Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Генетическое разнообразие вируса гепатита С в Республике Беларусь

Приведены данные о распределении генотипов/подгенотипов вируса гепатита С (ВГС) у пациентов, проживающих в различных регионах Республики Беларусь, выявленные с использованием современных биоинформационных методов исследования. Показана взаимосвязь частоты распространения отдельных генотипов/ подгенотипов вируса у пациентов с различными путями инфицирования. Установлены генотипы/подгенотипы ВГС, доминирующие в стране в настоящее время.

Вирус гепатита С (ВГС) является значимой проблемой здравоохранения и одной из важнейших причин развития хронических заболеваний печени во всем мире. По данным Всемирной организации здравоохранения, число инфицированных ВГС в мире колеблется в пределах 130—150 млн человек. Частота формирования хронического процесса (ХГС) варьирует в пределах от 70 до 80%, приводя к развитию цирроза и гепатоцеллюлярной карциномы в 20% случаев [1]. Ежегодно в мире регистрируется 3—4 млн новых случаев инфицирования ВГС с уровнем смертности от цирроза печени, печеночной недостаточности или гепатоклеточной карциномы от 350 000 до 500 000 случаев [2, 3].

ВГС характеризуется высокой частотой спонтанных мутаций, что приводит к формированию высокой степени гетерогенности среди его генотипов/подгенотипов. В настоящее время классифицировано 7 филогенетически удаленных кластеров (генотипов), обозначаемых цифрами от 1 до 6, и 67 подгенотипов ВГС, обозначаемых буквами а, Ь, с, d и т. д. [4]. В разных странах генотипы имеют различное географическое распределение, пути распространения, этническую принадлежность. Данные вариабельности генома вируса широко используются для идентификации источника заражения.

В последние годы появилось новое направление, обозначенное как молекулярная эпидемиология, где учитываются вышеописанные факторы. Необходимо отметить, что высокий уровень генетической гетерогенности вируса является одной из причин невозможности создания средств специфической иммунопрофилактики заболевания [5].
Изучение молекулярной эпидемиологии такого проблемного возбудителя, как ВГС, играет важную роль в клиническом менеджменте хронической инфекции ВГС.

Так, пациенты, инфицированные генотипами 1 и 4 вируса, имеют более тяжелое течение инфекции и хуже отвечают на лечение препаратами интерферона, чем при инфекции, вызванной генотипами 2, 3, 5 или 6.

Эффективность терапии пациентов с данными генотипами ВГС достигает 80%, в то же время при лечении пациентов с 1-м или 4-м генотипами — не более 45%. Появившиеся в последние годы более эффективные препараты прямого действия имеют ограниченную доступность ввиду высокой стоимости [6].

Ежегодно в Беларуси регистрируется более 3000 новых случаев инфицирования, при этом около 90% случаев ВГС — среди трудоспособного населения страны с максимальным уровнем заболеваемости в возрасте 30—39 лет. Хотя за последние 13 лет заболеваемость острой формой снизилась почти в 2 раза — со 180 случаев в 2002 г. до 102 в 2015 г. (показатель заболеваемости составил 1,8/0000 и 1,08/0000 соответственно), устойчивая тенденция к росту хронической формы инфекции продолжает сохраняться. Так, в 2002 г. выявлено 1598 случаев (15,16/0000 случаев), в 2015 г. — 2918 случаев (30,89/0000) ХГС. Темп прироста в 2002—2014 гг. составил 82,6% [7].

Следовательно, постоянный мониторинг за распространением генотипов ВГС важен как для понимания эволюции и эпидемиологии этой инфекции в республике, так и для выбора обоснованной стратегии терапии и усовершенствования превентивных мер.

В соответствии с вышеизложенным целью работы явилось установление генотипов и определение родственных связей между генотипами вируса гепатита С, выявленными у ВГС- инфицированных пациентов в Республике Беларусь в 2004—2015 гг.

Выводы

1.    Разработанный метод секвенирования inhouse по участкам соrе/Е1 и NS5B генома ВГС со специфическими парами праймеров позволил выявить генотипы/подгенотипы ВГС и рекомбинантные формы вируса и определить частоту их встречаемости в разных регионах страны и республике в целом.

2.    Результаты генотипирования и филогенетического анализа 887 последовательностей РНК ВГС, собранных в 2004—2015гг., показали, что подгенотип а выявлялся в 63 (7,1%) случаях, 1b — в 530 (59,8%) случаях, 3а — в 246 (27,7%), генотип 2 — в 42 (4,7%), представленный 2а — в 17 (1,9%) случаях, 2с— в 7 (0,8%), 2k— в 5 (0,6%) случаях и 13 образцов являлись рекомбинантами типа CRF01_2k1b; в 5 (0,6%) случаях выявлен 4-й генотип, представленный 4а в 1 (0,1%) случае подгенотипом 4а и 4 (0,5%) — подгенотипом 4d ВГС.

3.    Показано, что в группе ПИН подгенотипы 1b и 3а ВГС встречались практически с равной частотой (40,5% и 37,2% соответственно), именно в этой группе выявлялось наибольшее количество пациентов с подгенотипом 1а ВГС — 17,4%.

4.    Для оценки частоты встречаемости и определения направлений заноса генотипов/ подгенотипов ВГС в разных группах населения, а также для проведения адресных превентивных мероприятий и индивидуализации схем терапии необходимо более широкое использование в практическом здравоохранении метода молекулярно-генетического мониторинга.

Контактная информация:
Гасич Елена Леонидовна — к. б. н., доцент, вед. науч. сотр. лаборатории диагностики ВИЧ и сопутствующих инфекций. Республиканский научно-практический центр эпидемиологии и микробиологии.
220114, г. Минск, ул. Филимонова, 23; сл. тел. (8-017) 268-04-42. Участие авторов:
Концепция и дизайн исследования: Е. Л. Г., В. Ф. Е. Сбор и обработка материала: Е. Л. Г., В. Ф. Е. Написание текста: Е. Л. Г. Редактирование: Е. Л. Г., В. Ф. Е. Конфликт интересов отсутствует.

  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси