Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Сравнительная характеристика ультразвуковых размеров щитовидной железы у детей Беларуси в 1996—1997 гг. и 2012—2013 гг.

В 2012—2013 гг. проводилось ультразвуковое исследование щитовидной железы и определение уровня экскреции йода у 1034 детей в возрасте 6—12 лет (537девочек и 497 мальчиков). Полученные результаты сравнивали с размерами железы и показателями йодурии у 5692 детей (2841 девочка, 2851 мальчик), обследованных в 1996—1997 гг.
У детей Беларуси установлено изменение показателей йодурии с 42,1 [24,3; 78,3] мкг/л, по данным 1996— 1997 гг., до 242,7 [210,0; 375,0] мкг/л в 2012—2013 гг. (р<0,00001). Зарегистрировали уменьшение среднего объема железы у детей с концентрацией йода в моче более 100 мкг/л с 5,71±2,33 см3 до 4,75±1,90 см3, а также у детей с экскрецией йода менее 100мкг/л с 6,51±2,75см3 до 5,07±1,89см3. По данным 1996—1997гг., определили статистически значимые различия (на 0,9±0,03 см3, р<0,00001) в тиреоидном объеме между детьми с дефицитом йода и достаточной обеспеченностью микроэлементом. В 2012—2013 гг. эти различия отсутствовали.

Вариабельность размеров щитовидной железы у детей в 1996—1997 гг. составила 7,3 против 3,4 в 2012—2013 гг. Выявлено снижение верхней границы (97-я перцентиль) референтной нормы у детей с нормальной йодурией после 1996—1997 гг. Вто же время у 15,6±0,26% школьников, по данным исследования 2012—2013 гг., установлены дефицитарные уровни экскреции йода преимущественно легкой степени, а превышение размера железы более 97-й перцентили— только у 3,5±0,06% из них.

Полученные данные указывают, что ранее принятые эталонные размеры ЩЖ для школьников Беларуси не соответствуют произошедшим в популяции изменениям и являются завышенными, что делает необходимым пересмотр нормативных значений.

Оценка объема щитовидной железы (ЩЖ) представляет постоянный интерес вследствие его изменения при тиреоидной патологии различного генеза, а также как один из критериев тяжести йодного дефицита. Особую важность приобретает ультразвуковое исследование ЩЖ в регионах с умеренным и легкой степени йодным дефицитом, когда пальпаторный метод имеет малое диагностическое значение и низкую специфичность. Установление размера железы у конкретного ребенка проводится путем замеров и сравнения с таковым у детей, не имеющих йодного дефицита [29, 30]. Величины нормальных возрастных объемов ЩЖ у детей с достаточной обеспеченностью йодом, установленные методом сонографии, отличаются между собой в разных странах [9, 10, 21, 22]. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) на основании обследования детей школьного возраста европейских государств разработала для оценки зоба нормативы тиреоидных размеров, которые неоднократно претерпевали изменения [9, 13, 15, 29]. Среди причин различий нормативных показателей определяли такие факторы погрешности, как: характеристика ультразвуковых аппаратов, техника измерений, включение в объем перешейка ЩЖ, отсутствие унифицированной методики обследования [9, 15, 25]. Высказано предположение о сохранении влияния остаточного дефицита йода в популяции на тиреодный объем у детей [11, 21].

Территории Беларуси относятся к регионам с недостаточным содержанием йода в почве. С высокой эффективностью с конца 1990-х годов в стране проводятся мероприятия по устранению йодного дефицита в рамках Программы ликвидации йодного дефицита в Беларуси [1, 5]. В республике утверждена методика и используются нормативы для оценки размеров железы у детей методом сонографии [3, 4, 6, 7]. В связи с предположением о сохранении влияния остаточного йодного дефицита на объем ЩЖ представляло интерес динамическое исследование тиреоидных размеров в ходе выполнения государственной программы у детей 6—12 лет как в возрастной группе, рекомендуемой ВОЗ для оценки йодной недостаточности.

Контактная информация:
Хмара Ирина Марковна.
Республиканский центр медицинской реабилитации. 220114, г. Минск, ул. Макаенка, 17; сл. тел. (8-017) 263-97-70.

Конфликт интересов отсутствует.

  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси