Сравнительный анализ отдаленных результатов радикальной простатэктомии и 30-конформной лучевой терапии при раке предстательной железы

Цель исследования. Дать сравнительную оценку отдаленных результатов лечения пациентов, страдающих раком предстательной железы (РПЖ) с низким и промежуточным риском прогрессирования, в зависимости от различных прогностических факторов.

Материал и методы. Материалом для исследования послужили данные о 212пациентах с клинически локализованным (сТ2) РПЖ с низким и промежуточным риском прогрессирования заболевания, которым в период с 2005 г. по 2008 г. включительно в РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н. Н. Александрова выполнена открытая позадилонная радикальная простатэктомия (РПЭ) или лучевая терапия (ПТ) по радикальной программе.

Результаты. Медиана наблюдения в общей когорте пациентов составила 89,9 мес, в течение которых было зарегистрировано 12 случаев смерти от РПЖ. Раково-специфическая выживаемость (РСВ) в зависимости от вида проведенного лечения (ПТ или РПЭ) не различалась (относительный риск (ОР) 0,548, 95% ДИ (0,132—2,280), Р=0,4).

Сумма баллов Глисона (< или = 6 против 7) оказалась единственным предиктором РСВ (ОР 3,830, 95% ДИ (1,022—14,359), Р=0,046). У пациентов с промежуточным риском РПЭ была ассоциирована со статистически значимо лучшими результатами по сравнению с ПТ только в случае умереннодифференцированной аденокарциномы (сумма Глисона U).

В настоящее время в Республике Беларусь отмечается значительное увеличение заболеваемости раком предстательной железы (РПЖ). В частности, число ежегодно регистрируемых случаев РПЖ увеличилось с 932 в 1996 г. до 3499 в 2013 г. (в 3,7 раза), заболеваемость возросла с 19,5 на 100 000 населения в 1996 г. до 79,5 на 100 000 населения в 2013 г. [1]. Следует отметить, что на фоне общего снижения смертности от злокачественных новообразований рак простаты остается одной из немногих опухолей, при которых смертность увеличивается.

На сегодняшний день существуют несколько классификаций, позволяющих разделять пациентов на группы низкого, промежуточного и высокого риска прогрессирования заболевания и смерти от РПЖ с целью определения прогноза и необходимого объема лечения [2].

Наиболее часто применяемыми подходами к лечению данного заболевания у пациентов с низким и промежуточным онкологическим риском являются радикальная простатэктомия (РПЭ), лучевая терапия (ЛТ) и активное наблюдение. Согласно результатам крупного рандомизированного исследования SPCG-4 (Scandinavian Prostate Cancer Group), проведение радикального хирургического лечения позволило улучшить отдаленные результаты по сравнению с наблюдением, медиана которого составила 12,8 года [3]. По данным рандомизированного контролируемого исследования PIVOT (Prostate Intervention Versus Observation Trial), указанное преимущество активной хирургической тактики относилось только к пациентам с промежуточным и высоким риском прогрессирования [4]. Необходимо также отметить, что работы по прямому проспективному сравнению результатов РПЭ и ЛТ практически не проводились. Кроме этого, прямая экстраполяция результатов рандомизированных исследований на генеральную совокупность не всегда возможна ввиду ее большей гетерегонности (в частности, по отношению к частоте встречаемости и степени тяжести сопутствующей патологии и социо-экономическим характеристикам пациентов) [5]. В связи с этим сравнение исходов различных методов лечения на основании ретроспективных данных, полученных вне контролируемых исследований, позволяет дополнять результаты последних.

Следует отметить, что в большинстве подобных обсервационных исследований по сравнению отдаленных результатов РПЭ и ЛТ у пациентов, страдающих РПЖ, в качестве конечной точки рассматривается факт развития биохимического рецидива заболевания, полученные результаты противоречивы [6, 7]. Подобный подход может приводить к проблематичности сравнительной трактовки эффективности указанных лечебных опций ввиду различий в определении самого понятия «биохимический рецидив» после РПЭ и ЛТ. Кроме этого, как показало исследование C. R. Pound и соавт. [8], медиана времени от развития биохимического рецидива после РПЭ до смерти пациента составляет примерно 13 лет и не у всех пациентов с повышением уровня ПСА развивается клиническое прогрессирование заболевания. Касательно пациентов с благоприятным и промежуточным прогнозом это может означать, что существует достаточно высокая вероятность (принимая во внимание возраст и сопутствующую патологию) умереть от причины, не связанной с основным заболеванием. Поэтому смерть пациента, причиной которой является прогрессирование РПЖ— раково-специфическая выживаемость (РСВ) — является наиболее адекватной конечной точкой подобных исследований [9].

Целью настоящего ретроспективного анализа явилась сравнительная оценка отдаленных результатов лечения пациентов, страдающих РПЖ с низким и промежуточным риском прогрессирования, в зависимости от различных прогностических факторов.

Ключевые слова: , ,
Автор(ы): Красный С. А., Демешко П. Д.
Медучреждение: РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н. Н. Александрова Минздрава Республики Беларусь