Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Нужно ли информировать пациента обо всех опасностях, которые могут возникнуть в процессе лечения?

Дорогие коллеги!

Поздравляю вас от имени редакции и редколлегии с Днем медицинского работника! Желаю крепкого здоровья, успеха, благодарных пациентов и добрых дел, ибо «доброта украшает жизнь, разрешает все противоречия, запутанное делает ясным, трудное – легким, мрачное – радостным» (Л.Н. Толстой).

Как сегодня складываются отношения между медиком и пациентом? С периода зарождения человеческого общества врачеванием занимались люди, которые имели к этому особую склонность. Целитель имел репутацию человека, причастного к неведомым силам. С тех пор медики поддерживали этот ореол значительности и всеведения. В наше время болезни, а с ними и медицина, стали терять свою загадочность. Врачевание стало в ряд с другими профессиями. Для современной цивилизации важнейшей ценностью является свободная личность и ее неотъемлемые права. При таком взгляде болезнь оказывается как бы собственностью этой свободной личности, и стало быть только сам больной вправе распоряжаться этой собственностью как ему заблагорассудится — лечиться или нет, а если лечиться, то у кого и как. Развитие этого постулата приводит к тому, что болезнь перестала быть злом, с которым медик обязан вступить в борьбу без разрешения пациента.

Сегодня врач все больше превращается из непререкаемого целителя в советника, который лишь помогает своему клиенту принять наилучшее решение. Медицина стала терять свой патерналистский характер (лат. pater — отец). Разрушение данной модели превращает доктора в служащего, которого надо строго контролировать, чтобы он не злоупотребил доверием больного. Выражением этой перемены стал рост числа судебных преследований, обрушившихся на медиков в последние годы. В связи с этим отношение врача к больному становится двойственным. К заботе о благе пациента невольно примешивается тревога за собственное благополучие. Если раньше у врача была лишь одна забота — помочь заболевшему, то теперь доктор посматривает на своего подопечного с опаской, а не вздумает ли он вместо благодарности обратиться в суд и потребовать компенсацию за плохое с его точки зрения лечение?

В результате врач, стремясь обезопасить себя, назначает все мыслимые новейшие диагностические исследования и консультации. Чтобы снять с себя ответственность, он информирует пациента обо всех опасностях, которые могут возникнуть в процессе лечения. «Так что же делать?» — спрашивает растерянный больной после бесстрастного изложения всех возможных осложнений. «Я сообщил все "за" и "против" и вы сами должны выбрать лечение», – невозмутимо отвечает врач. Конечно, ситуация несколько утрирована. Своим простодушным вопросом: «А как бы Вы, доктор, поступили на моем месте?» больной возвращает врача к его патерналистской роли.

Все эти рассуждения далеко не праздны. Добросовестным изложением всех побочных эффектов лечения мы наверняка деморализуем больного. Теперь каждую таблетку он будет принимать с боязнью и отвращением. Всякое неприятное ощущение будет казаться ему началом тех бед, о которых его предупреждал врач. А если вспомнить, что в возникновении таких симптомов, как слабость, тошнота, импотенция и других, большое значение имеет психологический компонент, очень трудно будет решить, чем обусловлено их появление — побочным действием лекарства или суггестией врача.

Следовательно, если мы заинтересованы в успехе лечения, нельзя запугивать больного. Все, что мы ему говорим, должно быть пронизано заботой об укреплении его мужества — нашего главного союзника в борьбе с недугом. От свидетеля в суде требуют правду, только правду и ничего кроме правды. Роль врача совершенно другая. От него требуется лечение и облегчение страданий. Несмотря на грандиозный прогресс в медицине, отношения между доктором и пациентом, по сути, мало изменились, поэтому поведение медика все равно останется патерналистским. А что вы думаете по этому поводу?

Авторы: Абаев Ю. К.
  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси