Выявление гранулоцитарного анаплазмоза человека у пациентов с клещевыми инфекциями

Цель исследования. Выявление гранулоцитарного анаплазмоза человека (ГАЧ) у пациентов с укусом клеща с клинической картиной клещевой инфекции.

Материал и методы. Исследованы клещи из природных очагов республики и клинические пробы (плазма, ЦСЖ, сыворотка крови) от пациентов. Использованы стандартные молекулярно-биологические, иммунологические и клинико-лабораторные методы исследования.

Результаты. Впервые в Республике Беларусь клинически и лабораторно подтвержден диагноз гранулоцитарного анаплазмоза человека. При исследовании сывороток крови с помощью серологических методов антитела к ГАЧ выявляются чаще, чем в клещах при исследовании методом ПЦР. Это указывает на то, что анаплазма имеет более широкое распространение и заражение клещей отличается в популяциях.

Заключение. ГАЧ (как моно-, так и микст-инфекция (ЛБ+ГАЧ)) может протекать достаточно легко и осложняет клиническое течение Лайм-боррелиоза в том случае, когда идет массивное размножение возбудителя в клетках крови.

Анаплазмоз человека известен в США с середины 90-х годов прошлого века, а регистрировать его как заболевание начали с 1999 г. Возбудитель ранее относили к роду Ehrlichia, а в 2001 г., после таксономических преобразований, выделили в род Anaplasma.

Заболеваемость гранулоцитарным анаплазмозом (ГАЧ) увеличилась в США с 1,4 случая на 1 млн жителей в 2000 г. до 6,1 случая на 1 млн жителей в 2010 г. Летальность остается низкой (менее 1%). В группе риска находятся лица старше 60 лет и пациенты с иммунодефицитом [1].

В Европе данное заболевание впервые было зарегистрировано в Словении [2], а затем случаи стали отмечаться и в других странах Центральной Европы [3—5]. Заболевание регистрируется в сезон активности клещей с мая по октябрь. Длительность инкубационного периода составляет от 5 до 21 дня, в среднем 11 сут. Клинические симптомы ГАЧ неспецифичны и включаютлихорадку, головную боль, слабость и миалгии. У некоторых пациентов отмечаются тошнота, рвота, диарея, кашель, артралгии, ригидность затылочных мышц и нарушение сознания. Изредка появляются боли в животе, диарея, кашель, сыпь.

ВОЗ рекомендует рассматривать диагноз анаплазмоза как лихорадочное состояние, возникшее после укуса клеща. Лабораторными критериями являются обнаружение морулы в гранулоцитах, выявление ДНК ГАЧ методом ПЦР со специфическими праймерами, сероконверсия, 4-кратное увеличение титра антител и/или выделение возбудителя на культуре клеток (культивирование) [6].

Подтвержденным диагноз ГАЧ считается при наличии клинической картины, эпидемиологических данных и положительного лабораторного теста. Обнаружение антител в острой фазе заболевания и при выздоровлении может свидетельствовать о возможном анаплазмозе.

Целью исследования явилось изучение циркуляции возбудителя анаплазмоза в природных очагах Республики Беларусь и выявление ГАЧ у пациентов с укусом клеща с клинической картиной клещевой инфекции.

Материал и методы

Для серологических исследований использовали 104 пробы сывороток крови от пациентов, которые отмечали присасывание клещей I. ricinus в эпидсезонах 2009—2012 гг. Все сыворотки исследовали на наличие антител к Лайм-боррелиозу (ЛБ), 65 — на ГАЧ.

Для определения иммуноглобулинов М и G использовали тест-систему для выявления суммарных антител к возбудителю ЛБ методом непрямой иммунофлюоресценции «НИФМ-Лайм-АТ» (производство РНПЦ эпидемиологии и микробиологии, Беларусь) и иммуноферментные тест-системы ГАЧ-ИФА-IgM, ГАЧ- ИФА-IgG фирмы «Омникс» (Россия), в которых используется композиция рекомбинантных белков A. phagocytophilum.

Наличие возбудителя анаплазмоза в пробах клинического и полевого (клещи I. ricinus) материала определяли методом ПЦР с гибридизационно-флюоресцентной детекцией в режиме реального времени с использованием коммерческой диагностической тест-системы «АмплиСенс TBEV, В. burgdorferi sl.,
A. phagocytophilum, E. chaffeensis/E. muris-FL» (Россия).

ЛИТЕРАТУРА
1.    [Электронный ресурс].— Режим доступа: http:// www.cdc.gov/anaplasmosis/stats.
2.    Van Dobbenburgh A., Van Dam A. P., Fikrig E. // N. Engl. J. Med.— 1999.— Vol. 340.— P. 1214—1216.
3.    Parkins M. D. // Can. J. Infect. Dis. Med. Microbiol.— 2009.— Vol. 20, № 3.— P. 100—102.
4.    Vogl U. M. // Wien. Med. Wochenschr.— 2010.— Bd 160, № 3—4.— S. 91—93.
5.    Gar^a J. C. // Ann. N. Y. Acad Sci.— 2006.— Vol. 1078.— P. 545—547.
6.    Brouqui P., Bacellar F., Baranton G., et al. // Clin. Microbiol. Infect.— 2004.— Vol. 10.— P. 1108—1132.
7.    Lotric-Furlan S. // Wien. Klin. Wochenschr.— 2006.— Bd 118, № 21—22.— S. 708—713.
Поступила 08.07.14.

Адрес для корреспонденции:
Дракина Светлана Алексеевна.
Республиканский научно-практический центр эпидемиологии и микробиологии.
220114, г. Минск, ул. Филимонова, 23; сл. тел. (8-017) 267-32-67.

Ключевые слова: , , , , ,
Автор(ы): Дракина С. А., Корбут Л. В., Анисько Л. А., Верещако Н. С., Семижон П. А., Счесленок Е. П., Соловей Н. В., Князева О. Р., Щерба В. В., Красько А. Г., Карпов И. А.
Медучреждение: РНПЦ эпидемиологии и микробиологии Минздрава Республики Беларусь, Белорусский государственный медицинский университет, Городская клиническая инфекционная больница Минска