Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

О небезопасности эпизодического употребления алкоголя студентами

It appears your Web browser is not configured to display PDF files. Download adobe Acrobat or click here to download the PDF file.

Click here to download the PDF file.

Приведены факты о том, что даже редкое, эпизодическое, употребление алкоголя является небезопасным для молодого человека. Это проявляется в снижении концентрации внимания и более низкой академической успеваемости у студентов, употребляющих алкоголь, по сравнению с аналогичными показателями у трезвенников.

Алкоголь является самым распространенным психоактивным веществом, употребляемым молодежью [12, 20, 23]. Алкоголь, в отличие от других психоактивных веществ, наносит огромный вред физическому и психическому здоровью человека, который его употребляет, а также окружающим его людям (семья, друзья и другие) (рис. 1).

Алкоголь влияет на социальную, психологическую, медицинскую, экономическую, конфессиональную сферы жизни человека [12, 15, 27]. Его употребление рассматривается как этиологический фактор возникновения более 60 заболеваний [12, 15, 27]. Наиболее встречаемыми проблемами, связанными с употреблением алкоголя, у молодежи являются социальные и правовые, дополняемые у студентов и школьников еще и снижением академической успеваемости [18, 31]. Проявление вышеперечисленных проблем имеет некоторые особенности и может зависеть от ряда факторов: биологических (генетическая уязвимость, гендерные и физиологические особенности); социальных (традиции, поводы для употребления алкогольных напитков, социальный контроль, доступность алкоголя); психологических и других (вид алкогольного напитка, его доза и частота употребления) [30]. По оценкам ВОЗ, в 2004 г. «...во всем мире от причин, связанных с употреблением алкоголя, умерли 2,5 млн человек, в том числе 320 000 молодых людей в возрасте 15— 29 лет» [3]. В связи с этим актуальным является мониторинг распространенности употребления алкоголя учащейся молодежью (студенты) для повышения осведомленности о вреде, который причиняет употребление спиртного уязвимыми группами населения [3].

Вследствие значительного влияния алкоголя на социальную сферу ВОЗ сформировала глобальные стратегии по снижению употребления алкоголя [3]. Подобные стратегии сформированы во многих странах [25, 26]. В Республике Беларусь принята национальная программа действий по предупреждению и преодолению пьянства и алкоголизма [10], которая нацелена на предупреждение пьянства и алкоголизма среди молодежи и женщин. Это обусловлено наибольшей распространенностью употребления алкоголя в данной возрастной группе населения и увеличением алкогольных проблем в женской популяции [12, 20, 23]. В рамках выполнения стратегии закономерно возникает вопрос о безопасном уровне употребления алкоголя молодежью, который требует серьезной коррекции в сторону его существенного снижения [14, 32].

Цель настоящего исследования — изучить распространенность употребления алкогольных напитков среди студентов, проанализировать последствия его приема с учетом разовой и месячной доз этанола для умственной работоспособности и академической успеваемости респондентов по сравнению с аналогичными показателями у трезвенников.

Материал и методы

Принять участие в исследовании предлагалось 379 студентам III—VI курсов Белорусского государственного медицинского университета. Среди них 95 студентов отказались от участия. Анкеты 19 респондентов, набравших по тесту «Искренность» 50% и менее, были исключены из обработки. Статистическому анализу подвергнуты данные 265 анкет.

В исследовании принимали участие одновременно от 5 до 15человек. Втечение 1,5 ч респонденты заполняли различные анкеты: «Общая», «Искренность», «MAST», «CAGE», «AUDIT» и другие. Затем в течение 5 мин каждый испытуемый выполнял тест на внимание. Исследование проводилось анонимно.

Анкета «Общая» содержала 53 вопроса для получения общих сведений об испытуемом (пол, возраст, физическая активность, режим труда и отдыха, распорядок дня и длительность сна, пищевой режим, наличие вредных привычек, вероисповедание). В анкете отсутствовали графы «ФИО», «№ группы». Встроенный в анкету «Общая» тест «Искренность» содержал 10 вопросов шкалы «Ложь» из методики «Уровень невротизации — психопатизации» [8]. Результаты анкетирования учитывались, если число правдивых ответов составляло не менее 6 (то есть 60—100%). Правдивые ответы на вопросы дали 265 студентов.

Тесты «AUDIT», «CAGE» и «MAST», предложенные ВОЗ [16, 17] для выявления начальных признаков алкогольных проблем и алкогольной зависимости и рекомендованные для использования в наркологической и общемедицинской практике в Республике Беларусь [2, 11] и других странах [14, 19], применяли по прямому назначению. Признаваемые дозы принятого этанола рассчитывали на основе признаваемого (заявленное в ответе на 2-й вопрос по шкале теста «AUDIT») количества алкоголя. Расчет реальной дозы этанола проводили на основе признаваемого его употребления путем увеличения признаваемой дозы алкоголя в 1,25 раза для пива, в 1,95 раза — для вина; в 2,0 раза — для водки и других крепких напитков [22].

Оценку функционального состояния человека и степени его утомления проводили по результатам выполнения студентами психометрического теста «САН» (самочувствие, активность, настроение) и его укороченной версии «САН-8» согласно принятым рекомендациям [1, 5]. Состояние нервно-психической адаптации оценивали с помощью метода Гурвича, тревоги и тревожности — по шкале реактивной тревоги и личностной тревожности [13]. Функцию внимания и умственной работоспособности — по результатам выполнения теста «Корректурная проба» с буквенными таблицами Анфимова [6, 7].

Анкета «Академическая успеваемость» содержала сведения обо всех оценках по всем сданным на день тестирования экзаменам и дифференцированным зачетам (включая пересдачи). Рассчитывали 2 важных показателя учебной деятельности студентов: средний балл экзаменационных оценок (СБЭО) и эффективность сдачи экзаменов с 1-го раза по каждой сессии. Значимость различий между показателями у студентов разных групп определяли с учетом критерия Стьюдента и ™2-критерия согласия Пирсона.

Cтатистическую обработку данных проводили с помощью программы EXCEL 2007 и стандартного статистического пакета SP5516.0 параметрическими и непараметрическими методами [7].

В ы в о д ы

ЛИТЕРАТУРА
1.    Авиационные правила медицинского обеспечения полетов государственной авиации Республики Беларусь.— Минск, 2005.
2.    Александров А. А. // Медицина.— 2007.— № 1.— С. 12—15.
3.    Глобальная стратегия сокращения вредного употребления алкоголя.— Женева, ВОЗ, 2010.
4.    Гурвич И. Н. // Вестн. гипнологии и психотерапии.— СПб., 1992.— С. 46—53.
5.    Доскин В. А., Лаврентьева Н. А., Мирошников М. П., Шарай В. Б. //Вопр. психологии.— 1973.— № 6.— С. 141—145.
6.    Загрядский В. П., Сулимо-Самуйлло Э. К. Методы исследования в физиологии труда.— Л., 1991.
7.    Зайцев В. М., Лифляндский В. Г., Маринкин В. И. Прикладная медицинская статистика.— СПб., 2006.
8.    Кабанов М. М., Личко А. Е., Смирнов В. М. Методы психологической диагностики и коррекции в клинике.— Л., 1983.
9.    Копытов А. В., Куликовский В. Л. // Мед. журн.— 2012.— № 1.— С. 52—57.
10.    О государственной программе национальных действий по преодолению пьянства и алкоголизма на 2011—2015 годы: Постановление Совета Министров Республики Беларусь № 27 от 11.01.2011 // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь.— 2011.— № 8.— № 5/33 153.
11.    Разводовский Ю. Е. Эпидемиология алкоголизма в Беларуси. — Гродно, 2004.
12.    Велком М. О., Разводовский Ю. Е., Переверзева Е. В., Переверзев В. А. Состояние когнитивных функций у студентов-медиков Беларуси с различным отношением к алкоголю / Под ред. В. А. Переверзева.— Минск, 2013.
13.    Ханин Ю. Л. // Вопр. психологии.— 1978.— № 6.— С. 94—106.
14.    Adewuya А. О. // Alcohol Alcohol.— 2005.— Vol. 40, № 6.— P. 575—577.
15.    Alderazi Y., Brett F. // Cur. Diag. Pathol.— 2007.— Vol. 13, № 3.— P. 203—209.
16.    Babor T. F., Higgins-Biddle J. C. //Addiction.— 2000.— Vol. 95, № 5.— P. 677—686.
17.    Babor T. F., Higgins-Biddle J. C., Saunders J. B., Monteiro M. G. The Alcohol Use Disorders Identification Test (AUDIT).— Geneva, 2001.
18.    Balsa A. I., Giuliano L. M., French M. T. // icon. Educ. Rev.— 2011.— Vol. 30, № 1.— P. 1—15.
19.    Braitman A. L. Kelley M. L., Ladage J., et al. // J. Alcohol. Drug Educ.— 2009.— Vol. 53, № 2.— P. 169—188.
20.    Cheever A., Weiss J. // Calif. J. Health Prom.— 2009.— Vol. 7, Is. 1.— P. 86—98.
21.    Ebirim I. C. C., Mayowa M. О. // BMC Pub. Health.— 2011.— № 11.— P. 118.
22.    Fryer M. Kalafatelis E., McMillen P., Shane P. N. South Wales Health.— New Zealand, 2004.
23.    Gill J. S. // Alcohol Alcohol.— 2002.— Vol. 37, № 2.— P. 109—120.
24.    Globetti G. // Prohibition Norms and Teenage Drinking. Drinking Alcohol in American Society Issues and Current Research / Ed. J. A. Ewing, B. A. Rouse.— Chicago, 1978.— P. 159—170.
25.    Humphreys K., Moos R. H.// Psych. Serv.— 1996.— Vol. 47, № 7.— P. 709—713.
26.    Mortimer D., Segal L. // Alcohol Alcohol.— 2005.— Vol. 40, № 6.— P. 549—555.
27.    Nutt D. J., King L. A, Phillips L. D. //Lancet.— 2010.— Vol. 376, Is. 9752.— P. 1558—1565.
28.    Poelen E. A. P., Scholte R. H. J., Engels R. C. M. E, et al. // Drug Alcohol Depend.— 2005.— Vol. 79, № 3.— P. 413—421.
29.    Prasad R. // Lancet.— 2009.— Vol. 373, Is. 9657.— P. 17—18.
30.    Rehm J., Gmel G. // Addiction.— 1999.— Vol. 94, № 6.— P. 899—912.
31.    Singleton R. A. // J. Stud. Alcohol Drugs.— 2007.— Vol. 68, № 4.— P. 548—555.
32.    Wechsler H., Nelson T.F. // J. Stud. Alcohol Drug.— 2008.— Vol. 69, № 4.— P. 481—490.

Поступила 19.02.14.

Адрес для корреспонденции:
Переверзев Владимир Алексеевич.
Белорусский государственный медицинский университет.
220116, г. Минск, пр. Дзержинского, 83; сл. тел. (8-017) 207-98-91.
 

  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси