Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Скрининг рака предстательной железы у молодых мужчин

Цель исследования. Изучение распространенности рака предстательной железы (РПЖ) у молодых мужчин в возрасте 45—55 лет при пороговых значениях простатоспецифического антигена (ПСА) 2,5—4,0 нг/мл.

Материал и методы. В исследование были отобраны 45 мужчин в возрасте 45—55 лет с ПСА 2,5—4,0 нг/мл. У 21 (47%) пациента выявлен РПЖ. Все пациенты с выявленным РПЖ перед началом лечения были разделены на группы онкологического риска по шкале D'Amico.

Результаты. Перед началом лечения 57% пациентов были отнесены к группе низкого риска. После проведенного лечения — радикальной простатэктомии — и гистологического исследования макропрепарата, пациенты, относящиеся к группе низкого риска, составили всего 14%. Заключение. Выявление РПЖ при ПСА ниже принятых пороговых значений и в молодом возрасте может указывать на потенциально агрессивные формы РПЖ. Данные оценки дооперационного риска сильно отличаются от результатов, полученных после операции, что следует учитывать при выборе тактики лечения либо активного динамического наблюдения.

Во всем мире рак предстательной железы (РПЖ) является одной из наиболее актуальных и дискутабельных проблем современной онкологии. О распространенности заболевания можно судить по данным мировой статистики. Так, в 2012 г. выявлены 1 112 000 новых случаев рака простаты и зарегистрированы 308 000 смертей, связанных с данным заболеванием [1]. В Республике Беларусь обсуждаемая проблема также является весьма актуальной, на что указывает ежегодный неуклонный рост заболеваемости.

По данным национального канцер-регистра, число ежегодно регистрируемых случаев РПЖ в республике увеличилось с 546 в 1990 г. до 3860 случаев в 2014 г. (в 7 раз) [2]. По темпам прироста РПЖ занимает 1-е место среди всех злокачественных новообразований в республике, с 2013 г. — 1-е место в структуре онкологических заболеваний среди мужчин [2].

Неоспоримым остается тот факт, что аденокарцинома простаты — заболевание преимущественно пожилых мужчин. В Республике Беларусь в 2010 г. доля лиц в возрасте до 60 лет среди вновь заболевших составляла 11%, однако в минувшее десятилетие наметилась тенденция к резкому увеличению частоты распространения РПЖ у мужчин в возрастной группе 50—60 лет почти в 2,5 раза по сравнению с 1990—1994 гг. [2], что сходно с данными мировой статистики, согласно которой доля впервые выявленных случаев РПЖ у мужчин в возрасте 55 лет колеблется на уровне 30% [3].

Отдельные формы РПЖ относят к медленно развивающимся заболеваниям, что является аргументом противников ранней диагностики данной патологии, однако необходимо учитывать распространенность опухолевого процесса на момент постановки диагноза, что может существенно сказаться на эффективности лечения и выживаемости. По данным ВОЗ, 5-летняя раково-специфическая выживаемость среди мужчин с локализованными и местнораспространенными формами РПЖ составляет 100%. В то время как при выявлении метастатической формы заболевания 5-летняя выживаемость составляет всего 29,3% [4]. Столь существенные различия диктуют необходимость своевременной диагностики данного заболевания и его лечения.

Более 30 лет назад в медицинскую практику было введено исследование простатоспецифического антигена (ПСА), что способствовало значительному улучшению диагностики РПЖ и его своевременному лечению. Кроме того, на основе ПСА-теста разработаны и внедрены скрининговые программы, которые хорошо себя зарекомендовали в борьбе с раком простаты. В настоящее время скрининг РПЖ является одной из наиболее обсуждаемых проблем онкоурологии, поскольку данные, полученные при проведении наиболее крупных скриниговых программ (European Randomized Study of Screening for Prostate Cancer (ERSPC) — рандомизированное исследование скрининговой программы по раку предстательной железы и The Prostate, Lung, Colorectal and Ovarian Cancer Screening Trial (PLCO) — исследование скрининговой программы по раку предстательной железы, легкого, колоректальному раку и раку яичников), имеют существенные различия.

Так, по данным ERSPC, за 13-летний период наблюдения установлено достоверное уменьшение риска смерти благодаря скринингу на 21% [5], в то время как по данным PLCO проведение скрининговых мероприятий не повлияло на снижение показателя смертности [6]. Однако следует отметить, что по последним данным, опубликованным Американской ассоциацией урологов, уровень «загрязнения» данных в ERSPC составил 21%, в то время как в PLCO— 77% [7]. Под уровнем «загрязнения» подразумевается выполнение участникам скрининговых программ до начала исследования ПСА-тестов или пальцевого ректального исследования (ПРИ). В связи с этим в настоящее время вопрос о необходимости проведения скрининга РПЖ во всем мире остается открытым.

На сегодняшний день ни одна сторона полностью не отрицает применение ПСА-скрининга и при разработке новых рекомендаций обращается к результатам, полученным в скрининговых исследованиях. Данные рекомендации находят отражение в стандартах EAU и AUA (Европейской и Американской ассоциации урологов). Так, в последнее время рекомендуется проводить раздельную оценку диагностических результатов, факторов риска и клинических проявлений заболевания, порогового значения уровня ПСА [8]. Учитывая статистические данные, указывающие на увеличение заболеваемости РПЖ среди мужчин молодого возраста (40—50 лет), особое внимание уделяется выявлению потенциально агрессивных опухолей у пациентов данной категории.

Контактная информация:

Семёнов Святослав Александрович — врач-онкоуролог. РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н. Н. Александрова. 223040, Минский р-н, агр. гор. Лесной, 2,

e-mail: SemenovSv3@gmail.com.

Участие авторов: Концепция и дизайн исследования: С. А. К., С. А. С., Д. Т. Т. Сбор и обработка материала: С. А. С., А. В. К., П. Г. Ш., А. Г. Д. Статистическая обработка данных: С. А. С., С. А. К. Написание текста: С. А. С., С. А. К., Д. Т. Т. Редактирование: С. А. К. Конфликт интересов отсутствует.

  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси