Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Борьба с туберкулезом в Беларуси в начале XX века

Рассматриваются условия становления и развития общественной борьбы с туберкулезом в Российской империи, основные направления деятельности и их реализация в Беларуси в первой половине второго десяти­летия XX века. Отмечаются основные результаты общественной борьбы с туберкулезом.

***

К началу второго десятилетия XX века тубер­кулез представлял серьезную проблему, в том числе в Российской империи, где это заболева­ние, именовавшееся также «бугорчаткой» или «чахоткой», в печати характеризовалось как на­стоящее «народное бедствие» и занимало одно из первых мест по заболеваемости и смертнос­ти. Так, в 1912 г. в Российской империи насчиты­валось 1 145 410 случаев заболевания туберку­лезом (69,8 на 10 000 населения при общем чис­ле больных, зарегистрированных медицинским персоналом, 93 826 895 человек) [1]. В списках болезней, приведенных в официальной статис­тике 1912 и 1914 гг., по численности зарегистри­рованных больных легочный туберкулез занимал 4-е место, уступая только гриппу, малярии и си­филису, прочие формы туберкулеза находились на 15-м месте.

Заболеваемость легочным тубер­кулезом в белорусских губерниях в 1912 г. варьи­ровала от 32,2 на 10 000 населения в Гроднен­ской губернии до 77,1 в Могилевской при обще­российском уровне 50,9 и в среднем по «бело­русскому району» — 67,3 [1]. В статистике 1913 г. Минская губерния заняла 3-е место в Российс­кой империи по распространенности легочного туберкулеза [2]. Оценивая заболеваемость ту­беркулезом в городах Российской империи, один из авторов того времени приводил такую обоб­щенную, нестрогую оценку: на средний россий­ский город с 50 000 жителей приходилось около 1000 больных туберкулезом [3]. Говоря о бело­русских городах, можно привести примеры Боб­руйска, где в 1908 г. зарегистрировано 1206 боль­ных туберкулезом, из которых умерло 38 чело­век [4], и Минска, где в 1911 г. насчитывалось око­ло 2500 туберкулезных больных [5].

Единой, общегосударственной системы мер по борьбе с туберкулезом не существовало. Специализиро­ванных учреждений было крайне мало, медицин­ская помощь больным оказывалась в общеме­дицинских учреждениях, часто в недостаточном объеме. Так, например, в 1912 г. стационарную помощь получили 10,8% от всех зарегистриро­ванных пациентов, в больницах от легочного ту­беркулеза умерли 25,1% поступивших [1]. В том же году минский доктор Э. Л. Есьман отмечал, что «положение чахоточных из бедного класса населения в Минске — отчаянное. Лихорадящие и тяжелые больные лишены возможности ста­ционарного лечения» [6].

Статистика смертности от туберкулеза в Российской империи велась для крупных городов. Первое место регулярно занимал Петербург, где, например, в 1912 г. смертность составила 352 на 100 000 населения [1]. В то же время ряд европейских городов по этому показателю опережали российские, в том числе и Петербург. Это, прежде всего, Париж (смертность 389 на 100 000 населения в 1912 г. [1]), а также Прага, Будапешт. В других западноевропейских городах, например в Берлине, Лондоне, Амстердаме, в 1912 г. ситуация обстояла лучше (соответстветственно 198, 171, 159) [I]. Также можно отметить устойчивую тенденцию к увеличению числа зарегистрированных случаев туберкулеза в Российской империи, которая, правда, была связана в значительной степени с улучшением медицинской регистрации, расширением медицинской помощи, ростом обращаемости [7]. Следует иметь в виду и недостатки статистики, неполное отражение масштаба проблемы туберкулеза, отмечавшиеся в то время. Кроме того, регистрация велась в общемедицинских учреждениях, специализированной системы обязательной регистрации туберкулезных больных не существовало.

Таким образом, заболеваемость и смертность от различных форм туберкулеза в Российской империи в целом и в белорусских губерниях в частности находились на очень высоком уровне, в ряде случаев эти показатели в Беларуси превышали средние или входили в ряд высоких по отдельным регионам Российской империи.

Медицинской наукой к этому времени была подтверждена инфекционная природа туберкулеза, открыт возбудитель — микобактерия туберкулеза, разработана патоморфология начальных проявлений туберкулеза, заложены основы учения об иммунитете и аллергии при туберкулезе, предложена накожная туберкулиновая проба, положено начало туберкулинодиагностики, открыто рентгеновское излучение, использование которого впоследствии стало основным методом в диагностике туберкулеза органов дыхания [8]. Для лечения туберкулеза применялись туберкулинотерапия, искусственный пневмоторакс, симптоматическое и общеукрепляющее лечение (в том числе использовались такие средства, как фосфацид и мышьяк), были распространены гигиено-диетический и санаторный методы лечения, в том числе кумысолечение. К началу XX века также относится становление хирургического лечения при туберкулезе [8, 9]. В целом можно отметить преобладание в Российской империи гигиено-диетического и санаторного методов, отчасти также туберкулинотерапии и симптоматического, общеукрепляющего лечения.

Характерной можно считать одну из оценок лечения туберкулеза в то время, сделанную минским врачом О. О. Федоровичем, который в 1912 г. утверждал: «Специфического средства против туберкулеза.... пока нет, ни один из медикаментов не излечивает болезни» [10], «опыт доказал, что туберкулез можно лечить только светом, воздухом и питанием» [11].

В таких условиях разворачивалась и развивалась борьба с туберкулезом в Российской империи. Передовые врачи того времени ставили вопрос о необходимости борьбы с этим заболеванием общественными силами, поскольку оно действительно является всеобщей проблемой, а достаточные и необходимые государственные меры не принимаются. Во многом на формирование такой позиции оказал влияние и международный, в первую очередь европейский опыт, на который активно обращали внимание и в медицинском сообществе Российской империи (например, таких стран, как Германия и Англия, где благодаря системе противотуберкулезных мер имело место значительное снижение заболеваемости и смертности [12]).

К концу XIX — началу XX века борьба с туберкулезом в мире становится более организованной [13]. Организационно она оформилась в связи с появлением Международной лиги борьбы с туберкулезом. В 1902 г. в Берлине была проведена первая международная конференция по борьбе с туберкулезом, на которой в том числе был принят символ данной борьбы — шестиконечный двойной красный крест. Не осталась в стороне от этого процесса и Российская империя, где 23 ноября 1909 г. была основана Всероссийская лига для борьбы с туберкулезом, ставшая основным организационным центром общественной борьбы с этим заболеванием.

Впрочем, определенные основы были заложены и ранее в рамках мер, принимавшихся на уровне медицинских обществ, в составе которых работали специальные комиссии, разрабатывались научные вопросы проблемы туберкулеза, проводилась пропагандистская и благотворительная работа [14, 15]; на уровне отдельных учреждений — специальных амбулаторий, санаториев, кумысолечебниц; на уровне специалистов, занимавшихся научной разработкой проблемы туберкулеза. Кроме того, медицинская помощь туберкулезным больным оказывалась на общих основаниях в амбулаториях и больницах страны [16].

С образованием Всероссийской лиги борьба с туберкулезом интенсифицировалась и расширилась. В состав правления, местных ее отделов входили врачи, ученые, общественные деятели. Она объединяла наряду с центральной организацией местные отделы, общества и организации, частных лиц, разделявших общие цели борьбы с туберкулезом. Рост противотуберкулезного движения выражался в увеличении количества обществ, местных отделов и членов Лиги. Так, например, с 1911 г. по 1912 г. число ее отделов увеличилось с 63 до 117 [17]. При этом борьба с туберкулезом приняла широкий общественный характер, финансирование ее основывалось на благотворительности. Как считалось тогда, «в деле борьбы с туберкулезом, как с народным бедствием, должны быть привлечены все слои и классы населения. Только дружными усилиями общества и врачей могут быть достигнуты сколько- нибудь ощутительные результаты» [18]. Символом этой общественной борьбы с туберкулезом в Российской империи, наряду с международной эмблемой и эмблемой Всероссийской лиги — двойным красным крестом, стал белый цветок ромашки.

Основными задачами Всероссийской лиги и местных противотуберкулезных организаций были выработка и проведение мероприятий по борьбе с туберкулезом [14].

Основными направлениями деятельности стали: научное изучение проблемы туберкулеза, оказание лечебной, профилактической и попечительной помощи больным туберкулезом, разработка вопроса регистрации туберкулезных больных, просветительская деятельность [16]. Одним из наиболее широко известных мероприятий Лиги, проводившихся по примеру скандинавских государств [19], направленным на широкую популяризацию и привлечение общества к борьбе с туберкулезом, а также привлечение средств на деятельность Лиги, ее местных организаций, было проведение «дней белого цветка» или «туберкулезных дней». Тенденция к расширению данной деятельности прекратилась с наступлением Первой мировой войны, когда денежные поступления, а также многие направления деятельности Лиги, численность местных организаций и учреждений значительно сократились. В то же время Лига направила часть своих усилий на помощь воинам — туберкулезным больным, часть учреждений передавались для оказания помощи пострадавшим от войны.

Беларусь не оставалась в стороне от этих процессов. Основные направления деятельности в рамках общероссийского общественного движения борьбы с туберкулезом имели место и здесь. Точно так же, как и в России, в Беларуси еще до организационного оформления общественной борьбы с туберкулезом принимались определенные меры, направленные на борьбу с этим заболеванием, хотя отдельной противотуберкулезной службы не существовало. Медицинская помощь туберкулезным больным оказывалась в действовавших лечебных учреждениях, открывались и отдельные специализированные заведения. Кроме того, работа по борьбе с туберкулезом велась и в научных медицинских обществах и обществах врачей.

После основания Всероссийской лиги в Беларуси также произошло организационное оформление и расширение противотуберкулезной деятельности. С одной стороны, она продолжала проводиться обществами врачей и научными медицинскими обществами в Минске, Бобруйске, Гомеле, Могилеве, с другой — в Беларуси открылись местные отделы Всероссийской лиги. Первым в Беларуси такой отдел был открыт в Бобруйске в июле 1911 г. по инициативе врача А. И. Лазаревича [4, 20]. В том же году по инициативе С. Н. Урванцова был открыт отдел в Минске. Летом 1912 г. по инициативе уездного врача Н. Г. Мревлова отдел Лиги был открыт в Пинске [5, 21]. Отдел Всероссийской лиги существовал и в Могилеве. Кроме того, в журнале «Туберкулез» есть упоминания о заявке на открытие в 1912 г. отдела в Лиде [22] и об открытии в 1913 г. отдела в Вилейке [23]. 27 апреля 1914 г. состоялось учредительное собрание Витебского общества борьбы с туберкулезом [24]. Согласно инструкции для местных отделов Всероссийской лиги, их задачами были выработка и проведение в жизнь всех мероприятий, необходимых для борьбы с туберкулезом, путем изучения распространенности туберкулеза в районе деятельности, широкого распространения сведений о причинах туберкулеза и мерах борьбы с ним, участие в мероприятиях, организуемых правительственными и общественными учреждениями, содействие частным обществам и лицам, организация комиссий, исследований, анкет, специальных библиотек, музеев, выставок, справочных бюро, проведение публичных лекций, издательской деятельности, организация и участие в съездах, посвященных вопросам туберкулеза, открытие специальных противотуберкулезных учреждений [2S].

Одной из наиболее заметных мер была организация «дней белого цветка». Впервые такой день в Российской империи был проведен 20 апреля 1911 г., Белорусское медицинское сообщество быстро отреагировало на данную инициативу. Так, например, весной 1911 г., как только в периодической печати появились сообщения о подготовке «дня белого цветка», ряд минских врачей выступили с идеей проведения подобного дня и в Минске. Уже 2 апреля 1911 г. в Общество минских врачей поступило заявление врачей

С. Н. Урванцова, И. Ц. Оффенберга и А. 3. Яхни- на о проведении «туберкулезного дня» с целью создания фонда для туберкулезных больных города без различия национальностей и вероисповеданий [26]. Первые «дни белого цветка» в Беларуси организовывались обществами врачей и медицинскими обществами, а впоследствии с открытием местных отделов Всероссийской лиги в отдельных городах организовывались уже ими. Для проведения «туберкулезных дней» создавались специальные комиссии. В ходе подготовки было получено разрешение на проведение мероприятий от властей, местной администрации.

Проведению «дня белого цветка» предшествовала широкая кампания популяризации мероприятия, которая включала в себя и значительную просветительскую деятельность. Организовывались бесплатные тематические лекции. Выпускалась печатная продукция: афиши, плакаты, листовки с воззваниями, распространявшиеся в городе, вывешивалась наружная реклама. Заключались договоренности с местными периодическими изданиями, которые широко освещали процесс подготовки, публиковали соответствующие тематические материалы, анонсы мероприятий, воззвания, а впоследствии репортажи о самом дне и его результатах. Также в данной кампании участие принимали, например, кинотеатры, размещавшие на экранах анонсы мероприятий. Заключались договоренности с духовенством, чтобы оно оповещало о «дне белого цветка» прихожан, с учебными заведениями, где могли проходить специальные тематические уроки.

Воззвания, выпускавшиеся ко «дню белого цветка», могли включать описание масштабов проблемы туберкулеза, примеры европейского опыта борьбы с этим заболеванием, основные сведения о болезни и перечисление мер, которые должны быть известны каждому, анонс мероприятий, и, конечно, настойчивый призыв жертвовать деньги и покупать белый цветок, направленный не только частным лицам, но также организациям и учреждениям. Кроме того, упоминались основные цели и практические задачи, на осуществление которых должны были направляться собранные средства. Подготовительная популяризаторская работа имела большое значение. Так, например, участник продажи цветков в Гомеле 31 августа 1911 г. отмечал: «Никому не приходится навязывать, никому не надо объяснять значение «белого цветка». Лекции и газеты сделали свое дело» [27].

Организационные мероприятия включали и такие моменты, как изготовление либо покупка необходимой атрибутики: искусственных белых цветков, лент, нагрудных знаков для продавщиц цветка, специальных кружек, куда помещались деньги от продажи. Так, к первому «дню белого цветка» в Минске было заказано 45 ООО искусственных цветов, 25О кружек (из-за их недостатка также выписаны 35 кружек из Бобруйска и использованы кружки Красного Креста) [26], ленты были заказаны в Москве. Естественно, организация мероприятия требовала затраты определенных средств. Так, например, на организацию первого дня белого цветка в Минске было потрачено немногим более 735 рублей [26].
 
Непосредственно сам «день белого цветка» включал торжественную часть и основное — широкую продажу цветков, которая осуществлялась в публичных местах: на главных улицах, вокзалах (иногда даже в поездах), в кинематографах, театрах, общественных садах, на бульварах, в ресторанах, магазинах и т. д. [28, 29]. Продавали цветок женщины, часто празднично одетые, носившие украшенную корзинку с цветками, иногда ленту с надписью (например, «борьба с чахоткой»), специальный нагрудный знак либо закрепленные на одежде белые цветы, также нарукавные повязки с соответствующими символами. Продавщицы могли приглашать сопровождающих: кавалеров либо дам, носивших металлическую опечатанную пронумерованную кружку, куда опускалась плата-пожертвование за цветок. В противном случае кружку носили сами продавщицы. Так, например, в 1911 г. на «днях белого цветка» в Минске работали 224 продавщицы [26]. Для них была разработана инструкция, согласно которой осуществлялась продажа цветка. Продавщицам заранее определялись места и график продажи; число цветков, которые могли быть проданы одному лицу, ограничивалось одним; прописан был и порядок передачи кружки и нераспроданных цветов организаторам [3О]. Минимальная цена цветков была разной. Так, в 1911 г. в Минске она составляла 5 копеек, в Гомеле — 3 копейки. Покупая цветок, можно было пожертвовать и большую сумму. Купленные цветки прикреплялись на одежду как знак выполнения гражданского долга и участия в борьбе с туберкулезом.

Кроме покупателей цветков, средства жертвовали также организации, иногда крупные пожертвования делались частными лицами. Так, в Гомеле доход с номера от 31 августа 1911 г. газеты «Гомельская копейка» поступал в пользу фонда санатория или амбулатории для туберкулезных больных, кинематографы города жертвовали сборы за сеансы, проходившие в тот день [31], 500 рублей было пожертвовано княгиней Паскевич [32]. В Бобруйске в 1911 г. аптеки отчислили 5% дохода от продаж 24 апреля комиссии по устройству «дня белого цветка» [28].

В «день белого цветка» проводились такие праздничные мероприятия, как торжественные шествия, концерты, чтения, театральные постановки, народные гуляния. Так, например, в Гомеле 31 августа 1911 г. было устроено выступление оркестра военной музыки, организовывались гуляние в парке с платой за вход 10 копеек, постановки музыкально-драматического общества, чтение рассказов А. П. Чехова [31], в праздничных мероприятиях были задействованы декорированные цветами автомобиль, экипажи и велосипедисты [27, 33]. Как и в процессе подготовительной работы, в сам «день белого цветка» также читались публичные тематические лекции. Мероприятия продолжались с утра до полуночи. Доход с платных мероприятий шел в пользу противотуберкулезных организаций — устроителей праздника. Следует отметить, что, несмотря на серьезность причин и целей «дня белого цветка», во многом для привлечения интереса публики и возможно большего объема пожертвований он принимал форму настоящего праздника и часто сопровождался общим приподнятым настроением.

«Дни белого цветка» проводились во всех более или менее значительных населенных пунктах Российской империи. Например, в 1911 г. «день белого цветка» прошел в 104 городах [12]. В Беларуси «дни белого цветка» устраивались в Минске, Бобруйске, Гомеле, Могилеве, а также в небольших населенных пунктах, таких как Вилей- ка, Ошмяны. Есть сведения о стремлении к расширению географии проведения «дней белого цветка». Так, например, Минский отдел Всероссийской лиги наряду с организацией «дня белого цветка» в Минске 1 июня 1914 г. подал ходатайство об организации в тот же день мероприятий в Барановичах, Столбцах, Койданове, За- славле, Несвиже, Борисове и на станции Ратом- ка, удовлетворенное управляющим губернией [34]. Планировало организацию «дня белого цветка» и созданное в 1914 г. Витебское общество борьбы с туберкулезом [24].

В Беларуси, как и в целом по Российской империи, особенно на первых порах «день белого цветка» имел широкий успех. Люди активно участвовали в мероприятиях, охотно жертвовали деньги на борьбу с туберкулезом. Так, в первые годы проведения цветки раскупались очень активно, настолько, что не хватало заранее заказанного их количества. Например, в Минске в 1911 г. 45 000 цветов оказалось недостаточно, поэтому продано было все, что можно было найти в местных цветочных магазинах, а затем продавались живые цветы: всего реализовано до 100 000 цветков [26]. Как отмечалось в публикациях, посвященных первому «дню белого цветка» в 1911г. в Минске, его успех превзошел всякие ожидания: чистый доход составил немногим более 10 041 рубля [26]. В том же году в Бобруйске сборы составили около 624 рублей [35], Гомеле — более 5054. [27]. Для сравнения в целом по Российской империи в первый год проведения чистый сбор в 86 местностях составил немногим более 494 812 рублей [17].

Однако с течением времени, когда ежегодное проведение «дней белого цветка» стало привычной практикой, а также в связи с тем, что подобные мероприятия стали организовываться другими благотворительными, общественными организациями для сбора средств в пользу решения других социальных проблем, и особенно с началом Первой мировой войны размеры сборов сокращались. Собранные в «дни белого цветка» средства расходовались на нужды местной противотуберкулезной службы (кроме 3%, а впоследствии 4%, которые должны были направляться в пользу Всероссийской лиги). Белорусские врачи всячески стремились, чтобы собранные средства использовались на местные нужды.

Одним из основных направлений, на которое расходовались собранные в «дни белого цветка» деньги, было открытие специализированных противотуберкулезных учреждений и их деятельность, что было определено в процессе работы обществ врачей, медицинских обществ, местных отделов Всероссийской лиги. В то же время велась дискуссия относительно того, какой тип учреждения должен являться центральным в противотуберкулезной деятельности. Прежде всего, выбор шел между санаторием и амбулаторией. Изучался западный опыт. В итоге в Беларуси, как и в России, выбор был сделан в пользу амбулатории с попечительством. Также дискуссия велась и относительно того, какие функции должна взять на себя амбулатория. Существовало мнение, что она должна заниматься лишь диагностикой, регистрацией туберкулезных больных, а также попечительством о больных с целью соблюдения ими санитарно-гигиенических и диетических требований. Полагалось, что большие результаты можно достичь распространением знаний о туберкулезе и санитарной пропагандой. Другая точка зрения состояла в том, что амбулатория, кроме перечисленных выше функций, должна брать на себя и лечение туберкулезных больных. Вторая точка зрения возобладала. Так, например, видели проект этой амбулатории организаторы «дня белого цветка» в Гомеле. По их мнению, амбулатория должна располагать всеми современными «способами исследования, должна стать центром, где ведется тщательная регистрация и оказывается постоянная врачебная помощь туберкулезным больным, производится исследование всеми существующими способами ... и амбулаторное лечение всеми способами до лечения впрыскиваниями туберкулина включительно» [31]. Значительная лечебная работа являлась особенностью деятельности амбулаторий в Российской империи [9]. В то же время выбор в пользу амбулатории как основного типа учреждения не исключал открытие учреждений санаторного типа. Кроме того, поднимался вопрос и об оказании туберкулезным больным медицинской помощи в условиях стационара.

В Минске амбулатория для туберкулезных больных местного отдела Всероссийской лиги была открыта 3О сентября 1912 г. Амбулатория с попечительством существовала также в Могилеве [9, 23], 8 июля 1912 г. открылась Бобруйская летняя дача-колония для туберкулезных больных [2О]. Туберкулезная больница была построена на деньги Пинского добровольного противотуберкулезного общества [36]. Создание фонда для открытия амбулатории либо санатория для туберкулезных больных было целью проведения «дня белого цветка» в 1911г. в Гомеле. В 1913 г. Минским отделом Всероссийской лиги планировалось открытие колонии «для слабогрудных детей» [37].

Открытие амбулатории с попечительством в 1914 г. планировало и Витебское общество борьбы с туберкулезом [24]. Кроме того, уже в период Первой мировой войны Могилевский отдел Всероссийской лиги принял решение о передаче вновь открывавшейся колонии для туберкулезных больных в пользу раненных, страдающих туберкулезом или расположенных к нему, и решил приступить к постройке летней колонии (санатория) весной 1915 г. [38].

В качестве примера деятельности амбулаторий можно привести Минскую амбулаторию, которая была устроена по образцу западноевропейских [39]. В ней работали врач (два врача), фельдшер, медицинские сестры. Заведующим амбулаторией являлся доктор Э. Л. Есьман. Представление о содержании и результатах работы амбулатории можно составить, например, из отчета за 1914 г. Так, амбулатория работала все месяцы в году, кроме июля, количество приемных дней составило 266. Было зарегистрировано 415 пациентов с явным туберкулезом (37О случаев легочного туберкулеза и 45 случаев прочих его форм) и 1О2 человека с подозрением на туберкулез [6]. Большинство больных находились в первой стадии заболевания. Отношение туберкулезных больных к общему числу посетителей амбулатории составляло около 1/4. По профессиональному разделению большинство больных (45%) составили женщины, занимавшиеся домашним хозяйством, ремесленники (13%) и чернорабочие (11%). Среди больных также были прислуга, представители «интеллигентных профессий», учащиеся, сельскохозяйственные работники, железнодорожные и фабричные рабочие, торговцы. Большинство составляли больные в возрасте 2О—4О лет. Главная задача амбулатории заключалась в диагностике туберкулеза. Для этого проводились биологические реакции, исследования мокроты и проч. (например, было произведено 54О исследований мокроты). Применялось симптоматическое лечение, а также инъекции туберкулина (15ОО инъекций для 65 больных) и мышьяка (12ОО инъекций). Амбулатория осуществляла также просветительскую деятельность путем врачебных советов и раздачи письменных наставлений; попечительскую и профилактическую деятельность (выдача пособий на продовольствие, одежду, жилье, выезд в санатории и на дачи для оздоровления, посещения больных на дому) [40, 41]. Пациентам также выдавались карманные плевательницы [42]. Всего в том году на содержание амбулатории было потрачено 6060 рублей 10 копеек [41]. В целом заведующий амбулаторией отмечал большую популярность учреждения среди широких слоев населения и увеличивавшееся число больных и посещений. Отмечалась и хорошая работа персонала. Так, в 1914 г. за «прекрасное ведение амбулатории» было решено увеличить содержание врачу до 1800 рублей в год и сестрам милосердия до 540 рублей в год [43].

Оказывалась медицинская помощь и в уже существовавших лечебных учреждениях. Так, после открытия отдела Всероссийской лиги в Бобруйске были организованы бесплатный прием туберкулезных больных при амбулатории Бобруйского медицинского общества, исследование мокроты в местных бактериологических кабинетах, впрыскивание туберкулина, выдача беднейшим лекарства [20]. Кроме того, отдельным больным выдавались пособия на продукты и оплату жилья [18]. Однако охват этой помощи был неширок: за 1912 г. амбулаторию посещали 17 человек, сделавших 320 визитов [18]. В то же время Бобруйским отделом, как докладывал М. Л. Каценельсон на 3-м съезде врачей Минской губернии, не было введено регулярной регистрации туберкулезных больных в амбулатории в широком масштабе, не организованы попечительства для обследования условий жизни больных и для оказания помощи им на дому [18].

В качестве примера учреждения санаторного типа можно привести Бобруйскую дачу-колонию для туберкулезных больных. Она находилась в парке недалеко от города на расстоянии 1 версты от соснового леса, была предназначена для 15человек, которые размещались в 5комнатах [18]. Для работы в колонии был приглашен врач, который посещал ее 2 раза в неделю и вел историю болезни каждого больного. Также 1 раз в неделю он принимал туберкулезных больных в амбулатории медицинского общества [44]. Кроме того, в колонии постоянно находилась фельдшерица [9]. На даче практиковался почти исключительно гигиено-диетический метод лечения. Медикаментозное лечение применялось только в исключительных случаях [34]. В 1912 г. колония действовала 2 месяца: с 8 июля по 8 сентября, в ней находилось 15 человек; в 1913 г. — 3 месяца (с 16 мая до 14 августа), в этот год через колонию прошло 20 больных. Бюджет колонии в 1912 г. составил 1039 рублей, в 1913 г. — 1395 рублей [18]. Результаты деятельности колонии были двойственными. С одной стороны, достигнуты определенные успехи: так, например, в 1913 г. 5человек поправились настолько, что были выписаны, возбудители туберкулеза при поступлении в колонию были обнаружены у 18 человек, при выписке— у 10, причем в меньшем количестве [34]. С другой стороны, результаты деятельности Бобруйской дачи-колонии были достаточно ограниченными. Прежде всего, можно отметить небольшое количество пациентов, которых обслуживала дача-колония. Кроме того, у части из них пребывание в колонии не дало положительных результатов, либо же эти результаты были краткосрочными. Так, заведующий колонией М.Л. Каценельсон отмечал, что из поступивших в колонию в 1912 г. 15больных, несмотря на удовлетворительные результаты непосредственного пребывания в колонии, впоследствии умерли 7 человек, в 1913 г. умерла 1 женщина. Заведующий колонией объяснял это отчасти поздними формами туберкулеза у данных больных, а также отсутствием необходимой медицинской и попечительской помощи по выходе из колонии, которую, по его мнению, должна обеспечивать амбулатория-попечительство, средств на которую не было. Открытие дачи- колонии без параллельного открытия амбулатории он считал ошибкой, в то же время высказал намерение продолжить работу учреждения [18].

Поднимался вопрос и о стационарной помощи туберкулезным больным. Так, например, в 1914 г. годичное собрание членов Минского отдела Всероссийской лиги по предложению доктора Лунца постановило обратиться с ходатайством перед городским управлением об устройстве при городской больнице отделений для лечения и призрения туберкулезных больных [42].

Таким образом, деятельность специальных противотуберкулезных учреждений была одним из центральных направлений работы местных противотуберкулезных организаций и сыграла большую роль в оказании помощи туберкулезным больным, также отчасти в просветительской работе, что особенно важно в условиях отсутствия в то время государственной системы помощи туберкулезным больным, а также немногочисленности иных специализированных учреждений.
Кроме того, еще одной составляющей противотуберкулезной работы местных отделов Всероссийской лиги была просветительская деятельность, которая, правда, не носила постоянного, системного характера, зачастую велась лишь в период подготовки и проведения «дней белого цветка». Среди тезисов просветительской работы были основные сведения по этиологии и эпидемиологии туберкулеза, тезис об излечимости болезни, необходимости общественной борьбы с ним, сведения о мерах профилактики и лечения туберкулеза, основные санитарно- гигиенические требования, а также информация о деятельности противотуберкулезных организаций.

Выше уже отмечалась просветительская составляющая «дней белого цветка», в частности проведение лекций, и просветительская работа среди пациентов противотуберкулезных учреждений. Кроме этого, она включала выпуск печатной продукции. Распространению информации по вопросам борьбы с туберкулезом способствовала и публикация материалов в местных периодических изданиях — в основном в газетах, а в Минске также в специализированном издании общества врачей — журнале «Минские врачебные известия». Одной из оригинальных форм просветительской работы была организация музея Всероссийской лиги и временных тематических выставок. Такая выставка, организованная по инициативе Минского отдела Всероссийской лиги, работала в Минске с 1О по 18 января 1914 г. Экспозиция была развернута в залах городского музея, вход был бесплатным. На выставке были представлены иллюстрации, схемы, препараты, муляжи, фотографии, диаграммы, карты, вещественные предметы, иллюстрировавшие нормальную и патологическую анатомию, морфологию возбудителей инфекционных заболеваний, в том числе туберкулеза, эпидемиологию туберкулеза, меры личной профилактики, общественную борьбу с туберкулезом. Как отмечалось в одной из публикаций, освещавших работу выставки, «ее успех можно было считать громадным». В течение 8 дней экспозицию посетило около 4ООО человек, из них 15ОО учащиеся [45]. Кроме демонстрации экспозиции, на выставке проводилась запись в члены Всероссийской лиги и принимались пожертвования [46]. Одной из необычных форм выставок были экспозиции, устраивавшиеся в железнодорожных вагонах.

Например, подобный вагон-музей на Полесской железной дороге курсировал на протяжении 2ООО км, в том числе в белорусских губерниях [9].

Среди прочих мер и достижений общественной борьбы с туберкулезом можно отметить научные, методические исследования проблемы туберкулеза, рассмотрение этих вопросов на съездах врачей и заседаниях врачебных обществ, в рамках которых вырабатывались некоторые важные положения, например, о необходимости участия в борьбе с туберкулезом государства и местного самоуправления, обществ народного здравия, о необходимости государственного страхования инвалидности, заботы городов о гигиенических домах и квартирах, земских попе- чительствах для борьбы с туберкулезом в деревнях, широкого устройства туберкулезных амбулаторий и санаториев, изоляции туберкулезных больных с III стадией в особых приютах, предложение об обязательной регистрации больных туберкулезом, об увеличении средств на эти цели [2О, 47—49].

Таким образом, можно утверждать, что деятельность в рамках общественной борьбы с туберкулезом была достаточно широкой и многогранной. Результаты ее были двойственными. Конечно, во многом сама концепция этой борьбы без широкого участия и финансирования со стороны государства при отсутствии, например, системы социального страхования, государственной противотуберкулезной службы, обусловливала ограниченные результаты этой работы. Кроме того, они во многом были нивелированы последовавшими мировой войной и революциями, которые полностью уничтожили старую систему. В 1918 г. была прекращена деятельность и Всероссийской лиги по борьбе с туберкулезом [5О].

Реальные результаты деятельности Всероссийской лиги, ее местных отделов и общественной борьбы с туберкулезом в Российской империи в целом, и в Беларуси в частности (прежде всего в плане статистических показателей), сложно оценить. Первая мировая война, революции, гражданская война привели к значительному ухудшению обстановки по туберкулезу. В этом смысле деятельность Всероссийской лиги и общественная борьба с туберкулезом (впрочем, в довоенный период также) не оказала сколь-нибудь заметного влияния [51]. В то же время следует иметь в виду сложность борьбы с туберкулезом в целом и отсюда крайне непростую задачу, которая стояла перед противотуберкулезными организациями предвоенного времени (учитывая ограниченность их средств, в том числе в плане существовавших методов лечения).

Однако можно отметить и положительные результаты общественной борьбы с туберкулезом. Прежде всего, это оказание помощи пациентам, определенное количество которых прошло через медицинские учреждения противотуберкулезных организаций. Также это меры по профилактике туберкулеза, проводимые через просветительскую работу. Это и привлечение внимания властей и общества к проблеме туберкулеза, формулировка вопросов о необходимости решения данной проблемы. Сюда же можно отнести и популяризацию деятельности медицинских обществ. Это изучение вопросов туберкулеза, накопление методического опыта, формулировка некоторых важных практических выводов. Можно упомянуть, например, выводы о необходимости участия государства в борьбе с туберкулезом, об обязательной регистрации туберкулезных больных, о диспансере как основном ядре противотуберкулезных учреждений [20], о необходимости расширения мероприятий в области здравоохранения в целом, о социальных аспектах проблемы туберкулеза и о необходимости решения социальных проблем, в том числе реформ в области охраны труда, в жилищной сфере [3], необходимости соответствующих законодательных инициатив [12]. Некоторые из этих положений были реализованы впоследствии. Результатом было привлечение и подготовка кадров, которые впоследствии продолжили работу в данной сфере уже в советское время, а также создание определенных основ организации противотуберкулезной помощи, которые использовались в советское время. При создании противотуберкулезной организации на местах советские органы опиралась в том числе и на наследие Всероссийской лиги. Дореволюционное наследие использовалось, например, в выставочной деятельности, отчасти в отдельных формах общественной противотуберкулезной работы, например туберкулезных трехдневниках, проводившихся в первое время в советский период, в рамках которых некоторое время использовались символы и формы работы, имевшие место во время проведения «дней белого цветка» [13, 15].

Подводя итог, можно отметить, что общественная борьба с туберкулезом в Российской империи в целом и в Беларуси в частности достигла определенных, хотя и ограниченных результатов. В рамках нее был накоплен ценный опыт, использовавшийся впоследствии. Кроме того, эта борьба может служить примером общественной деятельности, направленной на решение сложных социальных проблем в условиях, когда отсутствуют достаточные усилия на других, кроме общественного, уровнях (например, на государственном уровне, на уровне частной инициативы). Несмотря на изначальную ограниченность результатов, подобный опыт социального участия в определенной степени, пусть и в применении к другим проблемам, может служить примером и для нашего времени.

***

Контактная информация:
Мацкевич Кирилл Юрьевич — ст. науч. сотр. Музей истории медицины Беларуси,
ГУ «Республиканская научная медицинская библиотека». 220007, г. Минск, ул. Фабрициуса, 28; сл. тел. (+37517) 226-39-50

 

Авторы: Мацкевич К. Ю.
  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси