Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Комплексная оценка состояния костной ткани у пациентов с терминальной стадией хронической болезни почек

С целью комплексной оценки состояния костной ткани обследованы 156 пациентов с терминальной стадией хронической болезни почек, получающих постоянную заместительную почечную терапию. Установлено, что уровни остеокальцина и р-Кросс-Лапс у пациентов, находящихся на диализе, в 1—10 раз превышают показатели в здоровой популяции вследствие как повышения метаболизма кости, так и замедления процесса деградации и элиминации данных маркеров. При этом определение содержания остеокальцина не позволяет получить значимую дополнительную информацию о характере костных нарушений у данных пациентов, а выявление уровня р-Кросс-Лапс может быть использовано для оценки степени резорбции кости. У обследованных пациентов взаимосвязь широко распространенных нарушений фосфорно-кальциевого обмена с данными костной денситометрии не установлена, что не уменьшает значимость определения уровней кальция и фосфора при выявлении остеопении.

Для адекватной оценки состояния кости у диализных пациентов необходимо комплексное обследование, включая остеоденситометрию, определение содержания паратгормона, кальция, фосфора, щелочной фосфатазы и в ряде случаев р-Кросс-Лапс.

Нарушения обмена кости широко распространены у пациентов с терминальной стадией хронической болезни почек (тХБП), ключевую роль в их формировании играет изменение функции паращитовидных желез. Спектр развивающейся костной патологии достаточно широк: фиброзный остеит и смешанная остеодистрофия, которые относятся к почечной остеодистрофии (ПОД) с вторичным гиперпаратиреозом (ВГПТ) и высоким метаболизмом кости; умеренный ВГПТ, относящийся к ПОД с нормальным обменом кости; адинамическая костная болезнь и остеомаляция, при которых регистрируется низкий метаболизм кости [I—6]. В последнее время широко изучается минеральная плотность кости (МПК) у данной категории пациентов. Наибольшую сложность в понимании проблемы остеопороза у пациентов с тХБП представляет то, что любая из вышеперечисленных форм ПОД может сопровождаться снижением МПК [7—10]. Золотым стандартом диагностики костных нарушений у пациентов, находящихся на диализе, является гистоморфометрия биоптата гребня подвздошной кости [1—7]. Инвазивность и относительная сложность выполнения данного исследования обусловливают необходимость определения других информативных критериев диагностики вариантов ПОД. Центральное место в диагностике костной патологии у пациентов, находящихся на диализе, на сегодня занимает определение уровней паратиреоидного гормона (ПТГ), кальция (Са), фосфора (Р) и щелочной фосфатазы (ЩФ). В настоящее время не определена диагностическая значимость определения других биохимических маркеров костного метаболизма у пациентов с тХБП, в частности при уточнении формы ПОД при выявлении остеопенического синдрома.

Цель исследования — оценить значимость определения уровней биохимических маркеров костного метаболизма в диагностике остеопенического синдрома у пациентов с тХБП, получающих постоянную заместительную почечную терапию.

Материал и методы

В исследование включили 156 пациентов (84 женщины, 72 мужчины) в возрасте 20—70 лет с тХБП, получающих различные виды заместительной почечной терапии (ЗПТ) (гемодиализ — 137 человек, перитонеальный диализ— 19). Сеансы гемодиализа проводили на аппаратах «искусственная почка» по стандартной методике не менее 12 ч в неделю. Перитонеальный диализ выполняли с использованием растворов CAPD-2, CAPD-4 или CAPD-3 объемом 2,0 л 4 раза в сутки. Продолжительность ЗПТ составляла от 2 мес до 13,8 года; признаки неадекватной диализотерапии отсутствовали.

Л И Т Е Р А Т У Р А
1.    Ferreira M. А. //Nephrol. Dial. Transplant.— 2000— Vol. IS (Suppl. S).— P. 8—14.
2.    Cannata-Andia J. B. // Ibid.— P. 511—516.
3.    Мое S. М., Drueke T., Cunningham J., et al. // Kidney Int.— 2006.— Vol. 69.— P. 1945—1953.
4.    National Kidney Foundation Dialysis Outcomes Quality Initiative (K/DOQI) guidelines // [Электронный ресурс].— http:// www.kidney.org/professionals/ kdoqi/guidelines_bone/index.htm.
5.    Spasovski G. B. // Int. J. Artif. Organs.— 2004.— Vol. 27, Ns 11.— P. 918—923.
6.    Trueba D., Sawaya B. P., Mawad H., Malluche H. H. // Semin. Dial.— 2003.— Vol. 16, Ns 4.— P. 341—345.
7.    Barreto F. C., Barreto D. V., Moyses R. M., et al. // Kidney Int.— 2006.— Vol. 69, Ns 10.— P. 1852—1857.
8.    Hodsman A. B. //Pent. Dial. Int.— 2001.— Vol. 21 (Suppl. 3).— P. 247—255.
9.    Stehman-Breen C. // Semin. Nephrol.— 2004.— Vol. 24, Ns 1.— P. 78—81.
10.    Weisinger J. R., Bellorin-Font E. // Curr. Opin. Nephrol. Hypertens.— 2003.— Vol. 12, Ns 4.— P. 381—386.
11.    Horl W. H. // Nephrol. Dial. Transplant.— 2004.— Vol. 19 (Suppl. S).— P. 2—8.
12.    Lacativa P. G., de Mendonca L. M., de Mattos Patricio Filho P. J., et al. // J. Clin. Densitom.— 2005.— Vol. 8, Ns 3.— P. 352—361.
13.    Mazzaferro S., Pasquali M., Ballanti P., et al. // Nephrol. Dial. Transplant.— 1994.— Vol. 9.— P. 511—516.
14.    Regidor D. L., Kovesdy C. P., Mehrotra R., et al. // J. Am. Soc. Nephrol.— 2008.— Vol. 19, Ns 11.— P. 2193—2203.
15.    Zayour D., Daouk M., Medawar W, et al. // Transplant. Proc.— 2004.— Vol. 36, Ns S.— P. 1297—1301.

Поступила 24.06.14.

Адрес для корреспонденции:
Карлович Наталья Викторовна.
Минский городской эндокринологический диспансер. 220029, г. Минск, ул. Киселева, 7; сл. тел. (8-017) 284-74-15.
 

Авторы: Карлович Н. В.
  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси