованных статей.

** Приоритет при этом понимается в моральном смысле; отметим, что некоторые споры о приоритете (как, скажем, спор о том, кто - Ньютон или Лейбниц - открыл дифференциальное исчисление) стали яркими страницами истории науки. В современной науке, впрочем, приоритет нередко получает и юридическое закрепление, когда, скажем, первооткрыва- тель закрепляет свое достижение патентом. Тем самым, к сожалению, уменьшается значимость публикации исследовательского результата в научном журнале. В результате коллеги не получают информации о важных научных достижениях, что ставит под угрозу выработанные в науке механизмы самоорганизации и затрудняет ее поступательное развитие. Еще одной проблемой, порождающей немало дискуссий, является вопрос о том, допустимо ли патентование вновь открываемых генетических последовательностей: далеко не все соглашаются с распространением патентного права и патентной защиты на то, что уже существовало в природе до того, как было выявлено исследователем.

*** В ст. 30 Хельсинкской декларации Всемирной медицинской ассоциации говорится: "Как положительные, так и отрицательные, а также не позволяющие сделать окончательные выводы результаты исследований должны публиковаться или иным образом становиться публично доступными" (Хельсинкская декларация Всемирной медицинской ассоциации "Этические принципы проведения медицинских исследований с участием людей в качестве субъектов исследования" // http://acto-russia.org/index.php?option=com_content&task=view&id=21).

**** В качестве примера можно указать "Журнал компьютерной хирургии" (Journal of Computational Surgery). Режим доступа: http://www.computationalsurgery.com.

Литература

1. Merton R. The Sociology of Science: Theoretical and Empirical Investigations / Ed. by N.W. Storer. - Chicago: University of Chicago Press, 1973. - P. 268-269.

2. Surgeons make millions on Medtronic payroll. - Posted on October 28, 2012 by Carolyn Thomas. Режим доступа: http://ethicalnag.org

3. Merton R. The Sociology of Science: Theoretical and Empirical Investigations / Ed. by N.W. Storer. - Chicago: University of Chicago Press, 1973. - P. 270.

4. Steneck N.H. ORI introduction to the responsible conduct of research. - D.C. Washington; Dept. of Health and Human Services, Office of the Secretary, Office of Public Health and Science, Office of Research Integrity, 2003. - P. 12.

5. Integrity in Research - a Rationale for Community Action. Режим доступа: http://ec.europa.eu/research/ science-society/document_library/pdf_06/integrity-in- research-ec-expert-group-final-report_en.pdf

6. Martinson B.C., Anderson M.S., De Vries R. Scientists behaving badly // Nature. - 2005. - Vol. 435. - P. 737-738.

7. FP7 - 2007-2013. Режим доступа: http://cordis.europa.eu/fp7/home_en.html

8. Integrity in Research - a Rationale for Community Action. Режим доступа: http://ec.europa.eu/research/ science-society/document_library/pdf_06/integrity-in- research-ec-expert-group-final-report_en.pdf. - Р. 5.

9. Integrity in Research - a Rationale for Community Action. Режим доступа: http://ec.europa.eu/research/ science-society/document_library/pdf_06/integrity-in- research-ec-expert-group-final-report_en.pdf. - P. 4.

10. Мирский Э.М., Барботько Л.М., Войтов В.А. Наука и бизнес. Этос фронтира // Этос науки. - М., 2008. - С. 174.

11. Federal Policy on Research Misconduct. Режим доступа: http://www.ostp.gov/cs/federal_policy_on_ research_misconduct

12. Steneck N. Fostering integrity in research: Definitions, current knowledge, and future directions // Science and Engineering Ethics. - 2006. - Vol. 12, N 1. - P. 53-74.

13. Wester K.L., Willse J.T., Davis M.S. Responsible Conduct of Research Measure: Initial Development and Pilot Study // Accountability in Research. - 2008. - Vol. 15, Iss. 2 . - P. 87-104.

14. Federal Policy on Research Misconduct. Режим доступа: http://www.ostp.gov/cs/federal_policy_on_ research_misconduct

15. Steneck N.H. ORI introduction to the responsible conduct of research. - D.C Washington; Dept. of Health and Human Services, Office of the Secretary, Office of Public Health and Science, Office of Research Integrity, 2003. - P. 14.

16. Integrity in Research - a Rationale for Community Action. Режим доступа: http://ec.europa.eu/research/ science-society/document_library/pdf_06/integrity-in- research-ec-expert-group-final-report_en.pdf. - Р. 8.

17. Sudbо J et al. Non-steroidal anti-inflammatory drugs and the risk of oral cancer: a nested case-control study // Lancet. - 2005. - Vol. 366 (9494). - P. 1359-1366.

18. Wager E., Kleinert S. (2011) Responsible research publication position statements. Chapter 49 in: Mayer T., Steneck N. (eds). Promoting Research Integrity in a Global Environment. Imperial College Press. - World Scientific Publishing, Singapore, 2011. - P. 305-307.

19. COPE (Committee on Publication Ethics). Режим доступа: http://publicationethics.org/guidelines

20. Абрамов Е.Г., Кириллова О.В. Публикацион- ная этика в научно-исследовательском процессе // Научная периодика: проблемы и решения. - 2012. - No 5 (11). - С. 4-8. http://trv-science.ru/2013/01/29/ kodeks-nauchnojj-pechati/2

 

Опубликовано в журнале «Клиническая и экспериментальная хирургия. Журнал им. акад. Б. В. Петровского».— 2013.— № 1.— С. 5—12.
Печатается с разрешения редакции журнала.

  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси