Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Моисей Анисимович Хазанов (1887—1964) - первый директор Белорусской медицинской академии последипломного образования и Витебского медицинского института

Из плеяды выдающихся врачей, стоявших у истоков белорусского здравоохранения, заметная роль принадлежит одному из организаторов здравоохранения в Бобруйске, первому директору Белорусской медицинской академии последипломного образования (1931) и Витебского медицинского института (1934) доктору медицинских наук, профессору Моисею Анисимовичу Хазанову.

М. А. Хазанов родился в Вильно 22.12.1887 (03.01.1888) в семье рабочего-красильщика. С малых лет, видя тяжелое материальное положение родителей и желая им помочь, пошел работать по найму: вначале учеником в типографии, затем курьером в конторе и конторщиком. За участие в Первой русской революции (190S—1907) был арестован.

После освобождения из тюрьмы лишился работы и был вынужден эмигрировать в Швейцарию, где работал чернорабочим на фабрике, курьером, развозчиком.
В 1908 г. при поддержке В. И. Ленина он поступил на философский и одновременно медицинский факультеты Бернского университета, после окончания которого в 1913 г. Моисей Анисимович был оставлен врачом-ассистентом на кафедре нервных и психических болезней университета.

Возвращение в Российскую империю омрачилось арестом. После разбирательств М. А. Хазанов был отпущен для сдачи государственных экзаменов по медицине в Казанском университете. Получив диплом врача был выслан в Бобруйск и мобилизован в действующую армию.

Во время Первой мировой войны Моисей Анисимович служил в Минском и Смоленском военных госпиталях, воинских частях, санитарных и противохолерных отрядах на Западном и Румынском фронтах. В должности начальника противохолерного отряда на Западном фронте заболел холерой и едва не умер.

В декабре 1917 г. М.А.Хазанов переехал в Бобруйск, где находилась его семья. Здесь он застал мятеж расквартированного в Бобруйске Первого польского корпуса генерала И. Р. Довбор-Мусницко- го, пережил немецкую и польскую оккупации.

Во время немецкой оккупации он был вынужден заниматься не столько врачебной работой, сколько переводами, уроками, перебивался случайными заработками от ночных дежурств. После вывода немецких войск с территории Белоруссии в ноябре 1918 г. Моисей Анисимович устроился на работу в Бобруйскую советскую больницу заведующим терапевтическим отделением.

Созидательная работа продолжалась несколько месяцев и была прервана начавшейся советско-польской войной (1919—1921). На оккупированной поляками территории установился режим террора: избивали и грабили население, сжигали деревни и города, разрушали культурные и лечебные учреждения, уволили всех неугодных врачей. В Бобруйске, как и в других местах республики, были устроены лагеря для военнопленных. В результате нищеты, голода и антисанитарии на оккупированной территории возникли эпидемии холеры, тифа и других заболеваний.

В октябре 1919 г. в лагере для военнопленных, размещенном в Бобруйске, вспыхнула большая эпидемия тифа. Под руководством М.А. Хазанова из местных врачей, среднего медицинского персонала и добровольцев был создан санитарно-эпидемический отряд. Первым делом из помещений госпиталя были вынесены умершие в приспособленное под морг помещение бывшего цэйхгауза. Из числа военнопленных создана группа санитаров. Благодаря усилиям В. О. Морзона и М. А. Хазанова больные сыпным, возвратным и брюшным тифом были размещены по отдельным палатам. Часто для спасения пленных врачи приписывали им то или иное заболевание, лечение которого требовало их перемещения в городскую больницу.

В результате самоотверженной деятельности медицинского персонала и местных жителей удалось приостановить эпидемию, наладить питание и спасти от неминуемой смерти сотни военнопленных.

После освобождения Бобруйска Моисей Анисимович возглавил восстановленный Бобруйский уездный отдел здравоохранения. При нем были приняты меры по быстрейшей ликвидации эпидемий, организации и строительству сети лечебно-профилактических и санитарно-эпиде- мических учреждений в Бобруйске и уезде.
В 1924 г. М.А.Хазанов переехал в Минск, был принят на должность ассистента клиники нервных болезней медицинского факультета БГУ. В 1930 г. он был избран доцентом, а в 1933 г. — заведующим кафедрой нервных болезней Белорусского медицинского института. Одновременно Моисей Анисимович являлся заместителем директора института по учебной работе. Вскоре ему было присвоено звание профессора (1933) и присуждена ученая степень доктора медицинских наук (1934).
 
В это время Моисей Анисимович работал под началом основателя белорусской неврологической школы заслуженного деятеля науки БССР, академика Михаила Борисовича Кроля, который высоко ценил молодого коллегу. Он так отзывался о научной деятельности Моисея Анисимовича: «М.А.Хазанов рядом с большой организационной работой и общественной деятельностью на ответственных постах развил очень ценную и плодотворную научную деятельность. Его работы в области невропатологии известны далеко за пределами СССР. Клиницист по преимуществу, он во всех работах из точного кропотливого изучения фактического материала обнаруживал большое умение его собирать, обработать и дать ему надлежащую оценку. Темы его работ взяты из актуальных вопросов советского здравоохранения и касаются самых разнообразных проблем научно-практической медицины.» (1933).

В 1934 г. М.А.Хазанов возглавил второе на территории Белоруссии высшее медицинское учебное заведение — Витебский медицинский институт. К своим обязанностям Моисей Анисимович приступил энергично, используя накопленные за жизнь знания и опыт, тем более эта работа была для него не новой, еще в 1931 г. он принимал активное участие в организации, а затем и возглавил Белорусский институт усовершенствования врачей. Вместе с ним к работе приступили такие известные в СССР и за рубежом профессора, как Г. А. Фещенко, Н. Т. Петров, В. О. Морзон, Ф. Я. Бернштейн, Г. И. Каган, Г. Х. Карпилов, А. С. Фурман. О том, как обстояли дела в новом институте, можно судить из докладной записки директора М. А. Хазанова секретарю Витебского городского комитета КПБ Журавлеву: «Медвуз пачаў працаваць са снежня месяца 1934 г. За гэты час у вельмі складаных умовах за адзін месяц арганізаваны 2 агульнажыцці для студэнтау, скончаны i укамплектаваны набор 4 курсау, укамплектаваны амаль поўнасцю прафесарскі склад, закуплена абсталяванне, набыт інвентар i падручнікі, заняткі праводзяцца нармальна i бесперабойна на ўсіх курсах».

В конце июня 1941 г. состоялся седьмой выпуск врачей (174 человека), но дальнейшая плодотворная работа института была прервана Великой Отечественной войной. По решению правительства институт был эвакуирован в Челябинск (Россия), а многие сотрудники, выпускники и студенты призваны в ряды Красной Армии.

Во время войны Моисей Анисимович был начальником лечебной части и одновременно— начальником эвакопункта, главным консультантом по нервным и нейрохирургическим болезням Уральского военного госпиталя в Челябинске. В 1943 г. в связи с возобновлением деятельности Белорусского медицинского института в Ярославле М. А. Хазанова отозвали из армии и назначили на должность заведующего кафедрой нервных болезней. После освобождения Беларуси в 1944 г. он вернулся вместе с медицинским институтом в Минск, где продолжал работать на вышеупомянутой кафедре, одновременно заведуя клиникой нервных болезней (до 1958 г.).

На протяжении всей жизни М. А. Хазанов активно занимался научной работой и подготовкой медицинских кадров высшей квалификации. Основные научные труды М. А. Хазанова посвящены вопросам нейро- инфекций, нейроинтоксикаций, опухолей нервной системы и другим аспектам медицины. Он работал над проблемой полиомиелита, впервые в СССР дал его описание («Эпидемия полиомиелита в Белоруссии», 1926; «Некоторые данные о детском эпидемическом параличе в БССР», 1938). Впервые описал эпидемический энцефалит в БССР, работал над проблемами его эпидемиологии и клиники («Клещевой энцефалит и некоторые другие вирусные нейроинфекции в Белоруссии», 1949; «Клиника и течение клещевого энцефалита в Белоруссии (по данным клиники)», 1955). Описанный им симптом пирамидной недостаточности вошел в литературу как «рефлекс Хазанова». Важное место в научной деятельности заняло изучение опухолей нервной системы («Опухоли и псевдоопухоли спинного мозга», 1940; «Клиника и диагностика опухолей нервной системы» с соавт., 1951, 1954). Всего им было опубликовано свыше 170 научных работ, в том числе ряд монографий и брошюр.

Он является соавтором «Учебника нервных болезней» (1934). Под его руководством выполнены 5 докторских и 18 кандидатских диссертаций.

Наряду с многосторонней научно-педагогической и врачебной деятельностью профессор М. А. Хазанов вел большую общественную работу. В течение длительного периода он был председателем Ученого медицинского совета Народного комиссариата (министерства) здравоохранения БССР, Республиканского бюро врачебной секции союза «Медсантруд» (1924—1928), заместителем председателя Белорусского общества невропатологов и психиатров, членом правления Всесоюзного общества невропатологов и психиатров, редактором журнала «Бобруйские медицинские известия» (1918—1924), председателем методического бюро Минского медицинского института (1950).

За самоотверженный и безупречный труд профессор М. А. Хазанов награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени, медалями «За победу над Германией» и «За трудовую доблесть», значком «Отличник здравоохранения», а также Почетными грамотами Верховного Совета БССР.
 
Ушел из жизни Моисей Анисимович Хазанов 21 декабря 1964 г., оставив после себя великую память— спасенные им жизни. Похоронен в Минске.

Авторы: Шумин Н. С.
  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси