Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Культура и этика научных исследований в биологии и медицине

It appears your Web browser is not configured to display PDF files. Download adobe Acrobat or click here to download the PDF file.

Click here to download the PDF file.

В статье обсуждаются вопросы культуры научного творчества, включая рассмотрение норм, международных стандартов, принципов доказательности и статистики результатов научных исследований. Большое внимание уделено изложению рекомендаций по добросовестной практике научных исследований в эксперименте и клинике. Описаны этические принципы проведения исследований на человеке и животных.

Талант еще далеко не все: нравственные качества человека и его мировоззрение — вот что определяет лицо настоящего ученого.
И. М. Сеченов

Культура (от лат. cultura — воспитание, образование, развитие, почитание)— исторически определенный уровень развития общества, творческих сил и способностей человека, выраженный в типах и формах организации жизни и деятельности людей, а также в создаваемых ими материальных и духовных ценностях [22]. Культуру принято делить на материальную и духовную, между которыми существует диалектическое единство. Духовная культура охватывает сферу сознания, духовного производства (познание, нравственность, воспитание и просвещение, включая право, философию, этику, науку, искусство, литературу, мифологию, религию) [27]. Следовательно, наука является неотъемлемой частью духовной культуры общества. Научная деятельность — это высоконравственное занятие, ею должны заниматься только достойные, честные и чистые люди. Именно строгое соблюдение моральных принципов, чистота помыслов и объективность суждений лежат в основе творчества истинного ученого [29]. Здесь уместно вспомнить замечательные слова академика

Н. П.Дубинина: «Наука— это дитя разума человека, итог развития производительных сил и одновременно зерно будущего. Она не существует отдельно от духовного мира человека». С этих позиций представляется интересным и важным рассмотреть вопросы культуры и этики научных исследований.

Нормы (принципы) научных исследований

Научное исследование — процесс, как известно, достаточно сложный и длительный. В нем условно можно выделить следующие основные этапы:
—    возникновение идеи, формулировка темы;
—    определение цели и задач исследования;
—    выдвижение гипотезы, ее теоретическое обоснование;
—    проведение исследований, обобщение научных результатов;
—    анализ и оформление научных исследований;
—    внедрение и определение эффективности научных исследований.

Как всякая деятельность, научное исследование регулируется определенными идеалами и нормативами, в которых выражены цели и установки научной деятельности [11, 24].

Культура научных исследований определяется их соответствием общепринятым нормам (принципам) и касается, по сути, всех этапов исследовательской деятельности.

Понятие культуры научных исследований теснейшим образом связано с их этикой и добросовестной практикой.

Исследования нормативной структуры науки представлены в работах Р. Мертона, П. Фейерабенда, Л. Лаудана, В. С. Степина, Э. М. Чудина, В. И. Купцова и др. Вряд ли можно считать нормы науки окончательно установленными, поскольку они могут меняться со временем и развитием самой науки. Поэтому приведем в качестве примера концепцию одного из пионеров исследования данной проблемы Р. Мертона, которая сохраняет свое значение во многом и сегодня. Согласно Р. Мертону, нормы науки должны строиться вокруг четырех основных ценностей [35].

Универсализм — убеждение в том, что истинность научных утверждений должна оцениваться независимо от возраста, пола, авторитета, титулов и званий тех, кто их формулирует.

Общность (коммунизм) — научное знание должно свободно становиться общим достоянием. Тот, кто его впервые получил, не вправе им единично распоряжаться и владеть, хотя он и имеет право претендовать на достойную оценку коллегами собственного вклада.

Незаинтересованность — стимулом деятельности ученого должен быть бескорыстный поиск истины, свободный от соображений личной выгоды. Признание и вознаграждение должны рассматриваться как возможное следствие научных достижений, а не как цель, во имя которой проводятся исследования.

Организованный скептицизм — каждый ученый несет ответственность за добросовестность того результата, который публикует. Если он использует результаты другого ученого, они должны быть проверены. Ученый должен не только отстаивать свои идеи, но и иметь мужество отказаться от них, если их ошибочность будет доказана.

В качестве антинорм науки, противоположных ее официальным нормам, А. Митрофф, например, называет следующие: 1) вера в моральную добродетель не только рациональности, но и иррациональности; 2) эмоциональная вовлеченность; 3) партикуляризм; 4) уединенность (то есть секретность, стремление ученого обрести права собственности на произведенное им научное знание); 5) заинтересованность; 6) организованный догматизм [цит. по 30].

Концепцию Р. Мертона критиковали за абстрактность. В реальной научной практике все обстоит гораздо сложнее, но в качестве основополагающих эти ценности, на наш взгляд, при оценке культуры научных исследований вполне могут быть приняты. К сожалению, как констатируют многие исследователи, нормы науки, определяющие и культуру научных исследований, ученые часто нарушают, не соблюдают их в полном объеме.

Наличие норм и ценностей важно для самоорганизации научного сообщества, прогресса научных исследований, сохранения науки как особой сферы человеческой деятельности, одной из форм общественного сознания. Они определяют границу, за которую нельзя выходить, не поставив под удар само существование науки. В силу особенностей предмета и объекта медико-биологических исследований соблюдение норм и ценностей науки в биологии и медицине представляется наиболее важным и ответственным. Однако в медико-биологической науке нередко приходится встречаться, как будет показано ниже, с теми или иными нарушениями норм науки и культуры научных исследований.

Культура научного исследования подразумевает критическое и осмысленное профессиональное отношение ко всем этапам научной работы. Из-за отсутствия в большинстве медико- биологических вузов дисциплины, которая бы способствовала овладению знаниями и навыками научного исследования, заинтересовавшиеся научной работой вынуждены осваивать методологию научных исследований самостоятельно. Это не всегда, особенно при недостаточном внимании старших коллег и научного руководителя, является эффективным и приводит, вольно или невольно, к различным нарушениям норм и культуры научных исследований. На некоторых из них имеет смысл остановиться.
Важным моментом подготовительной работы исследователя является изучение истории проблемы (вопроса). Как отмечал Б. М. Теплов, история вопроса не может быть простым перечнем фактов, установленных ранее другими исследователями. Такой перечень есть основа истории вопроса, на которой должно строиться теоретическое рассмотрение взаимоотношений этих фактов — их критический анализ, отделение того, что прочно установлено, от спорного, сомнительного, от фактов, противоречащих друг другу. Отсюда нередко и возникает научная проблема для исследования [24]. Молодому исследователю сделать это непросто, поэтому действенную помощь должны оказать коллеги, работающие по данной или близкой проблеме, а также, разумеется, научный руководитель. Следует исходить из того, что умение увидеть противоречие или отсутствие некоторых важных данных и есть умение сформулировать вопрос для исследования. Поэтому очень важно поднимать культуру исторического подхода к любым научным исследованиям. В действительности же во многих научных работах отмечается тенденция к анализу только тех фактов, которые соответствуют развиваемой исследователем гипотезе или идее, и не упоминается о других фактах, не согласующихся со взглядами автора. Культура научных исследований требует, чтобы исследователь анализировал всю совокупность относящихся к рассматриваемому вопросу фактов без какого- либо исключения.

Как известно, главная ценность научных исследований — их объективность, доказательность, истинность. Сегодня результаты исследований признаются истинными, если они получены не случайным образом, а в результате применения научно обоснованных методов, и проведены в свете выполнения принципов доказательности. Научные медицинские исследования должны проводиться в соответствии с международными стандартами:
а)    качественной лабораторной практики (good laboratory practice, GLP);
б)    качественной клинической практики (good clinical practice, GCP);
в)    качественной статистической практики (good statistical practice, GSP).

Например, адаптированные Г. Н. Пономаренко к научным исследованиям в области физической медицины они выглядят следующим образом [15].

А. Правила качественной лабораторной практики.
1.    Определение желаемых и предполагаемых основных эффектов физического фактора.
2.    Осмысленное формулирование технического задания.
3.    Выбор экспериментальных и экспериментально-патологических моделей предполагаемых клинических эффектов.
4.    Скрининговый статистический выбор оптимальных параметров физических методов лечения.
5.    Изучение основных механизмов получаемых эффектов для последующей оптимизации параметров и режимов лечебных процедур.
Результатом применения GLP должно быть получение максимального эффекта при минимальном уровне энергии воздействия и минимуме возможных побочных эффектов.

Б. Правила качественной клинической практики.
1.    Включение в выборки испытуемых, используя отбор по типу реакции на фактор.
2.    Выявление клинической эффективности с использованием двойного или тройного слепого контроля, включая:
— привлечение неинформированных испытуемых;
—    использование неотличимых лечебных и плацебо-аппаратов;
—    разработку различных схем оценки эффектов;
—    привлечение неинформированных статистиков для оценки результатов.
Результат применения GCP: оценка по сравнению с плацебо лечебных эффектов фактора, возможности развития условных побочных эффектов, формулирование показаний и противопоказаний для практического использования изучаемого физического метода лечения.

В. Правила качественной статистической практики.
1.    Научно обоснованный четкий и подробный протокол исследования.
2.    Возможность точного приведения, интерпретации и верификации информации и включения физических факторов в стандартные протоколы лечения.
3.    Репрезентативность выборки обследуемых.
4.    Адекватная модель исследования.

Результатом применения GSP является подтверждение достоверного наличия положительных лечебных эффектов физических методов лечения.
Конечно, не со всеми положениями приведенных правил можно согласиться, но они являются базой для дальнейшего их уточнения, расширения и совершенствования. Во всяком случае, на основе этих правил автором разработаны вполне приемлемые стандарты доказательной физиотерапии [15, 16].

Исследования, выполненные без соблюдения требований международных стандартов, не являются доказательными и научно обоснованными. Особенно это важно для клинических исследований, прежде всего касающихся эффективности лечения. Ниже приводятся различные варианты исследований в порядке убывания степени их «доказательности» при изучении эффективности лечения [34].

1. Рандомизированное двойное слепое контролируемое испытание («контролируемое» в широком смысле означает проведение исследования в соответствии с протоколом и под контролем монитора, этического комитета и официальных инстанций; в узком смысле такое исследование предполагает наличие контрольной группы пациентов, получающих плацебо или лечение с известной эффективностью и переносимостью; под рандомизацией понимают процесс случайного распределения больных на группы сравнения, позволяющий добиться эквивалентности по полу, возрасту, сопутствующей терапии и т. д. групп между собой и максимально уменьшить необъективность при получении данных; двойной слепой метод — ни врач, ни испытуемый не знают, какой препарат или метод получает пациент).

2. Нерандомизированное испытание с одновременным контролем (контролируемое исследование без рандомизации; в этом случае группы сравнения могут оказаться не полностью сопоставимыми, что снижает ценность полученных результатов, поскольку на них могут сказаться различия полового и возрастного состава, наличие сопутствующих заболеваний и др.).

3. Нерандомизированное испытание с историческим контролем (в качестве исторического контроля используют анамнестические данные самих пациентов, участвующих в исследовании, или анамнестические данные других пациентов. Отношение к историческому контролю сегодня скептическое, так как в этом случае невозможно избежать субъективности при подборе пациентов в группу сравнения).

4. Исследования типа «случай—контроль» (каждому пациенту подбирают пару, то есть больного сопоставимого по ряду характеристик; тем не менее при формировании групп сравнения предпочтительным считают использование метода рандомизации).

5.  Перекрестное испытание (при перекрестном дизайне исследования одни и те же пациенты получают вначале одно лечение, а затем другое; можно проводить только у лиц со стабильным течением болезни; нельзя исключить влияние предшествующей терапии).

6. Результаты наблюдений (открытое нерандомизированное исследование без группы сравнения, которое позволяет составить впечатление об эффективности вмешательства, но не подтверждает ее).

7. Описание отдельных случаев (при оценке эффективности представляет интерес только на начальном этапе изучения вмешательства, однако может быть источником информации о редких нежелательных явлениях).

В настоящее время во всем мире надежным доказательством эффективности лечения считают только результаты рандомизированных контролируемых испытаний.

И. П. Павлов подчеркивал: «Наука движется толчками, в зависимости от успехов, делаемых методикой. С каждым шагом методики вперед мы как бы поднимаемся ступенью выше, с которой открывается нам более широкий горизонт, с невидимыми раньше предметами». Необходимым условием качественных научных исследований является адекватность метода поставленным целям и задачам. Г. Селье писал: «Необходимо искать методы, соответствующие проблеме исследования, а не проблему, соответствующую доступным техническим средствам». А как часто мы вынуждены ориентироваться на имеющиеся технические возможности для исследований! В научных исследованиях важно использовать современные методы, которые дают стабильные и воспроизводимые результаты, имеют минимальную погрешность (ошибку) и смещение, то есть отклонение от эталонного метода (золотого стандарта), признаются международным сообществом. В этой связи исследователю важно знать сущность используемого метода, его чувствительность и специфичность. Для прямых методов исследования необходимо иметь четкое представление об их влиянии на изучаемый объект (показатель) и организм в целом.

К важным компонентам культуры научных исследований относят статистический анализ полученных результатов. Важнейшая цель его — сделать выводы о существовании той или иной закономерности на основании проведения ограниченного числа наблюдений. К слову, число последних не должно быть произвольным, а определяется научным способом — путем планирования объема выборки исследований. Без преувеличения можно отметить, что важная роль статистического анализа осознается далеко не всеми исследователями, а его применение часто носит формальный характер и изобилует многочисленными ошибками [1, 10, 17, 19]. Последние встречаются не только при описании методов и их использовании для интерпретации полученных эффектов, но и при выборе методов статистического анализа. Для ориентации в этом вопросе советуем воспользоваться рекомендациями, приведенными О. Ю. Ребровой [17]. Совершенно очевидно, что неправильное использование статистического аппарата приводит к неверным выводам и рекомендациям. Как справедливо отмечал Н. Бор, «сомнительный результат не может признаваться научным». Типичные ошибки статистического анализа описаны во многих работах [1, 10, 14, 17, 31] и с ними обязательно следует ознакомиться молодым ученым. Это может помочь избежать просчетов в работе. Однако следует иметь в виду, что биологи, а особенно медики, имеют слабую подготовку по математике, поэтому им следует чаще прибегать к консультации квалифицированных специалистов по биологической статистике. Чтобы такое сотрудничество было полезным и плодотворным, рекомендуется создание специализированных лабораторий по биостатистике в медицинских вузах и НИИ, как это имеет место во многих исследовательских центрах за рубежом [10].

Трудно переоценить для культуры науки овладение техникой и методикой экспериментальных исследований. Эти вопросы блестяще изложены в ряде работ известных физиологов, патофизиологов и других ученых [5, 13, 23, 26, 32]. Особое внимание в них уделяется обращению с животными (см. далее) и постановке контрольных исследований. «Когда эксперимент проводится с разницей в два условия, он должен считаться грязным. Сознательно допустить разницу в три условия может только невежда», — писал академик А. Д. Сперанский. Авторы статей по методическим основам эксперимента подчеркивают, что экспериментальная работа — это сложный творческий процесс и ее качество зависит не только от материальной обеспеченности. Это относится и ко всем другим видам научных исследований. Главное требование культуры научных исследований — соответствие их требованиям добросовестной научной практики.

Добросовестная и недобросовестная практика научных исследований

Обеспокоенный культурой и качеством научных исследований Комитет по этике научных публикаций, созданный в 1997 г., опубликовал рекомендации по добросовестной практике научных исследований. Вкратце общие положения и практические меры этих рекомендаций сводятся к следующему.

Общие положения. Исследование должно быть актуальным, обоснованным и хорошо спланированным, а структура исследования соответствовать его целям и быть одобрена этическим комитетом. Несоблюдение этих требований может привести к недобросовестной практике научных исследований и публикаций.

Практические меры.
1.    Лабораторные и клинические испытания должны проводиться согласно протоколу, предварительные исследования — согласно письменному плану.
2.    Протокол должен помочь найти ответы на конкретные вопросы, а не только обеспечить сбор данных.
3.    Протокол должен быть подробно изучен и одобрен всеми лицами, задействованными в исследовании, по возможности включая участников (больных).
4.    Окончательный текст протокола должен быть включен в отчет об исследовании.
5.    Желательно на ранних этапах исследования договориться о функциях всех исследователей и решить вопросы, связанные с авторством и публикациями.
6.    На этапе планирования следует предусмотреть все статистические аспекты исследования, включая оценку его статистической мощности, чтобы выборка не была слишком маленькой или непомерно большой.
7.    Перед проведением всех исследований на человеке, а также исследований, подразумевающих работу с историями болезни и тканями человеческого организма, следует получить формальное письменное разрешение этического комитета, который должен быть сформирован согласно общепринятым принципам.
8.    Анонимное использование тканей человеческого организма в исследовательских целях должно соответствовать высочайшим этическим стандартам, например рекомендациям Наффилдского совета по биоэтике (Nuffield Council on Bioethics).
9.    По возможности следует получить письменное информированное согласие всех участников. Если это невыполнимо, этический комитет должен решить вопрос о допустимости включения участников в исследование без их согласия.
10.    В случаях, когда отдельные участники не в состоянии дать информированное согласие, необходимо следовать соответствующим международным рекомендациям, например рекомендациям Совета международных медицинских научных организаций (Council for International Organisations of Medical Sciences).
11.    Поскольку отсутствуют единые международные стандарты проведения экспериментов на животных, подобные исследования должны полностью соответствовать этическим, моральным, религиозным и юридическим нормам, принятым в данном регионе и стране.
12. Все научные проекты должны находиться под постоянным формальным наблюдением ответственного лица, обеспечивающего контроль качества, регулярную оценку хода исследования и сохранение данных на длительный (до 15 лет) срок; эта обязанность обычно возлагается на главного (ответственного) исследователя.

Авторы этого документа подчеркивают, что «данные рекомендации не догма, а руководство к действию, они должны постоянно совершенствоваться». В работе по их совершенствованию должны принять участие все заинтересованные лица, прежде всего научная общественность и редакции научных журналов.

Нарушение принципов добросовестности при проведении научных исследований (то есть недобросовестная научная практика) вызывают сегодня озабоченность научных сообществ, государственных органов и общественности. К сожалению, точного и единого определения недобросовестной практики научных исследований пока не существует, да и, очевидно, его не может быть в принципе, хотя это вовсе не означает, что с такими явлениями можно мириться. Существующие взгляды на недобросовестную практику научных исследований отражены в ряде публикаций [4, 21, 25, 30, 37], что избавляет нас от подробного рассмотрения этого вопроса. К тому же в нашем журнале опубликована статья Р. Смита, считающегося большим авторитетом в вопросах борьбы с недобросовестной практикой научных исследований [21]. Имеет смысл остановиться лишь на явных случаях извращения культуры и добросовестности научных исследований, к которым относятся плагиат, фальсификация и фабрикация научных данных. Кстати, эти нарушения упоминаются во всех известных определениях недобросовестной практики научных исследований. Вот как оценивал их академик М. А. Лаврентьев: «Человек, склонный искажать факты, приписывать себе не принадлежащие идеи, никогда не сможет стать настоящим ученым».

Под фабрикацией (подлогом) понимают выдумывание данных или результатов и запись или сообщение их. Фальсификация — манипулирование исследовательскими материалами, оборудованием или процессами либо изменение или невключение данных или результатов, вследствие чего искажаются материалы исследования. Полагают, что фальсификация может быть невольной («добросовестная ошибка») или сознательной, доказать которую весьма трудно [21]. Плагиат — присвоение идей, процессов, результатов или слов другого автора без разрешения и указания на первоисточник. Борьба с плагиатом — способ самоочищения науки. Плагиат может иметь место на любом этапе исследования, в том числе при его планировании и проведении, написании статьи и ее публикации [4].

Нередки примеры использования чужих результатов и идей без ссылок на первоисточники, что в мировом научном сообществе считается недопустимым и влечет за собой те или иные санкции. Кстати, программа «Advego Plagiatus» позволяет сопоставлять текст любой статьи с имеющимися в сети Интернет материалами и определять процент заимствований из других источников.

К менее злостным нарушениям добросовестной практики научных исследований относят статистические ошибки, неправильное указание авторства, дублирование публикаций, неряшливые или небрежные публикации [25].

Как отмечает К. П. Воробьев, существует высокая вероятность все большего распространения явлений недобросовестной научной практики, так как во многих странах, научных учреждениях и редакциях научных журналов отсутствует реальный контроль первичной информации [4]. Думается, что этот вопрос требует большего внимания и в нашей республике.

Этика научных исследований

Культура научных исследований имеет и этический компонент. Биоэтика, или этика отношения к живому, формирует представления об экспериментальных животных как существах, способных страдать, испытывать боль и дискомфорт из-за плохого обращения, содержания и ограничения свободы поведения [18]. Как отмечал А. Швейцер: «этика является внутренним побуждением проявлять ко всему живому такое же уважение, какое я испытываю по отношению к самому себе».

Современные медицинские знания, как уже отмечалось, во многом обязаны научным экспериментам на животных разных видов, в связи с чем и возникают вопросы морально- этического характера. Наиболее важные принципы, которыми следует руководствоваться при проведении исследований на животных, могут быть сведены к следующему:
•    убедительные основания в необходимости планируемых экспериментальных исследований и невозможности использования альтернативных объектов исследований или моделей;
•    минимизация количества привлекаемых к исследованию животных за счет стандартизации условий эксперимента, исключение факторов, увеличивающих разброс данных, использование общих контрольных групп, избегание дублирования исследований и др.;
•    принятие необходимых мер, исключающих страдания животных;
•    обеспечение надлежащего ухода за животными с учетом особенностей проводимых экспериментов;
•    гуманное отношение к животным.

В 1959 г. английские ученые У. Рассел и Р. Бэрч сформулировали принципы гуманной методологии научных экспериментов на животных, известные как концепция трех R [36]. Согласно ей, все, кто использует животных в научных исследованиях, обязаны соблюдать требования гуманности: заменить, когда это возможно, исследования на животных альтернативными методами (Replacement); стремиться употреблять возможно меньшее число животных (Reduction); создавать животным наиболее благоприятные условия содержания и минимизировать боль и страдание (Refinement). Более подробно вопросы биоэтики и концепция трех R рассмотрены во многих публикациях [7, 11, 12, 18, 20].

Концепция трех R была подтверждена Европейской конвенцией и Директивами Совета Европы 86/609/ ЕЕС по защите позвоночных животных, используемых в экспериментах и других научных целях [33]. Претворение в жизнь этой концепции осуществляется биоэтическими комитетами (комиссиями), которые работают в настоящее время в учреждениях биомедицинского профиля развитых стран. Научные проекты с использованием животных осуществляются только с разрешения биоэтических комиссий. Ни один серьезный научный журнал не принимает к опубликованию статью, в которой эксперименты на животных не описаны в соответствии с требованиями биоэтики и не одобрены биоэтическим комитетом (комиссией).

В историческом аспекте вопросы биоэтики экспериментов на животных достаточно полно представлены в работах Р. А. Копаладзе [8, 9].
Важно помнить, что несоблюдение признанных мировым сообществом этико-правовых норм проведения опытов на животных в действительности ведет к снижению качества, а иной раз и фальсификации получаемого экспериментального материала. Не стоит удивляться тому, что работы наших ученых на животных неохотно печатаются за рубежом и обычно перепроверяются [12]. Чтобы повысить этику экспериментов на животных, в ряде стран, например в Англии, к заявке на получение лицензий и государственного финансирования на проведение научных исследований с использованием животных прилагаются сведения о том, как будет в экспериментах реализовываться концепция трех R [11, 12]. Вне сомнения, повышению этики экспериментальных исследований на животных в странах СНГ необходимо уделить более пристальное и действенное внимание [2, 6, 11].

Прогресс в медицине сопряжен с научными исследованиями, которые часто включают эксперименты на людях. Биомедицинские исследования на людях должны проводиться в соответствии с принципами, провозглашенными в Хельсинкской декларации, принятой 18-й Всемирной медицинской ассамблеей (Хельсинки, июнь 1964 г.) и последний раз пересмотренной 41-й Всемирной Медицинской ассамблеей в октябре 1996 г. (Сомерсет-Уэст, ЮАР). Разумеется, при этом необходимо соблюдение законов и подзаконных актов по этим вопросам своей страны.

Хельсинкская декларация периодически публикуется в различных журналах, в том числе и в журнале «Здравоохранение» [28], поэтому нет необходимости приводить здесь ее полный текст. Мы сочли необходимым напомнить только те нормы Декларации, которые касаются научных биомедицинских исследований. Они сводятся к следующим положениям.
1.    При проведении чисто научных исследований на людях врач обязан оставаться защитником их жизни и здоровья. Испытуемые должны быть добровольцами: либо здоровыми людьми, либо пациентами с заболеванием, отличным от изучаемого (несущественным для исследования).
2.    Исследователь или исследовательская группа должны прекратить исследование, если, по его/ее мнению, при продолжении оно может принести вред испытуемому.
3. В исследовании на людях интересы науки и общества никогда не должны ставиться выше соображений, связанных с благополучием испытуемого [28].
Более детально этические требования к медицинским исследованиям с участием человека рассмотрены в одной из работ В. В. Власова [3].

Ныне существуют два основных механизма регулирования этических аспектов научного исследования на людях. Это, во-первых, процедура информированного согласия, которое перед началом исследования дает каждый испытуемый. Официальные документы гласят, что медицинское исследование с привлечением человека в качестве объекта может проводиться только после получения письменного согласия гражданина. Гражданин не может быть принужден к участию в биомедицинском исследовании. Во-вторых, в современной практике проведения биомедицинских исследований принято, что каждый исследовательский проект может осуществляться только после того, как заявка будет одобрена независимым этическим комитетом.

К этическим аспектам научных исследований, наиболее остро проявляющимся при научных публикациях, относятся и такие, как авторство и соавторство, порядок приведения фамилий авторов (в алфавитном порядке, по степени вклада в исследование или по научному статусу соавторов), цитирование, добросовестность рецензирования (экспертизы), конфликт интересов, дублирующие публикации и др. [25]. В обеспечении этических принципов в научных публикациях важная роль принадлежит главным редакторам и редколлегиям научных журналов и издательств.

3аключение

Сегодня, когда научная деятельность носит коллективный и массовый характер, особое значение в ней играют культура и этика научных исследований, этика ученых. Это отмечают все видные отечественные и зарубежные ученые. А. Энштейн неоднократно подчеркивал, что моральные качества ученого имеют, вероятно, большее значение для его поколения, чем чисто интеллектуальные достижения. Многочисленные публикации свидетельствуют о том, что сегодня страдает культура научных исследований, не все научные работники владеют навыками должного проведения научных исследований, следствием чего является несоблюдение ими нормативных основ науки.

Снижение культуры научных исследований, нарушение принципов добросовестного их проведения и отступление от морально-этических норм в науке вызывают озабоченность не только научного сообщества, но и государственных органов и общественности. Среди причин этих теневых явлений можно, прежде всего, назвать отсутствие в ряде стран официальных документов, определяющих четкие трактовки этих понятий и ответственность за их нарушение. Недостаточной в этом направлении является работа научных журналов медико-биологического профиля, призванных защищать фундаментальные ценности науки. Наконец, имеет значение отсутствие системы подготовки молодых исследователей к добросовестному проведению научных исследований. Было бы целесообразно каждому готовящемуся самостоятельно проводить научные исследования пройти соответствующие тренинговые курсы. Программа таких курсов должна включать сведения, касающиеся надлежащей практики научных исследований, авторства и соавторства, конфликта интересов, взаимоотношений научного руководителя и учеников, экспертных вопросов, «этоса» науки, гуманного использования животных и т. д., то есть всего того, что может быть объединено термином «культура научных исследований». Излагая в статье общие соображения по данной проблеме, хотелось бы призвать к анализу состояния ее в коллективах научных учреждений республики и мер (государственных и общественных), направленных на устранение различных элементов недобросовестной практики научных исследований. Вопросы культуры научных исследований и нравственности в науке, безусловно, нуждаются в заинтересованном, открытом и всестороннем обсуждении не только учеными, но и всеми, кому небезразлична судьба науки, ее престиж в обществе, кто сохраняет веру в истинные морально-этические принципы научной деятельности. Ведущаяся в этом направлении работа журнала «Здравоохранение» заслуживает продолжения и поддержки.

ЛИТЕРАТУРА
1.    Абаев Ю. К. Доказательная медицина.— Минск, 2007.
2.    Альбертин С. В. // Успехи физиол. наук.— 2014.— Т 4S, № 4.— С. 99—110.
3.    Власов В. В. // Терапевт. архив.— 1996.— Т. 68, № 1.— С. S8—64.
4.    Воробьев К. П. // Укр. мед. часопис.— 2009.— № 3.— С. 85—94.
5.    Горизонтов П. Д. // Патол. физиология и экспериментальная терапия.— 1969.—№4.— С. 3—12.
6.    Иванов К. П. // Успехи физиол. наук.— 2002.— Т. 33, № 3.— С. 97—100.
7.    Каркищенко Н. Н. Основы биомоделирования.— М, 200S.
8.    Копаладзе Р.А. // Успехи физиол. наук.— 2004.— Т. 3S, № 2.— С. 92—109.
9.    Копаладзе Р. А. // Успехи физиол. наук.— 2009.— Т. 40, № 3.— С. 89—104.
10.    Леонов В. П. // Междунар. журн. мед. практики.— 2007.— № 2.— С. 19—3S.
11.    Лукьянов А. С. // Биоэтика с основами биоправа.— М., 2008.
12.    Лукьянов А. С. // Успехи совр. биологии.— 2010.— Т. 130, № 2.— С. 216—221.
13.    Павлов И. П. Полное собрание сочинений.— М.— Л., 19S1.— Т 2, кн. 2.— С. 274.
14.    Плотников Ю. В. // Вестн. хирургии.— 1987.— № 10.— С. S9—62.
15.    Пономаренко Г. Н. Основы доказательной физиотерапии.— СПб., 2003.
16.    Пономаренко Г. Н. Доказательная физиотерапия.— СПб., 2011.
17.    Реброва О. Ю. // Журн. неврологии и психиатрии.— 2010. — № 11.— С. 71—74.
18.    Резников А. Г. // Кл/н/ч. х'рург'я.— 2010.—№ 6.— С. 8—13.
19.    Римжа М. И., МанакН. А., Гайшун И. В. //Здравоохранение.— 2012.— № 8.— С. 64—76; 2012.— № 9.— С. 59—68; 2013.— № 3.— С. 59—61.
20.    Руководство по лабораторным животным и альтернативным моделям в биомедицинских технологиях.— М, 2010.
21.    Смит Р. (R. Smith) // Здравоохранение.— 2014.— № 12.— С. 42—47.
22.    Советский энциклопедический словарь.— М., 1979.— С. 677.
23.    Сперанский А. Д. Элементы построения теории медицины.— М.— Л., 1935.
24.    Теплов Б. М. Избранные труды.— М., 198S.— Т. 2.— С. 310—317.
25.    Тищенко П. Д., Юдин Б.Г. // Клинич. и эксперим. хирургия.— 2013.— № 1.— С.5—12.
26.    Улащик В. С. // Вопр. куртологии, физиотерапии и лечеб. физкультуры.— 1994.— № 1.— С. 38—42.
27.    Философский энциклопедический словарь.— М., 1983.— С. 292—29S.
28.    Хельсинкская декларация Всемирной медицинской ассоциации: рекомендации для врачей по проведению биомедицинских исследований на людях // Между- нар. журн. мед. практики.— 2000.— №4.— С. 41—42; Здравоохранение.— 2011.— № 10.— С. 60.
29.    Циммерман Я. С. // Клинич. медицина.— 2000.— № 8.— С. 91—94.
30.    Юревич А. В. // Вестн. РАН.— 2006.— Т. 76, № 3.— С. 234—241.
31.    Altman D. G. // Statistics in Medicine.— 2000.— Vol. 19.— P. 3275—3289.
32.    Beveridge W. I. The А/t of Scientific Investigation.— London, 1957.
33.    European Convention for the protection of vertebrate animals used for experimental and other scientific purposes.— Strasburg, 1986.
34.    Li Wan Po А. // Клинич. фармакология и терапия.— 1998.— № 7.— С. 60—63.
35.    Merton R. The Sociology of Science: Theoretical and Empirical Investigations / Ed. by N. W. Storer.— Chicago, 1973.— P. 270.
36.    Russell W. M., Burch R. L. The Principles of Human Experimental Technique.— London, 1959.
37.    Smith R. // BMJ.— 1997.— Vol. 31S.— P. 789—795.
Поступила 04.08.1S.

Адрес для корреспонденции:
Улащик Владимир Сергеевич. Институт физиологии НАН Беларуси. 220072, г. Минск, ул. Академическая, 28; сл. тел. (8-017) 332-16-00.

Авторы: Улащик В. С.
  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси