Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Рекомбинантные формы ВИЧ, выявленные в Беларуси

Цель исследования. Дать молекулярно-генетическую характеристику рекомбинантным формам ВИЧ-1, выявленным на территории Республики Беларусь.

Материал и методы. Исследованы 303 нуклеотидные последовательности участка гена pol, а также полноразмерные нуклеотидные последовательности ВИЧ, полученные из образцов сыворотки/плазмы крови, поступивших в лабораторию в 2008—2015 гг. от ВИЧ-инфицированных пациентов, постоянно проживающих в разных регионах Беларуси.

Результаты. Анализ нуклеотидных последовательностей участка гена pol ВИЧ показал превалирование субтипа А1 — 275 (90,8%) случаев на территории Беларуси. Выявлены случаи инфицирования субтипами В — 9 (3,0%), C и G — по 2 (0,7%) случая каждого, рекомбинантными формами CRF02_AG— 4 (1,3%), CRF03_AB— 8 (2,6%), CRF06_cpx— 2 (0,7%) и уникальной рекомбинантной формой A/B— 1, (0,3%). Методом филогенетического анализа установлены 3 независимых события заноса CRF02 AG из Камеруна, Западной Африки и Узбекистана. CRF03 AB была занесена 6 раз с территорий стран бывшего СССР, 2 из которых привели к распространению внутри Беларуси. CRF06_cpx была занесена 1 раз из Эстонии. Уникальная рекомбинантная форма является результатом рекомбинации субтипов ВИЧ AFSU и BFSU.

Заключение. В результате проведенных исследований у пациентов с ВИЧ/СПИДом выявлены 15 случаев ВИЧ-инфекции, вызванных рекомбинантными формами ВИЧ-1: CRF03 AB— 8 (53,3%), CRF02 AG— 4 (26,7%) и CRF06_cpx— 2 (13,3%). В 1 случае определена уникальная рекомбинантная форма ВИЧ-1 между субтипами А и В.

Эпидемия ВИЧ на территории бывшего СССР началась в 1994—1996 гг. среди потребителей инъекционных наркотиков (ПИН) в южных городах Украины — Одессе и Николаеве [1, 2]. В дальнейшем эти варианты вируса вызвали вспышки ВИЧ-инфекции в других городах Украины (Киев, Донецк), России (Санкт-Петербург, Саратов, Пермь и др.) [3—5], Беларуси (Светлогорск, Жлобин) [6] и стран бывшего СССР. Подавляющее большинство вариантов вируса выявлены среди ПИН, и они относились к крайне генетически гомогенному варианту ВИЧ-1 субтипа А1, названному AFSU (от англ. FSU — Former Soviet Union, бывший СССР) или A1|DU (ОТ англ. IDU — injection drug user, ПИН) [2]. Данный вариант вируса, FSU-A1, впоследствии стал одной из родительских форм вируса для рекомбинантной формы, вызвавшей вспышку ВИЧ-инфекции в Калининграде — CRF03_AB. Позже был идентифицирован второй родительский вариант: ВИЧ субтипа B — популяция вирусов, названная BFSU (или BIDU) [5].

На территории Беларуси эпидемия ВИЧ-инфекции началась в мае— июле 1996 г. со вспышки среди ПИН в Светлогорске Гомельской области. Так, в июле ТОГО же года было зафиксировано 60 случаев ВИЧ-инфекции, а на 1 ноября 1997 г. общее количество случаев ВИЧ-инфекции составило уже 1728, 85% из которых выявлены у ПИН. В отличие ОТ Украины и России, где эпидемия ВИЧ-1 поразила различные географические регионы, в Беларуси эпидемия ВИЧ-инфекции была ограничена в основном городами Светлогорском и Жлобином, на долю которых приходилось более 90% ОТ всех случаев ВИЧ-инфекции среди ПИН. Молекулярные исследования показали, что вспышка вызвана ВИЧ-1 субтипа А1, который генетически идентичен вирусам у ПИН в Южной Украине и Центральной и Южной России [7].

На сегодняшний день в Беларуси вариант FSU-A1 по-прежнему превалирует среди ВИЧ-инфицированных, на него приходится более 90% ОТ всех новых случаев ВИЧ-инфекции. Помимо субтипа А1 на территории страны выявлен ВИЧ-1 субтипов B, С, G, циркулирующие рекомбинантные формы (ЦРФ) вируса: CRF02_AG, CRF03_AB и CRF06_cpx, а также уникальная рекомбинантная форма (URF) ВИЧ между вариантами FSU-A1/FSU-B, отличная ОТ известной циркулирующей рекомбинантной формы CRF03_AB [8].

  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси