Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Гепатит Е у беременных с патологией печени в Республике Беларусь

It appears your Web browser is not configured to display PDF files. Download adobe Acrobat or click here to download the PDF file.

Click here to download the PDF file.

Цель исследования. Выявить пациенток с маркерами вирусного гепатита Е среди беременных с клиническими симптомами и лабораторными признаками патологии печени, проживающих в Республике Беларусь.

Материал и методы. Обследованы 130 беременных с заболеваниями печени на маркеры вирусного гепатита Е.

Результаты. Беременные с вирусным гепатитом С чаще состояли в незарегистрированных отношениях (OR=3,75, 95% CI: 1,43—9,82, ™2=5,83; р=0,01) по сравнению с беременными без маркеров вирусных инфекций, не имели специального образования (OR=6,8S, 95% CI: 8,78—8,12, F=0,01; р=0,003) и квалифицированной работы (OR=7,21, 95% CI: 6,08—8,55, F=0,01; р=0,01). Гепатит С связан с курением табака (OR=14,22, 95% CI: 11,48— 17,60, F=0,01; р=0,01), потреблением инъекционных наркотиков (F=0,01; р=0,028), высокой долей гинекологической патологии (p=0,001), в том числе патологии шейки матки (OR=2,48, 95% CI: 2,03—3,03, ™2=4,19; р=0,0008). Частота выявления антител класса IgG к вирусу гепатита Е составила 5,3% среди беременных с наличием маркеров гепатита C и 8,3% — среди беременных с симптомами нарушения функции печени без маркеров парентеральных вирусных инфекций. Острый гепатит Е выявлен у 2,1% беременных с гепатитом С и у 8,3% пациенток с внутрипеченочным холестазом. Клинически у всех 5 серопозитивных по анти-ВГЕ IgMGIgG беременных была безжелтушная форма инфекции.

Заключение. Впервые в Беларуси выявлены пациентки с маркерами вирусного гепатита Е среди беременных с заболеваниями печени, что указывает на важность и целесообразность обследования на маркеры вирусного гепатита Е беременных с клиническими симптомами и лабораторными признаками патологии печени. Риск антенатальной гибели плода выше при гепатите Е (RR=32,25, 95% CI: 12,29—84,62, F=0,04; р=0,001). 3начимым клиническим синдромом вероятного инфицирования вирусом гепатита Е является гипертрансаминаземия (OR=7,02, 95% CI: 1,11—44,55, F=0,049; р=0,004). Не увеличивает шанс выявления вирусного гепатита Е у беременных наличие вирусных инфекций с половым и парентеральным механизмом передачи: гепатит C (F=0,6S, p=0,13), ко-инфекция гепатита С и ВИЧ (F=1,0, p=0,28), вирусные гепатиты С и В (F=1,0, p=0,36), гепатиты С, В и ВИЧ-инфекция (F=1,0, p=0,22).

В последнее десятилетие возрос интерес к проблеме вирусного гепатита Е (ВГЕ). Ежегодно в мире регистрируется 3,4 млн случаев инфекции, в результате которой умирают 70 000 больных и происходит 3000 мертворождений [1].

Ранее считалось, что эта инфекция с вовлечением большого количества заболевших характерна только для стран с жарким климатом. Однако в последние годы в европейских странах увеличилось число зарегистрированных случаев гепатита Е (ГЕ), не связанных с выездом в эндемичные регионы. Такие случаи также зарегистрированы в Северной Америке, Японии, России [2]. По результатам проведенного сероэпидемиологического обследования здорового европейского населения, частота обнаружения анти-ВГЕ составила 0,4—5,2% [3]. Так, частота выявления анти-ВГЕ у здорового населения в Англии и Франции составляет 1%, в Италии и Испании, а также в США и Канаде — 2%, в Дании и Швеции — 5% [4, 5], в России колеблется от 0,6 до 4% [6].

Встречаются случаи наложения острого ВГЕ на уже существующие хронические заболевания печени вирусной или невирусной этиологии. Суперинфицирование этим вирусом часто отягощает течение острого гепатита А и В, обостряет течение хронических гепатитов В и С, вызывает тяжелые случаи декомпенсации функции печени, которые осложняются печеночной энцефалопатией и почечной недостаточностью [7].

Наибольшему риску возникновения осложнений гепатита Е подвергаются беременные. Частота тяжелых и фульминантных форм ГЕ с развитием печеночно-почечной недостаточности, ДВС-синдрома и летальностью до 28% увеличивается в III триместре беременности и в раннем послеродовом периоде. Клиническая картина ГЕ во время гестации характеризуется развитием холестаза: у беременных наблюдается интенсивная желтуха, генерализованный зуд кожных покровов, повышение уровня прямого билирубина в 2—5 раз; повышение активности щелочной фосфатазы в 7—10 раз; увеличение протромбинового времени; повышение до 10—100 раз уровня холевой, хенодезоксихолевой и других желчных кислот [8]. С увеличением срока беременности тяжесть течения вирусного гепатита Е обычно нарастает. Беременность чаще заканчивается антенатальной гибелью плода, самопроизвольным выкидышем, преждевременными родами. Из родившихся живыми половина детей погибает в течение месяца [9—11].

Таким образом, выявление ГЕ в европейских странах, особенности течения ВГЕ-инфекции во время беременности, отсутствие до настоящего времени данных о циркуляции вируса ГЕ на территории Республики Беларусь определяют актуальность настоящего исследования.

Цель исследования — выявить пациенток с маркерами вирусного гепатита Е среди беременных с клиническими симптомами и лабораторными признаками патологии печени, проживающих в Республике Беларусь.

Проведенное исследование указывает на важность и целесообразность обследования беременных с клиническими симптомами и лабораторными признаками патологии печени на маркеры вирусного гепатита Е.

Контактная информация:
Зновец Татьяна Владимировна — аспирант кафедры акушерства и гинекологии.
Белорусский государственный медицинский университет. 220116, г. Минск, пр. Дзержинского, 83; e-mail: znota@mail.ru. Участие авторов:
Концепция и дизайн исследования: З. Т. В., Ж. С. В. Сбор и обработка материала: З. Т. В., А. А. А. Статистическая обработка данных: З. Т. В., Б. Е. И. Написание текста: З. Т. В. Редактирование: Ж. С. В., Б. Е. И.
 

  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси