Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Клиническая фармакология в Беларуси

It appears your Web browser is not configured to display PDF files. Download adobe Acrobat or click here to download the PDF file.

Click here to download the PDF file.

Представлен краткий очерк становления и развития клинической фармакологии в Республике Беларусь. За полувековую историю она превратилась в полноценную отрасль медицинской науки, которая реализует 3 основные функции: учебную, научно-исследовательскую и лечебно-организационную.

Клиническая фармакология — отрасль медицинской науки, основной задачей которой является изучение действия лекарственных средств на организм человека с целью применения их для лечения, профилактики и диагностики заболеваний.

Когда и как она возникла? По большому счету никто не может сказать, когда впервые люди начали использовать различные средства для лечения заболеваний, однако несомненно, что они применяются на протяжении всего развития цивилизации. Вначале человек методом проб и ошибок постигал свойства предметов окружающей среды и использовал их для лечения различных болезней. Эти сведения постепенно накапливались и передавались из поколения в поколение сначала устно, а затем и письменно. Собственно они явились одним из «краеугольных камней» фундамента, на котором возникла одна из важнейших наук человечества — медицина.

На протяжении многих тысячелетий расширение арсенала лекарственных средств происходило в основном эмпирическим путем. В то же время из истории известны факты, что некоторые ученые предпринимали отдельные попытки изучать эффективность и безопасность различных веществ в опытах на животных (и даже на людях). Однако систематически проводить эксперименты на животных с целью изыскания новых лекарственных средств начали лишь в XIX веке, когда научились создавать новые вещества методами органического синтеза. Установить их токсические и лечебные свойства стало возможным только одним-единственным путем — проведением опытных исследований на животных.

В XX столетии произошли кардинальные изменения в области производства лекарственных средств — их начали выпускать в огромных количествах на фармацевтических предприятиях, что таило в себе потенциальный риск неблагоприятного действия на организм человека, поскольку свойства новых веществ изучались только в опытах на животных, а их действие на организм человека оставалось неисследованным.

Одна из первых крупномасштабных трагедий произошла в США (1937 г.), когда в результате применения недостаточно изученного «эликсира», выпущенного фармацевтической компанией «S. E. Massengill», погибли 106 человек. Анализ всех обстоятельств этой трагедии позволил сделать вывод, что для предотвращения подобных случаев необходимо более глубоко исследовать свойства новых лекарственных средств не только в экспериментах на животных, но и на людях.

Воплотить в жизнь возникшую потребность в проведении испытаний новых лекарственных средств на человеке и предстояло новой медицинской дисциплине — клинической фармакологии. В 30-е годы прошлого столетия германские ученые разработали методологию проведения клинических исследований эффективности и безопасности применения лекарственных средств на людях, однако для ее внедрения в широкую медицинскую практику понадобилось более 30 лет. Человечество получило страшный урок, который заставил людей осознать, что проблема создания и внедрения новых лекарственных средств в медицинскую практику оказалась значительно серьезнее, чем она воспринималась ранее. Учитывая огромную социальную значимость возникшей проблемы, вопрос о безопасности вновь создаваемых лекарств обсуждался на сессии ООН.

В 1964 г. 18-й Генеральной ассамблеей Всемирной медицинской ассоциации была принята Хельсинская декларация, в которой сформулированы основные принципы проведения медицинских испытаний с участием человека в качестве субъекта исследования. Совместными усилиями ученых ведущих стран был разработан международный кодекс проведения клинических испытаний — GCP (Good Clinical Practice — Качественная клиническая практика), который является этическим и научным стандартом качества планирования, проведения и документального оформления клинических исследований на людях, гарантирующим достоверность и надежность полученных результатов и обеспечивающим защиту прав, безопасности и конфиденциальности испытуемых.

Становление и бурное развитие клинической фармакологии во всем мире началось после опубликования ВОЗ в 1971 г. программного документа «Клиническая фармакология: задачи, организация обслуживания и подготовка кадров». В нем были сформулированы основные функции клинической фармакологии по повышению эффективности и безопасности лечения пациентов: учебная, научно-исследовательская и лечебно-организационная.

Клиническая фармакология первоначально получила признание как учебная медицинская дисциплина, которая в настоящее время включена в университетские учебные программы в большинстве стран. ВОЗ рекомендует обучение студентов принципам клинической фармакологии «начинать в доклинический период одновременно с преподаванием основ фармакологии и вести в течение всего периода клинической подготовки».

Основной целью преподавания клинической фармакологии является пополнение и углубление знаний, полученных студентами при изучении фундаментальной фармакологии по разделам клинической фармакокинетики и фармакодинамики лекарственных средств, их взаимодействий и побочных эффектов, для обучения принципам:
—    выбора наиболее эффективных и безопасных лекарственных средств для индивидуальной терапии пациентов;
—    определения оптимальных режимов дозирования лекарственных препаратов;
—    составления научно-обоснованных комбинаций лекарственных средств, которые могут быть применены в конкретных клинических ситуациях;
—    прогнозирования, выявления на ранних этапах развития, коррекции и профилактики побочных эффектов лекарственных средств;
—    проведение фармакоэкономического анализа лекарственной терапии.

Особенностью современной медицины является непрерывный рост арсенала применяемых лекарственных средств как по «горизонтали» (имеется в виду появление новых фармакотерапевтических групп), так и по «вертикали» (увеличение числа препаратов в каждой из групп), а также за счет поступления в клиническую практику огромного количества воспроизведенных (генерические) препаратов. При этом на фармацевтическом рынке происходит постоянная замена «старых» лекарственных средств на «новые» и «новейшие». Современному студенту-медику из года в год становится все труднее научиться свободно ориентироваться в «фармакологических джунглях». А это крайне необходимо! Ведь в настоящее время прогресс в медицине в значительной мере определяется уровнем развития клинической фармакологии, поскольку в процессе применения современных высокоэффективных и безопасных лекарственных средств проведение рациональной фармакотерапии пациентов невозможно. Сколько бы ни говорили о ценности альтернативных (немедикаментозные) методов лечения, однако основой проведения эффективной и безопасной терапии пациентов было и остается применение лекарственных средств.

В Республике Беларусь, как и в большинстве стран, становление клинической фармакологии началось с организации преподавания новой учебной дисциплины. Белорусская Советская Социалистическая Республика входила в состав Союза Советских Социалистических Республик (СССР) и учебные планы для всех высших учебных заведений страны утверждались в Москве. Поэтому ввести официальное преподавание клинической фармакологии для студентов можно было только после получения разрешения Главного Управления учебных заведений (ГУУЗ) Министерства здравоохранения СССР и включения новой дисциплины в учебные планы медицинских вузов. Это довольно сложная процедура, которая могла затянуться на долгие годы. Для клинических ординаторов планы обучения утверждались на локальных уровнях решениями Ученых советов учебных медицинских или научно-исследовательских институтов. Поэтому в 1973 г. на основании решения Ученого совета ректоратом Минского государственного медицинского института (МГМИ) было организовано проведение факультативного лекционного курса по клинической фармакологии для клинических ординаторов. Вести лекционный курс (на общественных началах) было поручено ассистенту кафедры фармакологии М. К. Кевре, который по совместительству работал также врачом-терапевтом в 4-й городской клинической больнице Минска. Следует отметить, что в медицинской печати тех лет много писали о новой учебной дисциплине—клинической фармакологии, и поэтому большой интерес к ней проявляли как студенты, так и преподаватели медицинского института, которые самостоятельно посещали лекции для клинических ординаторов.

ЛИТЕРАТУРА
1.    Бертрам Г. Катцунг. Базисная и клиническая фармакология.— М.— СПб., 1998.
2.    Вотчал Б. Е. Очерки клинической фармакологии.— М, 1965.
3.    Клиническая фармакология по Гудману и Гилману.— М, 2006.
4.    Клиническая фармакология: задачи, организация обслуживания и подготовка кадров.— Доклад исследовательской группы ВОЗ. Серия технич. докладов ВОЗ.— Женева, 1971.
5.    Клинические фармакологические службы.— Доклад исследовательской группы ВОЗ. Серия технич. докладов ВОЗ.— Женева, 1977.
6.    Руководство по надлежащему назначению лекарственных средств. ВОЗ. Программа действий по основным лекарственным средствам.— Женева, 1997.

Поступила 09.07.14.

Адрес для корреспонденции:
Кевра Михаил Константинович.
Белорусский государственный медицинский университет.
220116, г. Минск, пр. Дзержинского, 83;
сл. тел. (8-017) 208-27-72.
 

Авторы: Кевра М. К.
  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси