Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Через 10—15 лет в Беларуси произойдет катастрофа: учить врачей будет некому

Общество всегда предъявляло высокие требования к здравоохранению и его основной фигуре — врачу, а значит, к профессионализму тех, кто учит и воспитывает будущих докторов. В советское время преподавать в медицинском вузе мог лишь тот, кто имел высокую квалификацию и доказал свою пригодность выполнять эту ответственную миссию. Отбор на кафедральную работу был жесточайший, конкуренция — огромной. Стать преподавателем вуза было престижно, почетно и прибыльно. Звание ассистента свидетельствовало о том, что ты на порядок выше врача — по статусу, квалификации и заработной плате. Сотрудники кафедр участвовали в самых ответственных лечебных мероприятиях (клинические обходы, операции, консилиумы), имели определенную свободу в выборе пациентов. 

Сегодня положение радикально изменилось — кафедры влачат жалкое существование, былой престиж и авторитет профессора, доцента, ассистента упал, а зарплата стала такой, что далеко не каждый врач стремится в преподаватели вуза. Отсюда отношение администрации больниц — ученых нам не надо, хватит врачей, а студентам вход в стационар и операционную воспрещен. Остро стоит вопрос о клинических базах. Кафедры лишают учебных площадей, преподавателям запрещают участвовать в лечебном процессе, основание — не состоят в штате больниц и поэтому не имеют права лечить пациентов. Доходит до маразма — клинические предметы «изучаются» в аудиториях, подсобных помещениях (даже в подвалах!) практически без доступа студентов к больным. Общение с пациентами ограничено и держится исключительно на энтузиазме преподавателей старшего поколения.  Руководители здравоохранения не понимают — ни видеофильмы и ситуационные задачи, ни фантомы и тренажеры не заменят главный источник клинических знаний и навыков у будущих врачей — «обучение при постелях больных» (М. Я. Мудров).

Проблему могли бы решить собственные лечебные базы медицинских вузов, но их нет. Между тем от создания университетских клиник выиграют все — образование, наука, практическая медицина.  В любой западной стране сотрудники медицинских факультетов университетов — самая квалифицированная и высокооплачиваемая часть врачебного сословия, вершина профессиональных возможностей, которой хотели бы достичь все медики. Почему не перенять зарубежный опыт, к которому все так стремятся?

Ученые-клиницисты не должны быть назойливыми посетителями отделений, а являться неотъемлемым звеном в работе больниц. Следует пересмотреть оплату труда кафедральных работников и юридические отношения между учреждениями здравоохранения и медицинскими вузами. Для преподавателей ввести штатные единицы научных консультантов, в обязанности которых будут входить лечебная работа, руководство научными исследованиями, анализ клинического материала, совместные публикации с врачами. Они должны быть творческим началом в работе больниц, соратниками и помощниками заведующего отделением, вдохновителями научного поиска и профессионального роста врачей. Это повысит статус, закрепит право на лечебную работу преподавателей медицинского вуза и выведет деятельность учреждений здравоохранения на более высокий уровень (М. Страхов, 2015). 

Еще более драматичная ситуация складывается в отношении теоретических кафедр. Тревогу вызывает возраст сотрудников, часто превышающий пенсионный. Авторитет преподавателя-теоретика утерян, подготовленные кадры уходят, аспирантура пустует, смены практически нет, полноценный конкурсный отбор на кафедры и мотивация прихода молодежи в фундаментальную науку отсутствуют.

Основная причина — неприлично низкая зарплата при высокой нагрузке и интенсивности работы.

Если ситуация не изменится, через 10—15 лет произойдет катастрофа — преемственность поколений нарушится, учить просто будет некому. 

Непонимание того, что квалификация врача напрямую зависит от уровня теоретической подготовки, может привести к печальным последствиям. Без должного освоения фундаментальных дисциплин, знание которых развивает общенаучное мышление, никогда не произойдет его трансформация в мышление клиническое, а без него врач — ремесленник. 

Проблему статуса профессорско- преподавательского состава медицинских вузов необходимо решать безотлагательно, иначе педагоги с уникальным опытом будут потеряны.

Что будет дальше, предположить нетрудно — уровень врачебного образования скатится «ниже некуда» и отечественная высшая медицинская школа, имеющая славные традиции, прекратит существование. 

Авторы: Абаев Ю. К.
  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси