Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Видео. Лечение артериальной гипертензии в Беларуси. Круглый стол ведущих специалистов здравоохранения 16.04.2014

It appears your Web browser is not configured to display PDF files. Download adobe Acrobat or click here to download the PDF file.

Click here to download the PDF file.

Очередное заседание круглого стола, организованное в редакции журнала «Здравоохранение», было посвящено актуальным проблемам гипертензиологии и состоялось в преддверии Международного дня профилактики заболеваний сердца.

М. М. Ливенцева, ведущий научный сотрудник лаборатории артериальной гипертензии РНПЦ «Кардиология», кандидат медицинских наук:
—Артериальная гипертензия — самое распространенное кардиологическое заболевание. В 2013 г. в стране зарегистрировано более 1800 тыс. пациентов. Коварность недуга заключается в наносимом уроне, последствиях и осложнениях заболевания. Чтобы оценить распространенность и контроль артериальной гипертензии, международные организации используют разные показатели, в том числе и суррогатный — смертность от инсультов.

Частота развития инсультов прямо зависит от возрастания уровня артериального давления, распространенности артериальной гипертензии. Если в странах Западной Европы в последние десятилетия наблюдается спад смертности от инсультов, то в Восточной Европе, в том числе и Беларуси, такая тенденция не отмечается. К примеру, в 2013 г. более 20,S тыс. пациентов перенесли острое нарушение мозгового кровообращения на фоне артериальной гипертензии, из них S,S тыс. — с летальным исходом.
Мы пытаемся решать эту проблему: число конференций, семинаров, статей, посвященных вопросам лечения артериальной гипертензии, в десятки раз превышает количество подобных мероприятий по другим медицинским вопросам. В то же время показатель смертности от инсультов не уменьшается, значит, есть необходимость поднять этот вопрос. Прежде всего, следует поговорить об индивидуализированной терапии, особенностях и классах антигипертензивных препаратов, которые мы применяем. Изменилась классификация артериальной гипертензии (1999), а в 2003 г. согласно Европейским рекомендациям появилось такое понятие, как стратификация сердечно-сосудистого риска. Сегодня наступила новая эра представлений об артериальной гипертензии.

А. С. Рудой, профессор, начальник кафедры военно-полевой терапии БГМУ, полковник медицинской службы, доктор медицинских наук:
—Можно с уверенностью утверждать, что в настоящее время кардиологи и врачи-интернисты оказались в состоянии легкого головокружения от обилия рекомендаций по лечению артериальной гипертензии, пик которых пришелся на конец 2013 г. Новые данные доказательной медицины нашли отражение в обновленных рекомендациях Европейского общества по артериальной гипертензии и Европейского кардиологического общества, опубликованных в июне 2013 г. Буквально через полгода, в ноябре 2013 г., в журнале «Hypertension» опубликован другой совместный информационный выпуск Американской кардиологической ассоциации, Американской коллегии кардиологов и Центров по контролю и профилактике заболеваний США, который чуть позже стал долгожданной очередной 8-й версией рекомендаций Объединенного Национального Комитета США по предупреждению, выявлению, оценке и лечению повышенного артериального давления (JNC8). Из-за десятилетнего ожидания выхода обновленной версии JNC-7 рекомендации JNC-8 в США окрестили как «JNC запоздавшие». Кроме того, Американское общество по артериальной гипертензии публикует собственные клинические рекомендации по лечению этой патологии, подготовленные в сотрудничестве с экспертами Международного общества по артериальной гипертензии. Еще следует учесть и Британские рекомендации NICE по артериальной гипертензии 2013 г.

Концептуально ничего не изменилось, но все же некоторые принципиальные моменты нашли отражение в Европейских рекомендациях 2013 г., которые в целом можно охарактеризовать как либеральные в плане унификации целевых цифр артериального давления и более свободного подхода к выбору препаратов для стартовой медикаментозной терапии. За рядом исключений рекомендован уровень сердечного артериального давления менее 140 мм рт. ст. Особенностью новой редакции можно назвать четко обозначенную позицию воздержания от оценки преимуществ применения одной антигипертензивной схемы в сравнении с другими. Тем не менее включение блокаторов p-адренорецепторов в перечень препаратов первой линии является несколько неожиданным, и, безусловно, на старте предпочтение все равно будет отдаваться ингибиторам АПФ, еще в большей степени сартанам, как вариант — валсартану, самому популярному препарату в Европе.

В отношении новых положений в первую очередь следует отметить изменения, коснувшиеся самих стратификационных факторов риска развития артериальной гипертензии, которые вносят лепту в совокупный сердечно-сосудистый риск. Впервые появляется гендерная детерминированность: мужской пол рассматривают как самостоятельный фактор риска развития артериальной гипертензии. Вероятно, это обусловлено данными его предикторной резистентностью к терапии у нелеченных пациентов.

Введен такой принципиальный фактор, как индекс массы тела (30 кг/м2). До этого мы оперировали только показателями окружности талии (допустимо 108 см— для мужчин, 88 см — для женщин). Следует однако признать, что оптимальный индекс массы тела для поддержания нормальных значений артериального давления неточно установлен, хотя и в настоящее время рекомендуют достигать индекс массы тела меньше 2S кг/м2, а программы по его уменьшению имеют слабую доказательную базу в отношении снижения кардиоваскулярных факторов риска. Все вы помните о парадоксе ожирения на примере исследования ACCOMPLISH. Нечастым событием доказательной кардиологии становятся результаты так называемого вторичного анализа данных крупного РКИ, которые могут повлиять на тактику лечения пациентов с артериальной гипертензией, в частности, подобный вторичный анализ ACCOMPLISH предполагал оценку эффективности терапии в зависимости от массы тела. Оказалось, что в группе сочетанного приема ингибиторов АПФ и мочегонного гидрохлортиазида выявлено, что у худых пациентов (индекс массы тела меньше 2S кг/м2) частота развития сердечно-сосудистых заболеваний увеличивалась почти в 1,S раза по сравнению с таковой у пациентов с ожирением. Так в полной мере и проявился «парадокс, связанный с ожирением»: у полных пациентов прием диуретика приводил к снижению риска развития осложнений, у худых — применение гидрохлортиазида сопровождалось менее благоприятными исходами.

Некоторые изменения претерпела и классификация поражений органов-мишеней. Пульсовое артериальное давление у лиц пожилого возраста (дельта больше 60 мм рт. ст.) и скорость пульсовой волны впервые вносят и оценивают как критерии поражений органов-мишеней, вместо ранее оцениваемых в рекомендациях 2007 г. как факторы риска. Кроме того, скорость пульсовой волны (ранее показатель не превышал 12 м/сек, теперь — 10 м/сек) — фактор, который у нас в практической деятельности, к сожалению, не оценивается. Снижение диагностического порога данного критерия устанавливают более жесткие показатели эндотелиальной дисфункции, из-за которой и начинается болезнь (с сосудистой стенки).

Сегодня среди факторов риска не фигурирует и метаболический синдром из-за нецелесообразности и вхождения в его компоненты всех рассмотренных выше стратификационных факторов риска артериальной гипертензии.

Большие изменения коснулись блока, отражающего процессы функционирования почек. В этом разделе рекомендаций исключили критерии по гиперкреатининемии крови, которая, как известно, может быть транзиторной. Критерии по показателю скорости клубочковой фильтрации или клиренсу креатинина заменены на хроническую болезнь почек. Она в свою очередь разделена по рубрикам поражений органов-мишеней и на ассоциированные клинические состояния в зависимости от скорости клубочковой фильтрации. Кроме того, добавлены значения микроальбуминурии в других единицах измерения.

Суммируя вышеотмеченные изменения в европейских и американских рекомендациях, можно подчеркнуть основную особенность новых документов — стремление к упрощению тактики ведения пациентов с артериальной гипертензией и важности рассмотрения заболевания в контексте других факторов риска развития кардиоваскулярной патологии. Кроме того, часто упоминаемый и четко обрисовываемый «либеральный контур» в отношении целевых значений артериального давления, по мнению зарубежных кардиологов, позволяет не перегружать медикаментозной терапией пациентов с так называемой «лабильной артериальной гипертензией» (правда, в Беларуси, как и в Европе, «предгипертонию» (130-139/84-89 мм рт. ст.) не выделяют).

Интересно, что появившиеся категории переходного риска, даже при наличии множественных факторов риска развития артериальной гипертензии и/или поражения органов-мишеней, принципиально изменили градацию общего сердечнососудистого риска. Раньше пациенту с очень высоким риском начинали однозначно медикаментозное сопровождение, а сейчас «предгипертония» (высокое нормальное артериальное давление), наличие сахарного диабета или цереброваскулярного заболевания не предполагают медикаментозного лечения (крайне низкий класс доказательности назначения терапии). Таким образом, Европа диктует не назначать антигипертензивную терапию при высоком нормальном артериальном давлении ввиду отсутствия доказательств ее пользы и эффективности такого подхода (в отличие от рекомендаций ESH/ESC 2007 г.) при наличии сахарного диабета и цереброваскулярного заболевания в анамнезе. Эти рекомендации взбудоражили медицинскую общественность. Раньше мы четко опирались на количественную оценку риска смерти по шкале SCORE, поскольку она предполагала четкий выбор действий поликлинического врача (он мог установить промежуточный риск и воздержаться от начала стартовой терапии, но никак при уже существующих цереброваскулярных заболеваниях).

А. В. Пацеев, заместитель директора по оргметодработе РНПЦ «Кардиология»:
—Андрей Семенович, насколько быстро, на ваш взгляд, мы сможем изменить приоритеты, перейти на рекомендованные условия?

А. С. Рудой:
—Умышлено опустил такой критерий поражения органовмишеней, как гипертрофия миокарда. В этом году он впервые ужесточен (раньше не превышал 12S г/м2 у мужчин и 110 г/м2 у женщин, сейчас— 11S г/м2 и 9S г/м2 соответственно), то есть придается большое значение его редукции. За 6—8 мес (доказанный факт) возможен регресс гипертрофии миокарда, что в 4 раза уменьшает риск смертности от сердечно-сосудистых осложнений при артериальной гипертензии, особенно при коморбидных состояниях.

Знаем, что стартовое лечение «предгипертонии» снижает риск развития эссенциальной гипертонии вплоть до 37% (так нас учили). Поэтому трудно отказаться от «привычного старта» инициации медикаментозной терапии в стране с высоким сердечно-сосудистым риском. Тем не менее европейские специалисты призывают пациентов с высоким и даже очень высоким риском в первую очередь изменить образ жизни и только потом рассматривать вопрос медикаментозного сопровождения болезни. В частности, по результатам исследования EUROASPIRE III и IV (9 стран), удалось добиться снижения уровня артериального давления, в том числе достижения целевых показателей холестерина. Однако несмотря на то, что гипотензивная и гиполипидемическая ветвь терапии улучшились, их преимущества «смягчаются» неправильным образом жизни, ростом ожирения и сахарного диабета. Другими словами, две ветви «уперлись в потолок», поэтому сейчас остро встал вопрос борьбы с модифицированными факторами риска развития артериальной гипертензии. Четко знаю позицию Европы в отношении «Lifestyle Modification» (модификация образа жизни), а также приверженность европейцев (показатели изменения образа жизни «крайне низко», «умеренно» и «сильно» варьируют между пациентами).

М. М. Пивенцева:
—Анализируя международные рекомендации, мы иногда забываем, что речь в них идет не о конкретном пациенте, а представлены эпидемиологические данные в популяции в целом. В каждом конкретном случае мы используем все возможные средства, чтобы достичь целевых показателей артериального давления, поскольку доказано, что это позволит предотвратить осложнения. Какой тактики придерживаются специалисты в ведении молодых лиц с артериальной гипертензией?

Е. А. Григоренко, главный внештатный кардиолог Комитета по здравоохранению Мингорисполкома, доцент 3-й кафедры внутренних болезней БГМУ, кандидат медицинских наук:
—Важно соблюдать соотношение пользы и вреда гипертензивной терапии. Искусство врача заключается в том, чтобы лечение принесло пользу и оказало протективное действие, учесть возможные побочные эффекты лекарственных препаратов, назначенных для контроля риска и артериального давления. В таком случае очень удобно манипулировать понятиями «высокий», «средний» и «низкий» риск. С помощью электронных калькуляторов мы способны не только рассчитать риск, но и сказать человеку, какова вероятность возникновения, к примеру, инвалидизирующего сердечно-сосудистого события или риск развития внезапной смерти в ближайшие 10 лет. Эти цифры оказывают действенное влияние на сознание пациента, особенно если они подтверждены результатами проведенных инструментальных исследований и человек наблюдает положительную динамику собственного самочувствия. Это значительно повышает приверженность лечению.

Для мужчин особенно важен профиль безопасности терапии, которая позиционируется как постоянное, длительное лечение. Если врач предложит пациенту препараты из группы лекарственных средств, действующих на ренин-ангиотензиновую систему, с высоким профилем безопасности, то вероятность того, что человек будет принимать препарат, значительно повышается. Также важна метаболическая нейтральность препаратов, иначе их прием может неблагоприятно сказаться на прогрессировании болезней системы кровообращения.

Мы располагаем клиническим опытом применения сартанов в качестве стартовой терапии для пациентов с легкой и умеренной артериальной гипертензией. В задачи наблюдения входили мониторирование показателей артериального давления, подтверждение метаболической нейтральности препаратов, оценка переносимости по стандартным опросникам качества жизни и регистрация побочных эффектов. Результаты наблюдений позволяют рекомендовать данную группу лекарственных средств для медикаментозной антигипертензивной терапии лицам старше 18 лет с высоким и очень высоким риском.

М. М. Ливенцева:
—Произошел ли сдвиг в сознании врачей в отношении возможностей использования новых препаратов? Зачастую кардиологам приходится исправлять ошибки терапевтов...

Е. А. Григоренко:
—Меня всегда несколько смущал тот факт, что мы находимся в рамках стандартизированных подходов к оценке качества и эффективности специализированной медицинской помощи. Анализируя причины смертности лиц от болезней системы кровообращения, мы пытаемся найти недостатки в оказании медицинской помощи, на основании которых в последующем принятые решения экстраполируются на практику.

В сознании врачей наблюдаются позитивные сдвиги: они знают и применяют на практике новую классификацию рисков и обоснованно их стратифицируют, соблюдают протоколы лечения, хорошо ориентируются в рекомендуемых комбинациях препаратов, знают классы гипотензивных лекарственных средств. На мой взгляд, серьезной проблемой является формальный подход к назначению гипотензивной терапии: врачи соблюдают клинические протоколы, но не отслеживают эффективность назначений, не всегда проводится коррекция терапии, если пациент не достигает целевых показателей артериального давления.

М. М. Ливенцева:
—Сегодня мы заговорили о приверженности лечению. В США и Канаде она превышает 60%, но, несмотря на возможности, механизмы стимулирования страховой медицины и мощную агитацию в средствах массовой информации, остается большая часть пациентов, пренебрегающих назначениями врачей.

А. В. Пацеев:
—Правильно. Мы говорим об обязанностях врача, но совсем забываем о пациенте. Пять лет назад в Минске провели социологическое исследование среди лиц, прошедших обучение в школе гипертензии. Оказалось, что по окончании курса большинство пациентов так и не запомнили целевые показатели артериального давления, допустимый уровень холестерина, пропускали терапию и не достигли четкого взаимодействия с врачом. Чтобы получить значимые результаты, нужно активно работать с населением, сознанием пациентов, чтобы люди поняли суть и коварность болезни, осознали необходимость лечения.

Один из разделов государственной программы «Кардиология» посвящен борьбе с факторами риска (ежегодно только наш центр проводит более 2S обучающих семинаров и конференций). Но эти факторы также актуальны в отношении других болезней группы хронических неинфекционных заболеваний. Должен быть комплексный подход, ведь минимизация факторов риска позволит корригировать не только артериальную гипертензию, но и снизить количество болезней системы кровообращения в целом, сократить онкологическую и эндокринологическую заболеваемость, травматизм. Необходимо переходить от узкопрофильной профилактики к многопрофильной.

М. М. Ливенцева:
—Действительно, зачастую доходит до абсурда, когда рассматриваем человека не как целостный организм, а «делим» на части между врачами разных специальностей.

Р. В. Хурса, зав. кафедрой поликлинической терапии БГМУ, кандидат медицинских наук, доцент:
—Мы можем долго кивать друг на друга, но давайте разберемся в сути. Кардиологи проводят титаническую работу: организовывают обучающие семинары для практикующих врачей, тщательно обследуют пациентов и назначают адекватное лечение согласно самым современным протоколам. Почему же не добиваемся желаемых результатов? Есть ли у нас уверенность в том, что пациент прислушался к врачу, и действительно выполняет его назначения, причем не только в отношении лекарств, но и немедикаментозной составляющей лечения? Принимать таблетки он еще может и согласится (и то не всегда и недолго), но заставить себя изменить образ жизни, отказаться от курения, пройти курс рекомендованной лечебной физкультуры или физиотерапии — это невозможно! На мой взгляд, до тех пор, пока пациент будет находиться в положении иждивенца, мы не сможем сдвинуть проблему с мертвой точки, ведь наши граждане привыкли, что ответственность за их здоровье несут только медицинские работники и государство.
Следует пересмотреть временные рамки терапевтического приема. Сейчас из-за дефицита времени, усугубляющегося нехваткой медицинского персонала в поликлиниках, вместо того, чтобы обратить внимание на просвещение пациента, врач второпях выписывает рецепт и отпускает человека восвояси без всяких разъяснений. Не секрет, что у многих пациентов с хроническими заболеваниями домашние аптечки «ломятся» от различных лекарств (часто с уже с истекшим сроком годности!), в том числе и полученных по льготным рецептам. Часто эти люди не знают, что при многих хронических заболеваниях, и при артериальной гипертонии в частности, лекарства должны приниматься постоянно, а не «курсами», не ориентируются в предназначении препаратов, порой забывают их вовремя принимать, а то и берут в аптеках просто по принципу «раз положено бесплатно.». До тех пор, пока у нас не будет времени на разговор с пациентом, мы ничего не добьемся.

Вернусь к вопросу о первичной профилактике. Согласно постановлению Минздрава Республики Беларусь №92 о диспансеризации населения, каждому гражданину дано право пройти ежегодный осмотр, в ходе которого определят индекс массы тела, измерят артериальное давление, выявят факторы риска и определят группу здоровья, а также предложат меры по оздоровлению. Так ведь ответственность за выполнение этого постановления, за охват диспансеризацией несет только врач! Диспансеризация в таком виде не может быть эффективной, поскольку невозможно насильно сделать человека счастливым или здоровым, если он предоставленную государством возможность совершенно бесплатно пройти медицинское обследование не только игнорирует, но и воспринимает, порой, как ущемление своей свободы.
Зачем далеко ходить, возьмем, к примеру, такую форму медицинского обеспечения, как визиты врача к пациентам на дом. Как показал проведенный нами анализ причин вызовов, в большинстве случаев врача на дом вызывают без должных оснований: при субфебрильной или даже нормальной температуре тела, при легком насморке или недомогании, и делают это только потому, что не желают сидеть в очереди в поликлинике. Таким образом, врач, который мог бы за три часа амбулаторного приема принять 16—18 человек, на дому успевает посмотреть только 6—7 пациентов.

Н. П. Олиферко, зав. 3-м кардиологическим отделением 1-й ГКБ Минска, кандидат медицинских наук:
—Такое же потребительское отношение наблюдается и у пожилых людей. Средний возраст пациентов кардиологического отделения — 76—90 лет. Вместо того, чтобы посетить поликлинику, пожилые пациенты вызывают бригаду скорой медицинской помощи, требуют госпитализации и получают коррекцию артериальной гипертензии в клинике, которую могли бы получить на догоспитальном этапе.

Р. В. Хурса:
—В государствах, где развита страховая медицина, четко прописаны обязанности пациента. Основы здорового образа жизни, которые являются базой первичной профилактики сердечно-сосудистых заболеваний (и других), необходимо закладывать в детстве, причем участвовать в образовательном процессе должны не только врачи, но и родители, воспитатели, учителя...
Вернусь к вопросу об артериальной гипертензии у молодых лиц. В проведенном нами исследовании, в котором приняли участие лица 30—32 лет с впервые диагностированной артериальной гипертензией II степени, не получавшие антигипертензивную терапию. У большинства из них был выявлен уже гипокинетический тип кровообращения, нарушение сосудистой жесткости, эндотелиальная дисфункция, что ранее считалось признаком «давнишней» гипертонии. То, что такие характеристики кровообращения выявляются в молодом возрасте, может указывать либо на позднюю диагностику, либо на изменение патоморфоза современной гипертонии. В этом отношении мне все больше импонируют зарубежные рекомендации последних лет, в которых делается оговорка, что в каждом случае врач должен решать индивидуально, какое лечение назначать, несмотря на предлагаемые алгоритмы, а также «смягчение» целевых величин давления для некоторых категорий пациентов. Жесткие указания выручают врача в стандартных ситуациях, но нужно помнить, что каждый пациент уникален, поэтому необходимо всегда учитывать его индивидуальность.

А. В. Пацеев:
—Обсуждая социальные вопросы, один из которых — профилактика болезней системы кровообращения, артериальной гипертензии, не следует забывать о такой актуальной в Беларуси проблеме, как алкоголизация населения (реальные цифры на порядок превышают данные официальной статистики). Существует такое понятие, как алкогольная кардиомиопатия, которая с каждым годом уносит все больше жизней: в 2008 г. по этой причине умерло 260 человек, из них 206 — трудоспособного возраста, в 2012 г. — уже в два раза больше, причем 400 из них — люди трудоспособного возраста. Доказана тесная связь между злоупотреблением алкоголем и развитием артериальной гипертензии, острых нарушений мозгового кровообращения.

М. М. Пивенцева:
—Артериальную гипертензию также наблюдают у пациентов, перенесших операцию по трансплантации сердца. Какие нюансы возникают в отношении ведения данной категории лиц, проходящих лечение в стационаре?

П. В. Рачок, зав. 3-м кардиологическим отделением РНПЦ «Кардиология», кандидат медицинских наук:
—С 2009 г. мы лечим пациентов с тяжелой формой хронической сердечной недостаточности, за это время выполнено более 130 операций по трансплантации сердца, накоплен опыт по ведению данной когорты пациентов. Как практикующий врач могу сказать, что возникают спорные вопросы, которые можно вынести на обсуждение.
Терминальная стадия хронической сердечной недостаточности — исход многих заболеваний сердечно-сосудистой системы, в том числе и артериальной гипертензии, а также последствие злоупотребления алкоголем с развитием алкогольной кардиомиопатии. Но это состояние сложнее всего диагностировать, поскольку необходимо подтвердить хроническую алкоголизацию пациента, выполнить биопсию, продемонстрировать наличие морфологических поражений миокарда. Работая с данной категорией пациентов, назначаем терапию, базирующуюся на трех китах: применяем ингибиторы АПФ, p-адреноблокаторы и диуретики. Возникли вопросы по отношению применения ингибиторов АПФ. Назначение данных препаратов пациентам с хронической сердечной недостаточностью, у которых и без того наблюдается выраженное снижение артериального давления и нестабильная гемодинамика, только усугубляет гипотензию.

Опираясь на Европейские рекомендации 2008 г., согласно которым сартаны включены в перечень лекарственных препаратов для лечения хронической сердечной недостаточности, в нашем отделении начали успешно применять валсартан. Эффективность препарата была доказана в ходе многочисленных многоцентровых исследований у пациентов с хронической сердечной недостаточностью, с мерцательной аритмией, диабетической нефропатией или нефропатией с альбуминемией, хронической почечной недостаточностью.

После операции по трансплантации сердца пациенты выходят на высокие показатели артериального давления, что объясняется приемом преднизолона, который используют в качестве иммуносупрессивного препарата. На фоне терапии у них развивается васкулопатия и выраженная эндотелиальная дисфункция. В таком случае активно используем ингибиторы АПФ и сартаны (у последних — существенная доказательная база по лечению пациентов с артериальной гипертензией и хронической сердечной недостаточностью).

Е. Н. Губарь, зав. кардиологическим отделением Республиканского медицинского клинического центра Управления делами Президента Республики Беларусь:
—В нашем отделении проходят лечение пациенты с серьезными осложнениями артериальной гипертензии, но даже им приходится рассказывать, что привело к развитию сердечно-сосудистого события. Согласна с коллегами, что основы здорового образа жизни должны закладываться в детском возрасте, позже, в школе, в рамках курса биологии следует рассказывать, что такое артериальное давление, в каких пределах должны быть его показатели, чтобы исключить негативные последствия заболевания. Тогда врачам не придется объяснять «азы» человеку старше 20 лет о механизмах развития недуга.

А. В. Пацеев:
—В прошлом году мы впервые провели акцию для школьников «Азбука здорового сердца», в ходе которой кардиологи приходили в школы, рассказывали ребятам о сердечно-сосудистых заболеваниях, раздавали тематические комиксы. Получили положительные отзывы родителей, учителей и самих школьников, что только подтверждает актуальность подобных мероприятий. Планируем и в дальнейшем продолжить обучение детей.

Е. Н. Губарь:
—Таким образом, мы растим население, грамотное в медицинских вопросах, осталось несколько сместить акценты. Человек должен быть заинтересован в своем здоровье и отвечать за него, а не врач, которого стимулируют, контролируют и наказывают за невыполнение показателей. Плавно перехожу к теме приверженности лечению: просто невозможно заставить человека принимать всю группу сложных препаратов. В таком случае на помощь приходят препараты суточного действия. То есть выход есть из любой ситуации, главное, чтобы была заинтересованность.

М. М. Ливенцева:
— Завершая заседание круглого стола, подведу итоги. Мы еще раз убедились в том, что трансформация артериальной гипертензии из высокого нормального давления в эссенциальную гипертензию происходит быстро, что диктует необходимость назначения стартовой терапии.
Один из медицинских постулатов гласит, что лечение не должно быть тяжелее болезни, тем более ухудшать качество жизни человека. В этом отношении группа антагонистов рецепторов ангиотензина II побеждает представителей других групп препаратов, когда мы говорим о длительном, постоянном приеме лекарственных средств (в отношении безопасности валсартан занимает ведущие позиции, к тому же имеет весомую доказательную базу для борьбы с осложнениями артериальной гипертензии, прежде всего с инсультами).

Таким образом, сегодня участники круглого стола обсудили проблемы современной гипертензиологии, которые могут быть решены с помощью общих усилий.

Подготовила Татьяна Ясевич
 
ЛИТЕРАТУРА ПО ТЕМЕ
Агеев Ф. Т. Бета-блокаторы: время испытаний или бремя испытаний? Проверка на прочность / Ф. Т. Агеев // Сердце,— 2013.— Т. 12, № 6.— С. 345—354.— Библиогр.: 49 назв.
Артериальная гипертензия и профилактика сердечно-сосудистых заболеваний: Материалы VII Междунар. конф., 23—24 мая 2013 г. / М-во здравоохранения Респ. Беларусь, Витеб. гос. мед. ун-т, Бел. обществ. об-ние по артериальной гипертонии.— Витебск: [ВГМУ], 2013.— 332 с.
Артериальная гипертензия у женщин в постменопаузе — возможности комбинированной терапии / Н. А. Шостак [и др.] // Клиницист.— 2013.— № 3—4.— С. 80—85.— Библиогр.: 11 назв.
Атрощенко Е. С. Сартаны или ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента: pro et contra / Е. С. Анищенко // Мед. новости.— 2014.— № 3.— С. 6—8.— Библиогр.: 51 назв.
Барышникова Г. А. Альдостерон при артериальной гипертензии: новые терапевтические возможности / Г. А. Барышникова, Е. Е. Аверин // Consilium Medicum.— 2013.— № 10.— С. 18—23.— Библиогр.: 65 назв.
Бова А. А. Артериальная гипертензия: взгляд с позицией рекомендаций ESH/ESC 2013 / А. А. Бова // Воен. медицина.— 2014.— № 1.— С. 17—22.— Библиогр.: 6 назв.
Бова А. А. Неотложная помощь при острой артериальной гипертонии / А. А. Бова // Воен. медицина.— 2013.— № 3.— С. 8—13.
Бова А. А. Что изменяют в клинической практике европейские рекомендации по артериальной гипертензии ESH/ESC 2013 г.? / А. А. Бова // Мед. новости.— 2014.— № 1.— С. 30—36.— Библиогр.: 13 назв.
Бова А. А. Европейские рекомендации по артериальной гипертензии 2013 г.: что изменяется в клинической практике? : Методич. рекомендации / А. А. Бова, А. С. Рудой; Бел. гос. мед. ун-т.— Минск, 2014.— 47 с. (Шифр 593260).
Гипертонические кризы: как повлиять на проблему / Н. П. Митьковская [и др.] // Кардиология в Беларуси.— 2013.— № 3.— С. 115—128.— Библиогр.: 50 назв.
Головач И. Ю. Гипертрофия левого желудочка и артериальная гипертензия: новые патогенетические и терапевтические концепции / И. Ю. Головач // Consilium Medicum.— 2013.— № 10.— С. 13—17.
Гончар К. В. Результаты коррекции показателей липидного обмена аторвастатином у лиц с артериальной гипертензией и абдоминальным ожирением / К. В. Гончар, Л. В. Янковская, Е. Н. Кежун // Кардиология в Беларуси.— 2014.— № 1.— С. 148—155.— Библиогр.: 7 назв.
Гороховская Г. Н. Блокаторы ренин-ангиотензиновой системы как основа выбора терапии больного с артериальной гипертонией и сердечной недостаточностью / Г. Н. Гороховская, Р. И. Шабуров, В. Л. Юн // Мед. совет,— 2013.— № 9.— С. 92—95.
Гребенчук Е. Ю. К вопросу о ранней диагностике артериальной гипертензии / Е. Ю. Гребенчук, Р. В. Хурса, А. В. Хапалюк// Лечеб. дело.— 2014.— № 1.— С. 53—59.— Библиогр.: 42 назв.
Дроботя Н. В. Доказанная эффективность рамиприла у пациентов высокого сердечно-сосудистого риска / Н. В. Дроботя // Рус. мед. журнал.— 2014.— № 2.— С. 144—146.— Библиогр.: 20 назв.
Ермолаева А. С. Безопасная гипотензивная терапия: снижение АД или контроль? / А. С. Ермолаева, О. В. Дралова, М. Л. Максимов // Рус. мед. журнал.— 2014.— № 4.— С. 293—297.— Библиогр.: 24 назв.
Карпов Ю. А. Комбинированная антигипертензивная терапия: современное состояние / Ю. А. Карпов, И. В. Старостин // Рус. мед. журнал.— 2012.— № 25.— С. 1283—1287.
Карпов Ю. А. Новые рекомендации ESH/ESC 2013 г. по лечению артериальной гипертонии: основные изменения / Ю. А. Карпов, И. В. Старостин // Рус. мед. журнал.— 2013.— Т. 13, № 27.— С. 1290—1293.
Карпов Ю. А. О современных подходах к лечению дислипидемии и артериальной гипертонии / Ю. А. Карпов, Е. В. Сорокин // Рус. мед. журнал.— 2013.— Т. 13, № 27.— С. 1360—1363.— Библиогр.: 13 назв.
Карпов Ю. А. Позиции бета-блокаторов в новых Европейских рекомендациях по лечению артериальной гипертонии / Ю. А. Карпов // Рус. мед. журнал.— 2013.— Т. 13, № 27.— С. 1298—1300.— Библиогр.: 21 назв.
Козловская И. Л. Лечение резистентной артериальной гипертонии: новые перспективы / И. Л. Козловская, О. С. Булкина, Ю. А. Карпов // Рус. мед. журнал.— 2012.— № 25.— С. 1238—1243.— Библиогр.: 10 назв. Кобалава Ж. Д. Основы внутренней медицины / Ж. Д. Кобалава, С. В. Моисеев, В. С. Моисеев; Под ред.
B.С. Моисеева; Ассоц. мед. о-в по качеству.— М.: ГЭОТАР-Медиа, 2014.— 882 с. (Шифр 593651). Косарев А. А. Рациональная фармакотерапия артериальной гипертензии и ассоциированных состояний:
в фокусе — антагонисты кальция / В. В. Косарев, С. А. Бабанов // СагШоСоматика.— 2013.— № 3.— С. 16— 22.— Библиогр.: 28 назв.
Котенко К. В. Применение пунктурной миллиметроволновой терапии в комплексном лечении больных гипертонической болезнью I и II стадий / К. В. Котенко, Н. Б. Корчажкина, Д. Г. Рогова // Физиотерапевт.— 2013.— № 5.— С. 25—30.— Библиогр.: 7 назв.
Кулагин А. Е. Артериальная гипертензия и гипотензия у детей: патофизиология, клиника, неотложная терапия: Учеб.-метод. пособие / А. Е. Кулагин, А. В. Сикорский, А. М. Чичко; Бел. гос. мед. ун-т.— Минск: БГМУ, 2014.— 42 с. (Шифр 593331).
Леонова М. В. Роль повышения ЧСС в развитии артериальной гипертензии и ее исходов: место бета-блокаторов / М. В. Леонова // Рус. мед. журнал.— 2014.— № 2.— С. 152—155.— Библиогр.: 10 назв.
Литовский И. А. Атеросклероз и гипертоническая болезнь. Вопросы патогенеза, диагностики и лечения / И. А. Литовский, А. В. Гордиенко.— СПб.: СпецЛит, 2013.— 304 с. (Шифр 592903).
Лопаткина Л. В. Современные комплексные программы для коррекции гемодинамических нарушений у пациентов с метаболическим синдромом / Л. В. Лопаткина, К. В. Котенко, Н. Б. Корчажкина // Физиотерапевт.— 2014.— № 1.— С. 4—7.— Библиогр.: 7 назв.
Максимов М. Л. Когда назначать валсартан? Применение блокатора рецепторов ангиотензина валсартана в фармакотерапии сердечно-сосудистых заболеваний / М. Л. Максимов, А. С. Ермолаева, О. В. Дралова // Артериальная гипертензия.— 2013.— Т. 19, № 5.— С. 458—471.— Библиогр.: 92 назв.
Молчанова О. В. Соль и артериальная гипертония. Возможности немедикаментозной профилактики артериальной гипертонии коррекцией питания в организованной популяции у мужчин и женщин от 25 до 49 лет в течение 3-летнего периода / О. В. Молчанова, А. Н. Бритов, Г. Ф. Андреева // СагШоСоматика.— 2013.— № 2.—
C.52—57.— Библиогр.: 24 назв.
Морозова Т. Е. Больной артериальной гипертензией и метаболическим синдромом: какой бета-блокатор выбрать? / Т. Е. Морозова, Е. Р. Латыйпова // Consilium Medicum.— 2013.— № 10.— С. 5—8.
Недогода С. В. Контроль частоты сердечных сокращений и эластичность сосудистой стенки при лечении артериальной гипертензии: как достичь первого, не ухудшая второго?: Обзор литературы / С. В. Недогода // Кардиология,— 2014.— Т. 54, № 3,— С. 71—76.
Недогода С. В. Нужен ли контроль ЧСС при лечении артериальной гипертензии?: Обзор литературы / С. В. Недогода // Рос. кардиол. журнал.— 2014.— № 1.— С. 107—110.— Библиогр.: 47 назв.
Орлова Я. О. Зофеноприл — выбор поликлинического врача при лечении артериальной гипертензии / Я. О. Орлова // Consilium Medicum.— 2013.— № 10.— С. 9—12.
Паскарь Н. А. Кабинет профилактики артериальной гипертензии: возможности и перспективы в первичном здравоохранении / Н. А. Паскарь // Артериальная гипертензия.— 2013.— № 6.— С. 545—550.— Библиогр.: 13 назв.
Потешкина Н. Г. Артериальная гипертензия: проблема потребления соли и вопросы выбора диуретика / Н. Г. Потешкина // Consilium Medicum.— 2013.— № 10.— С. 29—33.— Библиогр.: 49 назв.
Рациональная фармакотерапия сердечно-сосудистых заболеваний: Рук. для практикующих врачей / [Т. В. Бекетова и др.]; под общ. ред.: Е. И. Чазова, Ю. А. Карпова; Рос. кардиол. о-во.— 2-е изд., испр. и доп.— М.: Литтерра, 2014.— 1052 с.— (Рациональная фармакотерапия: Сер. рук. для практикующих врачей). (Шифр 593665).
Результаты исследования Богатырь (Бинелол в терапии мужчин с артериальной гипертонией и метаболическим синдромом. Возможности коррекции индекса массы тела и эректильной дисфункции) / С. В. Недогода [и др.] // Рус. мед. журн.— 2013.— Т. 13, № 27.— С. 1364—1372.— Библиогр.: 30 назв.
Результаты российской программы ЭКСПЕРТ: постмаркетинговое наблюдение за эффективностью и влиянием препарата ЭКВАТОР на качество жизни у пациентов с артериальной гипертонией в амбулаторной практике / М. Г. Глезер [и др.] // Кардиология.— 2014.— Т. 54, № 3.— С. 15—22.— Библиогр.: 21 назв.
Рекомендации по лечению артериальной гипертонии. ESH/ESC 2013 // Рос. кардиол. журнал.— 2014.— № I.— С. 7—94.
Решетская А. М. Новый алгоритм подбора антигипертензивной терапии больным с артериальной гипертонией / А. М. Решетская // Воен. медицина.— 2014.— № 2.— С. 77—88.— Библиогр.: 24 назв.
Сазанова Г. Ю. К вопросу оказания медицинской помощи больным артериальной гипертензией в регионе / Г. Ю. Сазанова // Артериальная гипертензия.— 2013.— № 6.— С. 520—524.— Библиогр.: 8 назв.
Сорокин Е. В. Комбинированная антигипертензивная терапия — ключ к повышению эффективности сердечнососудистой профилактики / Е. В. Сорокин, Ю. А. Карпов // Рус. мед. журнал.— 2012.— № 25.— С. 1304— 1308.— Библиогр.: 22 назв.
Суджаева О. А. Современные аспекты ведения пациентов со стабильной стенокардией в сочетании с артериальной гипертензией с позиции Европейских рекомендаций / О. А. Суджаева // Мед. новости.— 2014.— № 3.— С. 53—58.— Библиогр.: 26 назв.
Теория хаоса в оценке эффективности медикаментозного и физиотерапевтического лечения артериальной гипертензии / А. А. Хадарцев [и др.] // Физиотерапевт.— 2014.— № 1.— С. 48—54.— Библиогр.: 12 назв.
Трухан Д. И. Выбор антигипертензивного препарата с позиций рациональной фармакотерапии / Д. И. Трухан, Л. В. Тарасова// Саг&оСоматика.— 2013.— № 3.— С. 46—51.— Библиогр.: 33 назв.
Хан М. Г. Фармакотерапия в кардиологии: [пер. с англ.] / М. Г. Хан.— М.: БИНОМ, 2014.— 630 с. (Шифр 593385).
Царев В. П. Оценка эффективности препарата «Бикард-ЛФ» у больных артериальной гипертензией в амбулаторных условиях / В. П. Царев, М. Н. Антонович, И. М. Змачинский // Мед. новости.— 2014.— № 3.— С. 49— 53.— Библиогр.: 26 назв.
Шиганов С. В. Сравнительный клинико-экономический анализ применения фиксированной комбинации периндоприла аргинина/индапамида и «типичной практики» у больных артериальной гипертензией и нарушением функции почек / С. В. Шиганов, В. В. Баев, В. Ф. Капитонов // Артериальная гипертензия.— 2013.— Т. 19, № 5.— С. 442—448.— Библиогр.: 12 назв.
Шилов А. М. Ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента (моноприл) в практике лечения артериальной гипертонии в условиях первичного звена здравоохранения / А. М. Шилов // Рус. мед. журнал.— 2013.— Т. 13, №27.— С. 1309—1313.— Библиогр.: 20 назв.
Эффективность амлипина в терапии у лиц старшего возраста с артериальной гипертензией / Г. М. Тулабаева [и др.] // Медицина.— 2014.— № 1.— С. 58—61.

Подготовила Гололоб Наталья Дмитриевна, главный библиограф отдела справочной и нормативно-правовой информации РНМБ,
т. 226-21-56; e-mail: NGololob@rsml.med.by.
 

  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси