Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Естественные регуляторные Т-клетки и цитокины у больных с разными уровнями контроля бронхиальной астмы

It appears your Web browser is not configured to display PDF files. Download adobe Acrobat or click here to download the PDF file.

Click here to download the PDF file.

Цель исследования. Оценить состояние Т-регуляторного звена иммунной системы у больных бронхиальной астмой (БА) с разными уровнями контроля над заболеванием.

Материал и методы. Обследовали 62 больных БА (21 больной с контролируемой БА, 20 больных с частично контролируемой БА, 21 больной с неконтролируемой БА) и 30 практически здоровых лиц (группа контроля). Определение лимфоцитов CD3+, CD4+, CD8+, CD16+, CD3+CD16+, CD3-CD8+, CD25+, CD4+CD25hi в периферической крови проводили методом проточной цитофлюориметрии. Естественные регуляторные
Т-клетки определялись как фракция лимфоцитов CD4+CD25+ с высоким уровнем экспрессии CD25 (клетки CD4+CD25hi). Концентрации цитокинов — интерлейкина-4 (IL-4) и g-интерферона (IFN-g) — в сыворотке крови определяли методом иммуноферментного анализа.

Результаты. Неконтролируемая БА характеризуется снижением содержания в крови естественных регуляторных Т-клеток (CD4+CD25hi) и повышением содержания активированных клеток (СД25+) и концентрации IL-4. Для частично контролируемой БА характерно повышение процентного содержания клеток СД25+ и концентрации IL-4 при отсутствии различий по уровню клеток CD4+CD25hi по сравнению с их уровнем при контролируемой БА и в группе контроля. Контролируемая БА характеризуется отсутствием различий по уровню клеток CD4+CD25hi и СД25+ в сравнении с группой контроля и снижением концентрации IL-4 по сравнению с неконтролируемой и частично контролируемой БА.

Заключение. Полученные данные позволяют выявить особенности состояния Т-регуляторного звена иммунной системы у больных БА с разными уровнями контроля над заболеванием. Установлена взаимосвязь уровней контроля над БА с количеством естественных регуляторных Т-клеток: чем ниже количество естественных регуляторных Т-клеток, тем хуже контролируется заболевание. Степень дисбаланса Тh1/Тh2 с преобладанием активности Тh2-клеток у больных БА, определяемая по уровням IL-4 и IFN-g в сыворотке крови, находится в обратной зависимости от содержания естественных регуляторных Т-клеток в периферической крови. Естественные регуляторные Т-клетки через контроль баланса Тh1/Тh2 могут играть роль в достижении и поддержании контроля над БА. Данное предположение представляет собой новый взгляд на инициацию и прогрессирование БА и аллергических заболеваний.

Бронхиальная астма (БА) является одним из наиболее распространенных хронических заболеваний, представляющих глобальную проблему здравоохранения. В последние годы продолжается рост заболеваемости, инвалидности и смертности от этой болезни, а также сравнительной нечувствительности БА к проводимой терапии. Ранняя диагностика и назначение адекватной терапии с целью достижения контроля над заболеванием значительно снижают социально-экономический ущерб от БА и улучшают качество жизни пациентов [1].

Концепция патогенеза БА в настоящее время базируется на том, что в основе этого заболевания лежит хроническое персистирующее воспаление дыхательных путей, являющееся причиной развития как гиперчувствительности дыхательных путей к различным аллергенам и неспецифическим раздражителям, так и основных механизмов бронхиальной обструкции. Реакции, опосредующие аллергическое воспаление, являясь физиологическими и направленными на защиту от чужеродных агентов у больных БА вследствие нарушения регуляторных механизмов приводят к обструкции дыхательных путей. Одно из центральных мест в формировании обратимой обструкции бронхов у больных БА отводится Т-лимфоцитам. Они рассматриваются в качестве главного звена прогрессирования БА у взрослых как на местном, так и системном уровнях [2]. Активированные Т-хелперы 2-го типа (Тh2) за счет секреции цитокинов определяют характер и степень участия других клеток в аллергическом ответе [3]. Секретируя такие цитокины, как IL-3, IL-4, IL-5, IL-6, IL-9, IL-10, IL-13, гранулоцитарно-макрофагальный колониестимулирующий фактор (ГМ-КСФ), они стимулируют внутриклеточную продукцию IgE В-лимфоцитами, активность и пролиферацию эозинофилов, созревание тучных клеток, влияют на пролиферацию и выживаемость тучных клеток, базофилов, В-лимфоцитов, нейтрофилов и макрофагов [4].

В настоящее время внимание большинства исследователей сосредоточено на выяснении роли регуляторных Т-клеток в патологических процессах. Накапливаются данные относительно регуляции ими инфекционных, аутоиммунных заболеваний, бронхиальной астмы и аллергенспецифической иммунотерапии. На современном этапе естественные регуляторные Т-клетки (nTreg) рассматриваются как основные иммунорегуляторные клетки, способные к супрессии опосредованных Тh1- и Тh2-лимфоцитами вариантов иммунного ответа. Наиболее полно обосновано наличие регуляторных функций у субпопуляции Т-клеток CD4+, экспрессирую­щих a-цепь рецептора IL-2 (CD25) [5]. Эти клетки формируются в процессе нормальной дифференцировки в тимусе и осуществляют супрессорный эффект посредством прямого контакта с клетками-мишенями [6]. Содержание клеток CD25+ в субпопуляции наивных зрелых Т-клеток CD4+ периферической крови взрослых мышей составляет 5—10% [7]. У человека функции nТreg-клеток выполняют не все лимфоциты CD4+CD25+, а только их фракция с высоким уровнем экспрессии CD25 (клетки CD4+CD25hi) [8].

Теоретически естественные регуляторные Т-клетки могут влиять на развитие аллергических заболеваний и БА на разных стадиях, таких как аллергическая сенсибилизация, гиперчувствительность дыхательных путей, персистенция проявлений заболевания, прогрессирование аллергического воспаления, ремоделирование дыхательных путей. Однако в настоящее время недостаточно известно о роли nТreg-клеток при аллергии и БА, а сведения о состоянии Т-регуляторного звена иммунной системы при разных уровнях контроля над БА в доступной литературе отсутствуют.

С учетом вышесказанного целью данной работы было оценить состояние Т-регуляторного звена иммунной системы при контролируемом, частично контролируемом и неконтролируемом течении БА по уровню естественных регуляторных Т-клеток (CD4+CD25hi) и функциональной активности Т-хелперов (по продукции основных цитокинов Тh1- и Тh2-лимфоцитами — IFN-g и IL-4 соответственно).

М а т е р и а л и м е т о д ы

В исследование (2007—2008 гг.) включено 62 больных БА (21 больной с контролируемой БА, 20 больных с частично контролируемой БА, 21 больной с неконтролируемой БА) и 30 практически здоровых лиц (группа конт­роля). Статистически значимых различий по полу (критерий Манна—Уитни в обратном применении, Р=0,314) и возрасту (параметрический однофакторный дисперсионный анализ, Р=0,561) между группами не было.

Контролируемым течение БА считалось при полном отсутствии всех проявлений болезни (допускалось лишь наличие отдельных дневных симптомов и потребности в ингаляциях b2-агонистов короткого действия не чаще 2 раз в неделю). При частичном контроле у больных БА могли возникнуть более частые дневные симптомы, ограничение повседневной активности, более частая потребность в ингаляциях b2-агонистов короткого действия, ночные пробуждения или нарушение показателей спирометрии (объем форсированного выдоха за 1-ю секунду (ОФВ1) менее 80% от должного), обострения наблюдались раз в год и более. При наличии 3 и более показателей частичного контроля в любую неделю и/или 1 обострения в течение недели течение БА считалось неконтролируемым [1].

Базисную терапию принимали 57 (92%) больных БА, не принимали базисную терапию, несмотря на рекомендации врача, — 5 (8%) пациентов. Лечение БА соответствовало одной из пяти «ступеней терапии»: 43 (75%) больных использовали для поддерживающей терапии ингаляционные глюкокортикостероиды (ИГКС); 14 (25%) — комбинированную терапию (средние или высокие суточные дозы ИГКС+b2-агонист длительного действия); 21 пациенту (37%) назначали ИГКС в низких суточных дозах (200—500 мкг по беклометазона дипропионату); 21 (37%) — в средних суточных дозах (>500—1000 мкг по беклометазона дипропионату) и 1 (1%) — в высокой суточной дозе (1500 мкг по беклометазона дипропионату) [1]. В группе больных с контролируемой БА 14 (67%) пациентов получали ИГКС в низких суточных дозах, 5 (23%) — в средних суточных дозах, 1 (5%) — в высокой суточной дозе, 1 (5%) — комбинированную терапию (средние суточные дозы ИГКС+b2-агонист длительного действия). В группе больных с частично контролируемой БА 6 (30%) пациентам назначали ИГКС в низких суточных дозах, 6 (30%) — в средних суточных дозах, 6 (30%) — комбинированную терапию (средние суточные дозы ИГКС+b2-агонист длительного действия), 2 (10%) больных не получали базисную терапию. В группе больных с неконтролируе­мой БА 1 (5%) больной получал ИГКС в низкой суточной дозе, 10 (48%) — в средних суточных дозах, 7 (33%) — комбинированную терапию (причем 5 (71%) больных получали ИГКС в средних суточных дозах, а 2 (29%) — в высоких суточных дозах и b2-агонист длительного действия), не получали базисную терапию
3 (14%) пациента.

Обследование осуществляли с помощью клинических, лабораторных, функциональных и иммунологических методов исследования. Клиническое обследование заключалось в сборе анамнеза и количественной оценке в баллах основных семиотических проявлений БА (приступы удушья, кашель, одышка), потребности в ингаляциях b2-агонистов короткого действия, данных аускультации легких. Лабораторное обследование включало клинический анализ крови.

Исследование показателей функции внешнего дыхания проводили на компьютерном спирографе «МАС-1» (Беларусь). Определяли жизненную емкость легких (ЖЕЛ), форсированную жизненную емкость легких (ФЖЕЛ), ОФВ1, ОФВ1/ЖЕЛ, ОФВ1/ФЖЕЛ, пиковую объемную скорость выдоха (ПОСвыд.), максимальную объемную скорость воздуха на уровне выдоха 25% ФЖЕЛ (МОС25), максимальную объемную скорость воздуха на уровне выдоха 50% ФЖЕЛ (МОС50), максимальную объемную скорость воздуха на уровне выдоха 75% ФЖЕЛ (МОС75), среднюю объемную скорость воздуха за период выдоха от 25 до 75% ФЖЕЛ (СОС25—75), максимальную вентиляцию легких (МВЛ), а также проводили бронходилатационный тест с b2-агонистом короткого действия.

Концентрацию цитокинов IFN-g и IL-4 определяли в сыворотке крови методом иммуноферментного анализа (ИФА) с использованием тест-систем «Интерлейкин-4-ИФА-Бест» и «Гамма-интерферон-ИФА-Бест» («Вектор-Бест», Россия) в соответствии с рекомендациями фирмы-производителя.

Определение уровней Т-лимфоцитов (CD3+), Т-лимфоцитов-хелперов (CD4+), цитотоксических Т-лимфоцитов (CD8+), естественных киллерных клеток (CD16+, CD3-CD8+), естественных киллерных клеток с фенотипом Т-лимфоцитов (CD3+CD16+), активированных клеток (CD25+), естественных регуляторных Т-клеток (CD4+CD25hi) осуществляли методом прямой иммунофлюоресценции на проточном цитофлюориметре «FACScan» («Becton Dickinson», США) [9]. Материалом для исследования являлась венозная кровь, которую забирали у больных БА и у здоровых лиц в утреннее время натощак в пробирки с гепарином (из расчета 20 ЕД на 1 мл крови). Для идентификации поверхностных маркеров применяли поверхностные антигенспецифичные моноклональные антитела («Beckman Coulter», США) к дифференцировочным клеточным антигенам, конъюгированные с флюорохромами фико­эритрином (PE), фикоэритрин-цианином 5 (PС5) и флюоресцеин изотиоцианатом (FITC). Естественные регуляторные Т-клетки определялись как фракция лимфоцитов CD4+CD25+ с высоким уровнем экспрессии CD25 (клетки CD4+CD25hi). Для изотипического контроля применяли подкласс иммуноглобулинов IgG1-РЕ/IgG1-РС5/IgG1-FITC («Beckman Coulter», США). Популяции и субпопуляции лимфоцитов оценивали в гейте лимфоцитов. В пробе анализировали не менее 30 000 клеток. Учет и анализ данных проводили в автоматическом режиме с использованием программы «CELLQuest». Иммунорегуляторный индекс (ИРИ) определяли по соотношению Т-хелперов/цитотоксических Т-лимфоцитов (CD4+/CD8+). Абсолютное количество лимфоцитов, несущих соответствующие маркеры, в 1 мкл крови рассчитывали относительно абсолютного числа всех лимфоцитов, принимаемого за 100%. Абсолютное количество естественных регуляторных Т-клеток (CD4+CD25hi) в 1 мкл крови рассчитывали относительно абсолютного числа лимфоцитов CD4+, принимаемого за 100%.

Статистическую обработку данных выполняли с использованием пакета прикладных программ STATISTICA 6.0 («StatSoft, Inc.», США). К количественным признакам, имеющим нормальное распределение (критерий Шапиро—Уилка, Р>0,05), при равенстве дисперсий распределений (критерий Левена, Р>0,05) применяли параметрические методы и использовали параметрический однофакторный дисперсионный анализ. К количественным признакам, имеющим распределение, отличное от нормального (критерий Шапиро—Уилка, Р<0,05), а также к качественным (порядковым или номинальным) признакам применяли непараметрические методы и использовали критерии Краскела—Уоллиса и Манна—Уитни. Для сравнения групп по качественному признаку использовали двусторонний точный критерий Фишера и анализ таблиц сопряженности с использованием критерия c2 Пирсона. Для анализа взаимосвязи количественного и качественного признака, а также количественных признаков, имеющих распределение, отличное от нормального, использовали непараметрический корреляционный метод Спирмена. Значения показателей приводятся как среднее значение ± стандартное отклонение (М±s) для величин признаков, подчиняющихся нормальному распределению, и как медиана (Ме 25—75%) для значений, не подчиняющихся нормальному распределению. За критический уровень статистической значимости принимали 95% вероятность безошибочного прогноза (Р<0,05) [10].

Р е з у л ь т а т ы и о б с у ж д е н и е

При сравнении групп больных по форме БА (анализ таблиц сопряженности с использованием критерия c2 Пирсона, Р=0,145) и базисной терапии (критерий Манна—Уитни в обратном применении, Р=0,112) статистически значимых различий выявлено не было. Статистически значимые различия (критерий Краскела—Уоллиса) получены по длительности заболевания (Р=0,026) и выраженности клинических симптомов (Р<0,001). Исходя из этого были проведены парные сравнения групп по этим параметрам с использованием критерия Манна—Уитни, выявившие статистически значимые различия.

Характеристика групп больных с разными уровнями контроля над БА и группы практически здоровых лиц представлена в табл. 1.

Группы различались также по частоте приема комбинированной базисной терапии (критерий Манна—Уитни в обратном применении, Р=0,018) и суточной дозе ИГКС (критерий Краскела—Уоллиса, Р=0,012). Количество больных с контролируемой БА, принимавших комбинированную терапию, было ниже (двусторонний точный критерий Фишера), чем больных с частично контролируемой (Р=0,035) и неконтролируемой (Р=0,015) БА. Суточная доза ИГКС в группе больных с контролируемой БА была ниже, чем в группе больных с неконтролируемой (критерий Манна—Уитни, Р=0,010) БА. Статистически значимых различий по частоте приема комбинированной базисной терапии (двусторонний точный критерий Фишера, Р=1,0) и суточной дозе ИГКС (критерий Манна—Уитни, Р=0,097) между группами больных с частично контролируемой и неконтролируемой БА не получено.

При сравнении показателей ФВД в исследуемых группах были выявлены статистически значимые различия по ФЖЕЛ, ОФВ1, ОФВ1/ЖЕЛ, ОФВ1/ФЖЕЛ, МОС75 (критерий Краскела—Уоллиса, Р<0,001), а также по ЖЕЛ, ПОСвыд., МОС25, МОС50, СОС25—75, МВЛ (параметрический дисперсионный анализ, Р<0,001), далее были проведены апостериорные сравнения средних (критерий Шеффе) для ЖЕЛ, ПОСвыд., МОС25, МОС50, СОС25—75, МВЛ и парные сравнения групп по остальным показателям с использованием критерия Манна—Уитни.

01-jan-tabl1

Результаты оценки показателей ФВД практически здоровых лиц и больных БА с разными уровнями конт­роля над заболеванием представлены в табл. 2.

При сравнении показателей системы иммунитета в исследуемых группах выявлены статистически значимые различия по относительному количеству естественных регуляторных Т-клеток (CD4+CD25hi) (параметрический однофакторный дисперсионный анализ, Р<0,001) и активированных клеток (СД25+) (критерий Краскела—Уоллиса, Р<0,001), а также по абсолютному количеству клеток CD4+CD25hi (медианный тест, Р=0,033). Были проведены апостериорные сравнения средних для клеток CD4+CD25hi (критерий Шеффе) и парные сравнения групп по относительному количеству клеток СД25+ и абсолютному количеству клеток CD4+CD25hi с использованием критерия Манна—Уитни, выявившие статистически значимые различия по этим показателям (табл. 3).

Результаты оценки показателей клеточного иммунитета у практически здоровых лиц и у больных БА с разными уровнями контроля над заболеванием представлены в табл. 3.

Хорошо видно, что отличительной особенностью неконтролируемой БА является снижение процентного содержания естественных регуляторных Т-клеток (CD4+CD25hi) по сравнению с таковыми при частично контролируемой и контролируемой БА, а также снижение их процентного содержания и абсолютного количества по сравнению с таковыми в группе контроля (рис. 1) и повышение процентного содержания активированных клеток (СД25+) по сравнению с таковыми у пациентов с контролируемой БА и в группе контроля. Для частично контролируемой БА характерно повышение процентного содержания активированных клеток (СД25+) при отсутствии статистически значимых различий по уровню естественных регуляторных Т-клеток (CD4+CD25hi) по сравнению с данными показателями при контролируемой БА и в группе контроля. Пациенты с контролируемой БА характеризуются отсутствием статистически значимых различий по уровню клеток CD4+CD25hi и СД25+ от группы практически здоровых лиц. Статистически значимых различий по ИРИ, количеству лимфоцитов CD3+, CD4+, CD8+, естественных киллерных клеток (CD16+, CD3-CD8+, CD3+CD16+) в периферической крови практически здоровых лиц и больных БА с разными уровнями контроля над заболеванием выявлено не было.

Функциональную активность Т-лимфоцитов-хелперов 1-го и 2-го типов отражают уровни секретируемых ими цитокинов. Главными цитокинами Th1 являются IFN-g, a-фактор некроза опухоли (TNF-a), IL-2. Основными цитокинами Th2 служат IL-4, IL-5, IL-6, IL-10, IL-13 [3]. Цитокины, продуцируемые Th1- и Th2-клетками, оказывают взаимоингибирующее действие на клетки альтернативного фенотипа: IFN-g подавляет пролиферацию и функции Th2-клеток, тогда как IL-4, IL-10 — Th1-клеток [3]. Для БА характерно нарушение соотношения Th1- и Th2-лимфоцитов, приводящее к поляризации Th2-клеток и усиленному синтезу ими цитокинов IL-4, IL-5, IL-9, IL-10, IL-13, которые подавляют пролиферацию
Th1-клеток и их функции [2—4]. Характерное для аллергического воспалительного поражения дыхательных путей нарушение профиля цитокинов можно выявить в бронхоальвеолярной лаважной жидкости (БАЛЖ) или, в меньшей степени, в сыворотке крови больных БА [11]. Получение БАЛЖ связано с необходимостью проведения многократных диагностических бронхоскопий и ограниченными возможностями стандартизации условий получения материала для повторных исследований. Поэтому материалом для исследования концентрации цитокинов в данной работе была сыворотка крови обследуемых лиц.

01-jan-tabl2

Концентрацию цитокинов IFN-g и IL-4 определяли в сыворотке крови у 15 практически здоровых лиц, у 60 больных БА (20 больных с контролируемой БА, у 20 больных с частично контролируемой БА, 20 больных с неконтролируемой БА). Статистически значимых различий по полу (критерий Манна—Уитни в обратном применении, Р=0,168) и возрасту (параметрический однофакторный дисперсионный анализ, Р=0,639) между группами не было.

01-jan-tabl3

Заслуживают внимания результаты корреляционного анализа по Спирмену, указывающие на сильные обратные корреляционные связи между концентрацией IL-4 и уровнем контроля над БА (r=-0,79; P<0,001; n=60), сильные положительные корреляционные связи между концентрацией IL-4 и выраженностью клинических проявлений БА (r=0,75; P<0,001; n=60), а также на умеренные обратные корреляционные связи между концентрацией IL-4 и ОФВ1 (r=-0,70; P<0,001; n=60). Иначе говоря, повышение концентрации IL-4 совпадало с ухудшением контроля над БА, утяжелением клинической симптоматики и ухудшением показателей бронхиальной проходимости.

01-jan-tabl6

При сравнении уровней цитокинов IFN-g и IL-4 в группах больных БА выявлены статистически значимые различия по IL-4 (критерий Краскела—Уоллиса, Р<0,001), но не по IFN-g (критерий Краскела—Уоллиса, Р=0,189). При проведении парных сравнений групп с применением критерия Манна—Уитни выявлены статистически значимые различия по IL-4.

Результаты оценки концентраций цитокинов IFN-g и IL-4 в сыворотке крови практически здоровых лиц и больных БА с разными уровнями контроля над заболеванием представлены в табл. 4.

У больных с неконтролируемой БА выявлено повышение концентрации IL-4 по сравнению с таковыми при частично контролируемой и контролируемой БА. У больных с частично контролируемой БА концентрация IL-4 превышала таковую в группе больных с контролируемой БА (рис. 2). Статистически значимых различий по уровню IFN-g в группах больных с разными уровнями контроля над БА выявлено не было. У больных с разными уровнями контроля над БА отмечалось повышение концентраций цитокинов IFN-g и IL-4 по сравнению с таковыми в группе практически здоровых лиц, причем преимущественно IL-4.

Отличительной особенностью неконтролируемой БА является снижение процентного содержания естественных регуляторных Т-клеток (CD4+CD25hi) по сравнению с таковыми при частично контролируемой и контролируемой БА, а также снижение их процентного содержания и абсолютного количества по сравнению с таковыми в группе контроля и повышение процентного содержания активированных клеток (СД25+) по сравнению с данными показателями при контролируемой БА и в группе контроля, что сопровождается повышением концентрации IL-4 и отражает активность аллергического воспалительного процесса с преобладанием Тh2-клеток.

Для частично контролируемой БА характерно повышение процентного содержания активированных клеток (СД25+) и концентрации IL-4 по сравнению с таковыми при контролируемой БА и в группе контроля при отсутствии статистически значимых различий по уровню естественных регуляторных Т-клеток (CD4+CD25hi).

Группа лиц с контролируемой БА характеризуется отсутствием статистически значимых различий по уровню клеток CD4+CD25hi и СД25+ от группы практически здоровых лиц и снижением концентрации IL-4 по сравнению с больными с неконтролируемой и с частично контролируемой БА.

Статистически значимых различий по уровню IFN-g в сыворотке крови у больных с разными уровнями контроля над БА выявлено не было.

01-jan-tabl5

У больных БА с разными уровнями контроля над заболеванием отмечается повышение концентраций цитокинов IFN-g и IL-4 по сравнению с данными показателями в группе практически здоровых лиц, причем преимущественно IL-4.

Статистически значимых различий по ИРИ, количеству лимфоцитов CD3+, CD4+, CD8+, естественных киллерных клеток (CD16+, CD3-CD8+, CD3+CD16+) у практически здоровых лиц и у больных БА с разными уровнями контроля над заболеванием выявлено не было.

У здоровых лиц Т-регуляция иммунного ответа обеспечивается за счет сбалансированной функциональной активности Т-лимфоцитов-хелперов 1-го и 2-го типа. Другим Т-регуляторным уровнем являются естественные регуляторные Т-клетки. Главными клетками-мишенями регуляторного действия nТreg-клеток являются клетки CD4+CD25- и CD8+, отвечающие на антиген [12], то есть активированные, однако, очевидно, сильнее проявляется действие nТreg-клеток на те субпопуляции Т-хелперов, функция которых повышена, что обозначается как регулирующее действие клеток CD4+CD25hi на баланс клеток Тh1/Th2 [13]. Так, при БА преимущественно проявляется подавляющее действие клеток CD4+CD25hi на Th2-ответ, вызванный аллергенами [14], поскольку отмечается дисбаланс Тh1/Th2 в сторону увеличения активности Th2, определяемый по изменению спектра основных цитокинов IL-4 и IFN-g и, прежде всего, по увеличению уровня IL-4. Формированию этого дисбаланса способствует уменьшение содержания nТreg-клеток, что согласуется с полученными другими авторами данными о способности nТreg-клеток подавлять аллергические процессы.

Так, в экспериментальной модели БА введение регуляторных клеток CD4+CD25+ Foxp3+, индуцированных трансформирующим b-фактором роста (TGF-b), предотвращало развитие патологии у мышей, сенсибилизированных клещевыми аллергенами [15]. Наоборот, уменьшение содержания nТreg-клеток вызывало накопление Тh2-клеток, индуцирующих эозинофильное воспаление дыхательных путей [16]. В пользу способности nTreg-клеток предотвращать аллергию свидетельствует работа, выполненная М. R. Karlsson и соавт. у детей с аллергией к коровьему молоку [17]. У детей, которые «переросли» аллергию и утратили гиперчувствительность к b-лактоглобулину, выявлено большее число nТreg-клеток в крови, чем у тех, у кого сохранялась клинически активная аллергия. Повышенное количество nTreg-клеток соответствовало сниженным in vitro пролиферативным ответам Т-клеток на пищевой аллерген b-лактоглобулин, но не пролиферативным ответам на поликлональную стимуляцию, указывая на присутствие аллерген­специфичных nTreg-клеток. Результаты выполненных работ указывают на потенциальную роль nTreg-клеток в спонтанном изменении течения БА и других аллергических заболеваний.

Данные исследования впервые демонстрируют взаимосвязь уровней контроля над БА с состоянием Т-регуляторного звена иммунной системы, показывая, что чем ниже количество nTreg-клеток в крови, тем хуже контролируется заболевание. Эти результаты, с точки зрения наличия и выраженности нарушений Т-регуляции, еще раз указывают на необходимость проведения дифференцированной базисной (поддерживающей) терапии, особенно при частично контролируемом и неконтролируемом течении БА, поскольку противовоспалительный эффект ГКС связан с их ингибирующим действием на клетки воспаления и их медиаторы, включая продукцию цитокинов, с одной стороны, и повышением экспрессии гена FOXP3, с которым связана супрессорная активность естественных регуляторных Т-клеток, с другой, что рассматривается как один из механизмов терапевтического действия ГКС [18, 19]. Имеются также данные о возможности развития nTreg-клеток на периферии иммунной системы из клеток CD4+CD25- под действием специфических условий или сигналов, одним из которых является воздействие ГКС [18].

В ы в о д ы

1. Установлены особенности состояния Т-регуляторного звена иммунной системы у больных БА с разными уровнями контроля над заболеванием:

— при неконтролируемом течении БА отмечается дисбаланс Т-регуляции иммунного ответа, проявляющийся снижением содержания в крови естественных регуляторных Т-клеток (CD4+CD25hi), повышением количества активированных клеток (СД25+) и концентрации IL-4;

— для частично контролируемой БА характерно повышение процентного содержания СД25+-клеток и концентрации IL-4 при отсутствии статистически значимых различий по уровню клеток CD4+CD25hi по сравнению с контролируемой БА и в группе контроля;

— контролируемая БА характеризуется отсутствием статистически значимых различий по уровню клеток CD4+CD25hi и СД25+ от таковых в группе контроля и снижением концентрации IL-4 по сравнению с неконт­ролируемой и частично контролируемой БА.

2. Установлена взаимосвязь уровней контроля над БА с количеством естественных регуляторных Т-клеток: чем ниже количество nTreg-клеток в крови, тем хуже контролируется заболевание.

3. Степень дисбаланса Тh1/Тh2 с преобладанием активности Тh2-клеток у больных БА, определяемая по уровням IL-4 и IFN-g в сыворотке крови, находится в обратной зависимости от содержания естественных регуляторных Т-клеток в периферической крови.

4. Естественные регуляторные Т-клетки через конт­роль баланса Тh1/Тh2 могут играть роль в достижении и поддержании контроля над БА. Данное предположение представляет собой новый взгляд на инициацию и прогрессирование БА и аллергических заболеваний.

Л И Т Е Р А Т У Р А

1. Глобальная стратегия лечения и профилактики бронхиальной астмы (GINA): Пересмотр 2006 г. / Под ред. А. Г. Чучалина— М., 2007.

2. Потапнев М. П., Печковский Д. В. // Пульмонология.— 1997.— № 3.— С. 74—81.

3. Медуницын Н. В. // Иммунология.— 1999.— № 5.— С. 5—9.

4. Larche M., Robinson D. C., Kay A. B. // J. Allergy Clin. Immunol.— 2003.— Vol. 111.— P. 450—463.

5. Ярилин А. А., Донецкова А. Д. // Иммунология.— 2006.—№ 3.— С. 176—188.

6. Piccirillo C. A., Shevach E. M. // Semin. Immunol.— 2004.— Vol. 16.— P. 81—88.

7. Sakaguchi S. // Annu. Rev. Immunol.— 2004.— Vol. 22.— P. 531—562.

8. Baecher-Allan C., Wolf E., Hafler D. A. // Clin. Immunol.— 2005.— Vol. 115.— P. 10—18.

9. Применение проточной цитометрии для оценки функциональной активности иммунной системы человека: Пособие для врачей-лаборантов / Сост. Б. В. Пинегин, А. А. Ярилин, А. В. Симонова и др.— М., 2001.

10. Реброва О. Ю. Статистический анализ медицинских данных. Применение пакета прикладных программ Statistica.— М., 2002.

11. Bousguet J., Van Vyve T., Chanez P. et al. // Allergy.— 1989.— Vol. 7.— P. 145—173.

12. Nishikawa H., Kato T., Tawara I. et al. // J. Exp. Med.— 2005.— Vol. 201.— P. 681—686.

13. Nelson H. S. // J. Allergy Clin. Immunol.— 2004.— Vol. 113.— P. 635—642.

14. Robinson D. S. // Thorax.— 2004.— Vol. 59.— P. 640—643.

15. Chen W., Jin W., Hardegen N. et al. // J. Exp. Med.— 2003.— Vol. 198.— P. 1875—1886.

16. Jaffar Z., Sivacuru T., Roberts K. // J. Immunol.— 2004.— Vol. 172.— P. 3842—3849.

17. Karlsson M. R., Rugtveit J., Brandtzaeg P. // J. Exp. Med.— 2004.— Vol. 199.—P. 1679—1688.

18. Karagiannidis C., Akdis M., Holopainen P. et al. // J. Allergy Clin. Immunol.— 2004.— Vol. 114.— P. 1425—1433.

19. Fontenot J. D., Rasmussen J. P., Williams L. M. et al. // Immunity.— 2005.— Vol. 22.— P. 329—341.

Поступила 23.02.09.

  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси