Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Эффективное лечение гипертонических кризов

Артериальная гипертензия — наиболее распространенное заболевание среди болезней системы кровообращения, причем существует в двух ипостасях: как самостоятельное заболевание и как фактор риска развития патологии системы кровообращения. Несмотря на то что тема хорошо известна и представлена в литературе, нельзя сказать, что все вопросы (начиная с этиологии и заканчивая эффективностью методов лечения) решены. Участники круглого стола под председательством академика А. Г. Мрочека в редакции журнала «Здравоохранение» попытались акцентировать внимание на некоторых аспектах.

А. Г. Мрочек, директор РНПЦ «Кардиология», главный внештатный кардиолог Минздрава Республики Беларусь, доктор медицинских наук, профессор, академик НАН Беларуси:

— Ежегодные международные съезды, конгрессы, крупные форумы посвящены вопросам изучения артериальной гипертензии. Данная патология входит в смежные дисциплины, является краеугольным камнем, лежащим в основе патофизиологии многих заболеваний.

Нам предстоит определить, что мы будем лечить, насколько эффективны традиционные методы терапии и снижения артериального давления в целом. Что лежит в основе формирования артериальной гипертензии, почему связывают невнимательное отношение к своему здоровью с цифрами заболеваемости и смертности?

Н. Л. Цапаева, профессор 3-й кафедры внутренних болезней БГМУ, доктор медицинских наук:

— По данным 2009 г., в структуре болезней системы кровообращения на долю гипертонического криза приходится 43%, с ним могут конкурировать лишь нестабильная стенокардия, острый коронарный синдром. В Беларуси, как и в странах СНГ, да и во всем мире, выявляемость артериальной гипертензии далеко не на первом месте. После аварии на Чернобыльской АЭС увеличение числа людей с повышенным артериальным давлением связывали с последствиями катастрофы, что на самом деле было обусловлено особым вниманием со стороны медиков.

Активное выявление пациентов определяет выработку адекватных подходов к лечению артериальной гипертензии. Нужно учитывать все этиологические факторы, акцентировать внимание на стрессе (в зарубежной литературе информационный стресс является основным фактором риска), на фоне которого происходит повреждение эндотелия, формирование патогенетических механизмов. Грамотный подход и обучение медицинского персонала всех звеньев здравоохранения и населения внесет свою лепту и сделает борьбу успешной.

А. Г. Мрочек:

— Существует мнение, что примерно 30% популяции генетически склонны к развитию артериальной гипертензии. Стрессы, эмоциональное напряжение, табакокурение, несомненно, ухудшают прогнозы. Как вы считаете, можно ли победить артериальную гипертензию в целом?

Т. А. Нечесова, зав. лабораторией артериальной гипертензии РНПЦ «Кардиология», кандидат медицинских наук:

— По прогнозам европейских экспертов, в странах Европы, Африки, Азии, Латинской и Северной Америки к 2025 г. ожидается рост числа людей с повышенным артериальным давлением на 24%. Более того, зарубежные коллеги каждые 5 лет анализируют, каковы медицинские успехи в борьбе с факторами риска. По данным европейского исследования EUROASPIRE, мероприятия по снижению доли курильщиков среди населения оставались неэффективными до тех пор, пока не ввели меры жесткого контроля (запреты и штрафы размером в 300 евро).

Применение современных липидоснижающих препаратов позволило значительно снизить (с 84 до 27%) уровень общего холестерина среди населения, что медики признают своей заслугой. Но по-прежнему статистику по артериальной гипертензии омрачают 2 фактора риска: ожирение и сахарный диабет 2-го типа, поэтому вполне закономерно ожидать рост числа гипертоников. Главное помнить, что артериальная гипертензия управляема, заболевание можно взять под контроль, если пациент согласен, чтобы врачи помогли научиться управлять болезнью и поведением.

Т. В. Мохорт, зав. кафедрой эндокринологии БГМУ, доктор медицинских наук, профессор:

— Ожирение, метаболический синдром, инсулинорезистентность и ассоциированный с ней не столько сахарный диабет, сколько артериальная гипертензия, имеют общие корни: сказываются психоэмоциональные нагрузки, которые испытывает современный человек, доступность высококалорийного питания и лимитирование физической активности.

Если рассматривать вопрос в данном контексте, то понимаешь, что ни с ожирением, ни с артериальной гипертензией, ни с сахарным диабетом 2-го типа ни одно общество не справится, если оно не будет придерживаться принципов здорового образа жизни. Нужна активная государственная политика в области здравоохранения, направленная на профилактику этих факторов риска. Необходимо исключить из рациона детей и молодежи фастфуд, реклама которого уже проникла глубоко в головной мозг современного человека. Поможет политика, направленная на коррекцию цен, пропаганду здорового питания и физической активности.

Еще один фактор риска развития артериальной гипертензии — чрезмерное употребление соли. Учеными всего мира уже доказано, что снижение потребления соли способствует нормализации артериального давления, сокращает частоту гипертонических кризов, что в конечном итоге сохраняет жизнь человеку.

Е. О. Зайцев, руководитель Странового офиса ВОЗ в Беларуси:

— Европейские исследователи считают, что социальные факторы серьезно влияют на здоровье человека. На данный момент корреляция абсолютно очевидна: чем выше социальный статус, тем лучше состояние здоровья.

Здоровье зависит от многих факторов, включая образование человека, его доход, образ жизни, условия проживания и работы, семейные обстоятельства, которые по определению находятся вне сектора здравоохранения. Успех любой системы здравоохранения — достижение лучших показателей здоровья в межсекторальном тесном взаимодействии, включая как государственные структуры, так и неправительственные организации. Настоятельная рекомендация ВОЗ: система здравоохранения должна пытаться координировать межсекторальное взаимодействие. Частным примером такового может служить взаимодействие по минимизации одного из факторов риска развития артериальной гипертензии — чрезмерное потребление соли.

Большинство людей не знают, сколько соли можно употреблять ежедневно — порядка 5 г, то есть не более 1 ч. л. в день. Правда, очень трудно вести подсчет, поскольку большая часть соли (около 75%) в наш рацион поступает посредством купленных в магазине продуктов питания (сыры, колбасы). Какие действия возможны? Есть опыт Финляндии и Великобритании, где обязали производителей продуктов питания маркировать продукцию в цвета светофора: красный цвет обозначает повышенное содержание соли, желтый — пограничное, зеленый — допустимое. Такое правило заставляет производителя снижать уровень соли и других ингредиентов. Инициаторами и координаторами этих инициатив выступали системы здравоохранения в тесном взаимодействии с представителями законодательной системы, пищевой промышленности и неправительственных организаций.

Если говорить о двух других важных факторах риска развития артериальной гипертензии, то можно констатировать факт, что во многих странах успешно борются с табакокурением и злоупотреблением алкоголя: высокие цены существенно снижают процент курильщиков среди населения и уровень потребления спиртных напитков. Другие меры ограничения (уменьшение мест и сокращение времени продажи алкогольных напитков) также помогают контролировать употребление алкоголя. В нашей республике табак и спиртные напитки остаются по-прежнему доступными. Беларусь, к сожалению, входит в десятку стран с наиболее высоким уровнем потребления алкоголя в мире.

В Европе распространена практика «быстрого совета» на уровне первичного звена, когда на приеме врач с помощью нескольких заданных вопросов определяет, есть ли у человека проблемы с употреблением алкоголя. Зачастую люди просто не знают, где граница… Получив «быстрый совет» врача, многие готовы изменить свое поведение. Если прием алкоголя уже представляет глубокую проблему, действует другой алгоритм, намного сложнее, но именно первое интервью пациента поможет сделать первые шаги и изменить ситуацию, в том числе в нашей стране.

А. Г. Мрочек:

— Если табакокурение является абсолютным фактором риска в развитии не только сердечно-сосудистых заболеваний, но и другой патологии, в том числе онкологической, то по поводу других факторов риска можно поспорить. К примеру, не так уже много солезависимых форм артериальной гипертензии. Но нужно помнить о том, что недостаток соли в организме может вызвать и другие проблемы.

Несколько слов по поводу алкоголя. Во Франции, самой пьющей стране, количество болезней системы кровообращения существенно уступает заболеваемости, скажем, в нашей республике.

Интересно, когда чаще с гипертоническим кризом поступают пациенты, имеющие хронические формы артериальной гипертензии? Существует ли связь со сменой погоды, временем года или праздниками?

А. Е. Жинко, главный врач Городской станции скорой помощи Минска:

— Пациенты с артериальной гипертензией поступают с утра до вечера, и с вечера до утра, одним словом, круглые сутки. Несколько выделяются праздники и выходные дни, когда в целом растет обращаемость за медицинской помощью. Правда, нельзя проводить четкую связь между приемом алкоголя и госпитализацией с гипертоническим кризом. По статистике, 12—15% поступивших в клинику —  в состоянии алкогольного опьянения, причем не всегда госпитализированных по поводу повышенного артериального давления. По данным 2012 г., гипертонический криз стал причиной 47% от всех вызовов бригад скорой помощи в республике, в Минске — в 40% случаев. Для сравнения, в структуре вызовов бригад скорой помощи острый коронарный синдром занимает около 8%, инфаркт миокарда — 0,8%.

А. Г. Мрочек:

— Какие задачи стоят перед медиками? Можно ли исправить ситуацию? На что следует направить лечение в первую очередь? Чем грозит повышенное артериальное давление?

Е. Л. Трисветова, профессор 2-й кафедры внутренних болезней БГМУ, доктор медицинских наук:

— Вначале остановлюсь на вопросах образованности пациентов. К сожалению, не все люди интересуются и информированы о состоянии своего здоровья. В стационаре то и дело слышишь: не попал бы в больницу — не знал бы, что столько болезней, жилось бы легче. Подобное неграмотное отношение к своему здоровью порождает пренебрежение к его сохранению и, в случае необходимости применения лекарственных препаратов, снижает приверженность пациента лечению. Думаю, активное продвижение популярных знаний и расшифровка понятия «культура здоровья» с помощью образовательных программ для населения, повышение мотивации человека к сохранению здоровья действительно будут эффективными средствами борьбы с болезнями. Каждый пациент, знающий о факторах риска развития осложнений, постарается избежать ситуаций, ухудшающих состояние его здоровья. Умение предупредить сердечно-сосудистые события при артериальной гипертензии позволит снизить риск развития гипертонического криза и частоту ургентных состояний.

В течение 45—50 лет создавалась доказательная база по артериальной гипертензии и сегодня очевидно, что достижение целевого уровня артериального давления возможно и необходимо для предотвращения поражения или прогрессирования изменений органов-мишеней. Созданы эффективные разноплановые по механизмам действия антигипертензивные препараты, применение которых в виде монотерапии или комбинаций снижает риск развития сердечно-сосудистых событий у пациентов с артериальной гипертензией.

Т. В. Мохорт:

— Для пациентов с сахарным диабетом особенно актуальна профилактика гипертонического криза — таким образом мы снижаем скорость прогрессии нефропатии, ретинопатии, сердечно-сосудистой патологии, защищаем органы-мишени, которые подвергаются атаке при повышенном артериальном давлении.

Если пациенты комплаентно выполняют рекомендации адекватно подобранной антигипертензивной терапии, то не будет такого количества случаев гипертонического криза, которое регистрируется в нашей стране. Корреляция должна быть — однозначно.

А. Г. Мрочек:

— Если выйти за рамки студенческого определения, какое патофизиологическое значение имеет гипертонический криз?

Е. Л. Трисветова:

— Понятие гипертонического криза — дискуссионный вопрос, существует масса определений. Гипертонический криз характеризуется внезапным повышением артериального давления до индивидуально высоких величин, сопровождается признаками ухудшения мозгового, коронарного, почечного кровообращения, а также выраженной вегетативной симптоматикой. В целом, это несвойственное для конкретного человека повышение артериального давления, которое приводит к развитию клинических симптомов. Не стоит ориентироваться на конкретные цифры, поскольку сердечно-сосудистые осложнения могут развиться у одного пациента при 150/110 мм рт. ст., а у другого при 200/160 мм рт. ст. криз протекает без осложнений.

Диагностика гипертонического криза весьма сложна, врачам скорой помощи и приемных отделений приходится ориентироваться не на цифры, а на субъективные ощущения и состояние органов-мишеней пациентов.

А. Г. Мрочек:

— Задавая такой каверзный вопрос, хотел акцентировать внимание на тот факт, что величина артериального давления не является основным критерием постановки диагноза. Существуют ли в этом отношении мировые рекомендации?

Т. А. Нечесова:

— По цифрам ученые определились очень условно. Основываясь на принципах доказательной медицины в ходе многоцентровых рандомизированных исследований, остановились на уровне, равном и выше 140/90 мм рт. ст.

В исследовании «HOT» впервые было доказано, что при данном уровне артериального давления достоверно снижается относительный риск развития инсульта и инфаркта. В недавно завершившемся исследовании «Аккорд» эндокринологи показали, что у пациентов с сахарным диабетом 2-го типа артериальное давление 120/80 мм рт. ст. не способствует снижению случаев развития инфаркта миокарда.

В целом понятие гипертонического криза введено не так давно — в 1903 г. Считалось, что в основе состояния лежит спазм периферических сосудов. Отмечу отечественных ученых, внесших большой вклад в изучение артериальной гипертензии: Мясников, Ланг, Сидоренко. Георгий Иванович один из первых в СССР стал говорить о дифференцированном подходе в плане снижения артериального давления. Будучи блестящим клиницистом, он в первую очередь обращал внимание на клиническое течение гипертонического криза, указывал на возможное нарушение перфузии в органах-мишенях при стремительном снижении артериального давления.

Каждый внезапный подъем артериального давления оставляет след: развивается дисфункция эндотелия, затем идет нарушение каскада прессорных и депрессорных систем, ускоряется апоптоз.

С 2010 г. мы перешли на международную классификацию, согласно которой выделяем осложненный и неосложненный гипертонический криз. В любом случае быстрое принятие решения спасет жизнь пациенту. Важно четко разделить потоки: с осложненным гипертоническим кризом госпитализировать в палаты интенсивной терапии или специализированные отделения, лица с неосложненным гипертоническим кризом требуют проведения мероприятий по снижению давления в амбулаторных условиях, где будет осуществляться наблюдение в течение 48 ч.

Академик Г. И. Сидоренко говорил, что под оптимальным давлением следует понимать не цифры, а состояние, когда наблюдается оптимальное функционирование органов-мишеней. До сих пор кардиологи, терапевты и неврологи не могут договориться, до какого уровня снижать артериальное давление людям, перенесшим нарушение мозгового кровообращения. Сейчас в Китае и ряде европейских странах стартует исследование STROKE IN HYPERTENSION OPTIMAL TREATMENT TRIAL, которое поможет ответить на этот вопрос.

Мы не можем также сказать, какой оптимальный уровень артериального давления у людей, перенесших инфаркт миокарда и которые имеют различные модели ремоделирования левого желудочка. В исследовании Н. И. Кузнецовой показано, что при расширении полостей левого желудочка быстрое снижение артериального давления приводит к нарастанию ишемии, особенно если не проведена адекватная реваскуляризация.

Ни в коем случае мы не должны спекулировать понятием «рабочее давление». Сегодня современная гипертензиология преследует основные цели: снижая артериальное давление, защитить органы-мишени, а лучше предупредить их поражение.

Несколько слов скажу в защиту участковой службы. Как показали результаты исследования, опубликованные в European Heart Journal (включено 3 тыс. амбулаторных пациентов нашей республики), 80% обследованных получают комбинированную терапию (в других странах — 87%). Самый сложный момент, о котором предупреждал академик Верещагин, заключается в том, что антигипертензивное лечение само по себе является причиной развития гипертонического криза, нередко и нарушения мозгового кровообращения. Это связано с низкой приверженностью лечению наших пациентов. Практически всем (кроме 11—15%) с помощью адекватно подобранной терапии удается снизить артериальное давление, и часть госпитализированных прекращают принимать препараты, считая, что этого достаточно. Важно сохранить высокую приверженность лечению, только тогда количество госпитализированных в кардиологические и терапевтические отделения уменьшится.

А. Г. Мрочек:

— Лечение гипертонического криза — чрезвычайная задача, поскольку мы рискуем потерять тот или иной орган. Разве все средства хороши?

С. В. Гунич, зав. кардиореанимационным отделением Больницы скорой медицинской помощи Минска:

— Пациенты, госпитализированные с острым коронарным синдромом, инфарктом миокарда, осложненной артериальной гипертензией (развивается острая левожелудочковая недостаточность и отек легких), требуют максимально быстрого принятия решений. Чтобы купировать криз, вводят препараты, которые рекомендовано использовать в экстренной ситуации. Только после стабилизации состояния пациента переводят на комплексную антигипертензивную терапию.

А. Г. Мрочек:

— Какими препаратами мы располагаем? Сернокислая магнезия, дибазол, клофелин… Допустимо ли их использовать для снижения артериального давления?

Т. А. Нечесова:

— Выбор препарата для купирования криза определяется клинической картиной. Решающее значение имеет правильная интерпретация жалоб и симптомов, а не абсолютный уровень артериального давления. Например, при кризе, осложненном расслоением аорты, одна из распространенных ошибок — начинать лечение с нитратов, на фоне приема которых увеличивается частота сердечных сокращений. Начинать следует с b-адреноблокаторов или урапидила, который быстро снижает давление.

Мы до сих пор используем сернокислую магнезию, которая способна вызвать остановку дыхания у пациента. Считаю, что большой пробел в гипертензиологии в том, что до сих пор не было универсального препарата, который можно без опаски использовать бригадам скорой помощи, да и в ежедневной практике для стойкого снижения артериального давления.

В 2012 г. в нашей республике зарегистрирован урапидил, препарат обладающий истинным гибридным антигипертензивным дейсивием; центральная гипотензивная активность сочетается с периферической вазодилатацией.

А. Г. Мрочек:

— Имеет ли смысл делать акцент на ингибиторы АПФ, антагонисты кальция, мочегонные средства? Могут ли они стать препаратами выбора?

Л. Н. Гавриленко, главный внештатный клинический фармаколог Минздрава Республики Беларусь, доцент кафедры клинической фармакологии БГМУ, кандидат медицинских наук:

— В арсенале терапевта и кардиолога в настоящее время разнообразные по механизму действия и фармакологическим характеристикам эффективные антигипертензивные лекарственные средства. Врачи имеют возможность выбора антигипертенгзивного лекарства среди препаратов нейротропного действия (моксонидин), различных фиксированных комбинированных лекарств (например, содержащих антагонисты кальция и ингибиторы АПФ; ингибиторы АПФ или сартаны и диуретики и др.). Ингибиторы АПФ и b-адреноблокаторы надежно заняли свою нишу, появляются инъекционные формы, наблюдается продвижение в группе сартанов, в том числе фиксированных комбинаций.

Необходимо отметить, что официальная статистика не отражает реальную частоту гипертонических кризов. Многие пациенты самостоятельно купируют криз таблетированными формами (сублингвально) каптоприла, клонидина, фуросемида. Без проведения правильно спланированного проспективного фармакоэпидемиологического исследования сложно установить истинную картину частоты «недостижения» целевого артериального давления, комплаентности пациентов назначенному лечению, так как множество лиц с артериальной гипертензией либо не лечатся вовсе, либо лечатся, но не достигают целевых уровней артериального давления, контроль часто остается неадекватным. Также сложно дать и объективную оценку реальной частоты гипертонических кризов, эффективности и безопасности оказания медицинской помощи при кризах.

Препаратов, используемых для купирования гипертонического криза, особенно для парентерального введения, значительно меньше, чем лекарственных средств для контроля артериального давления. Некоторые из них имеют серьезные потенциально опасные побочные эффекты (выраженная артериальная гипотензия и угнетение дыхания при использовании ганглиоблокаторов) и требуют тщательного, нередко продолжительного наблюдения за пациентом.

Отмечу, что врачи в нашей республике работают в разных условиях — в многопрофильных стационарах в столице и участковых больницах, где традиционно применяют для купирования гипертонических кризов дибазол, сернокислую магнезию.

В последние годы активно создаются и внедряются в практику антигипертензивные препараты с многофакторным действием, в частности, воздействующие на разные патогенетические механизмы развития гипертонических кризов и одновременно нейтрализующие активацию контррегулирующих механизмов, таких как рефлекторная тахикардия в ответ на снижение артериального давления. Например, урапидил относится к препаратам, блокирующим постсинаптические b1-адренорецепторы, вследствие чего снижается периферическое сосудистое сопротивление. Наряду с этим, урапидил обладает слабым b-адреноблокирующим действием. Центральное действие препарата заключается в стимуляции серотониновых 5HT1А-рецепторов сосудодвигательного центра продолговатого мозга.

Приказом Министерства здравоохранения Республики Беларусь «Об утверждении республиканского формуляра» 4 марта 2013 г. утвержден первый национальный базовый республиканский формуляр, основанный на принципах доказательной медицины. Формуляр — это список лекарственных средств с доказанной эффективностью, безопасностью и наиболее экономически выгодных с точки зрения расходования бюджетных средств, выделяемых на здравоохранение, утверждаемый Минздравом. Формуляр является основой для формирования перечня основных лекарственных средств и формуляров государственных организаций здравоохранения, как участковых и районных больниц и поликлиник, так и столичных и республиканских учреждений здравоохранения. В группе антигипертензивных препаратов представлена практически вся палитра лекарств по всем фармакологическим классам. Формуляр формировали, исходя из перечня основных лекарственных средств и закупаемых централизованно. Формуляр будет пересматриваться ежегодно и утверждаться Минздравом.

Необходимо обратить внимание специалистов на важность обучения пациентов не только правилам измерения артериального давления, здорового образа жизни, питания, но и оценке действия назначенных препаратов как с точки зрения их эффективности, так и переносимости. Существует проблема безответственного самолечения: игнорирование рекомендаций врача, следование советам фармацевтов в аптеке или иных лиц, что может приводить не только к неэффективному лечению, но и усугублению заболевания, развитию осложнений.

Многие вопросы рационального лечения артериальной гипертензии и комплаентности пациентов назначенному лечению находятся на стыке нескольких дисциплин: кардиологии, клинической фармакологии и фармакогенетики, психотерапии. Важное значение имеют социальный статус, менталитет, а также экономическая (ценовая) доступность назначенной фармакотерапии.

Е. О. Зайцев:

— Аспекты финансовой составляющей затронуты в опубликованном в 2000 г. докладе ВОЗ, в котором описано функционирование системы здравоохранения. Мировому сообществу была предложена следующая философия: любая система здравоохранения имеет перед собой три цели — здоровье населения, финансовая защищенность и отзывчивость к немедицинским потребностям. Во многих странах облегчают финансовую нагрузку для пациентов с артериальной гипертензией, стоимость лекарств входит в пакет государственных гарантий.

А. Г. Мрочек:

— Можно ли назвать страну, которая наиболее эффективно контролирует уровень артериального давления?

Т. А. Нечесова:

— Как оценивается эффективность? Достижение целевого уровня артериального давления определяют по-разному: в нашей республике — по амбулаторным картам пациентов, находящихся на диспансерном учете, и по количеству осложнений артериальной гипертензии, во многих государствах проводят эпидемиологические исследования. Результаты эпидемиологического наблюдения в 22 странах (INTERSTROKE) показали, что артериальная гипертензия — наиболее важный фактор развития инсульта, а эффективный контроль артериального давления — путь к снижению острых нарушений мозгового кровообращения.

Так, в 2000 г. США доложили, что за 18 лет им удалось снизить количество нарушений мозгового кровообращения, хотя сегодня они снова обеспокоены ростом числа инсультов у лиц трудоспособного возраста на фоне чрезмерного употребления соли.

Канада в 2010 г. отметила уменьшение смертности от ИБС на 35%, причем в 47% случаев это связано со снижением уровня артериального давления и холестерина, в 43% — благодаря терапевтическим и хирургическим вмешательствам. Нужно также учитывать такой факт, как приверженность лечению: готовность пациентов принимать препараты, эффективность которых клинически доказана, не превышает 40%.

А. Г. Мрочек:

— В Беларуси сегодня широко представлены препараты, которые используются для лечения артериальной гипертензии и купирования гипертонического криза. Порой пациенту, да и доктору нелегко разобраться, какому лекарственному средству отдать предпочтение. Следует ориентироваться на современные препараты, которые поступают на фармацевтический рынок.

Завершая дискуссию, снова прихожу к выводу, что не так все просто и ясно в такой достаточно исследованной патологии, как артериальная гипертензия. Несмотря на изданные многочисленные руководства и рекомендации, проблема остается. Причем она все более обостряется и усугубляется по мере развития общества, становится социально значимой в формировании конечных цифр по демографической безопасности, которую медицина нацелена обеспечивать.

Подготовила Т. Ясевич

  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси