Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Дистрептаза в комплексной терапии хронического бактериального простатита

Хронический простатит является наиболее распространенным урологическим заболеванием, ухудшающим качество жизни мужчин и нередко приводящим к нарушениям половой функции и фертильности. Трудности терапии хронического простатита общеизвестны. Традиционные схемы лечения простатита включают антибактериальные препараты, противовоспалительные средства и средства, улучшающие микроциркуляцию. В последнее время в комплексном лечении хронического простатита актуальность приобретают ферментные препараты, обладающие фибринолитической и протеолитической активностью. В статье приводятся результаты проспективного открытого рандомизированного контролируемого клинического исследования эффективности лекарственного средства «Дистрептаза» в комплексной терапии хронического бактериального простатита.

Хронический простатит (ХП) — наиболее распространенное урологическое заболевание у мужчин, нередко протекающее скрыто и приводящее к нарушениям половой функции и фертильности. Согласно статистическим данным, простатитом болеют 25—40% мужчин, как правило, молодого и среднего, наиболее трудоспособного возраста [1, 2, 6]. Увеличение заболеваемости ХП у мужчин в последние десятилетия отмечается во всех странах мира. Это связано с широким распространением инфекций, передающихся половым путем, малоподвижным образом жизни, влиянием вредных факторов окружающей среды, бесконтрольным применением лекарственных средств, аллергизацией населения и другими факторами [1, 4]. Клиникоиммунологический анализ ХП позволяет констатировать, что это заболевание является хроническим воспалительным процессом, связанным с изменениями местного и системного иммунитета как клеточного, так и гуморального звеньев, факторов неспецифической защиты, с нередко формирующимся вторичным иммунодефицитным состоянием. Имеют значение рост инфекций, передаваемых половым путем, повышение агрессивности флоры, сапрофитирующей в урогенитальной системе, увеличение числа микробных штаммов, обладающих устойчивостью к антибактериальным препаратам [1, 2, 4, 6].

Клинические проявления данного заболевания нередко приобретают медицинскую и социальную значимость. В связи с длительным рецидивирующим течением, многообразием этиологических факторов и патогенетических механизмов развития ХП его лечение представляет значительные трудности. Большинство существующих в настоящее время традиционных методов лечения не обеспечивают необходимого терапевтического эффекта, отрицательно влияют на качество жизни многих пациентов.

Однако развитие современной медицинской науки привело к появлению ряда новых принципов и методов лечения хронического простатита. Каждый из методов имеет свои преимущества и недостатки. При этом использование принципов доказательной медицины при разработке новых методов лечения больных является обязательным. Среди современных методов лечения наиболее эффективными, согласно рекомендациям Национального института здоровья США (National Institute of the Health — NIH), и соответствующими критериям доказательной медицины считаются антибактериальные средства, альфа 1-адреноблокаторы, нестероидные противовоспалительные средства (НПВС), энзимотерапия, иммунотерапия. Требованиям доказательной медицины в полной мере соответствуют только антибактериальные средства, альфа 1-адреноблокаторы и НПВС [1, 4, 7, 8].

Бактериальный ХП, то есть ХП категории II (NIH, 1995), рассматривается как воспалительное заболевание инфекционного генеза с возможным присоединением аутоиммунных нарушений, характеризующееся поражением как паренхиматозной, так и интерстициальной ткани предстательной железы [1, 2]. Относительно механизмов развития абактериального ХП (категория III) всесторонних и достоверных сведений пока не представлено. Начавшись как инфекционно-воспалительный процесс, в последующем ХП может поддерживаться за счет аутоиммунных механизмов. Чаще всего простатит развивается незаметно, на фоне застойных явлений в предстательной железе и протекает как вялотекущий хронический процесс, при котором вначале образуются расширенные полости в глубине железы вследствие закупорки выводящих протоков, а затем наступают рубцово-склеротические изменения. Обращено внимание на изменение у больных простатитом процессов микроциркуляции в железе, гормонального и иммунного статуса, нарушение показателей спермограммы [1, 7].

Трудности терапии ХП общеизвестны. Очевидно, что она должна быть направлена на устранение инфекционного агента, нормализацию иммунного статуса, регрессию воспалительно-пролиферативных изменений и восстановление функциональной активности простаты. Особое внимание в комплексной терапии ХП уделяется улучшению микроциркуляции в предстательной железе и кровообращения в малом тазу [1, 2]. Для восстановления кровообращения в малом тазу и микроциркуляции в простате у больных с ХП патогенетически обосновано применение ферментных препаратов, обладающих фибринолитической активностью. С целью торможения развития и достижения регрессии продуктивного компонента ХП, а также профилактики замещения паренхимы простаты фиброзной тканью наиболее эффективным представляется использование протеолитических ферментых препаратов [3, 5].

В современном арсенале средств для энзимотерапии достойное место занимает препарат «Дистрептаза», который представляет собой уникальный дуэт протеолитического (стрептодорназа) и фибринолитического (стрептокиназа) ферментов. В одном суппозитории содержится 15 000 МЕ стрептокиназы и 1250 МЕ стрептодорназы, а также вспомогательные вещества. Стрептокиназа является сильнейшим из известных в настоящее время активаторов протеолитической системы крови человека ферментов и повсеместно применяется как базовый тромболитический препарат, например, при лечении инфаркта миокарда с рекомендуемой дозой 1 500 000 МЕ. В одном суппозитории дистрептазы содержится доза стрептокиназы в 100 раз меньше, что препятствует системному тромболитическому действию и возникновению кровотечения при применении препарата per rectum. Стрептокиназа обладает фибринолитическим действием ввиду активации проэнзима плазминогена, который под ее воздействием переходит в свою активную форму— плазмин. Последний трансформирует фибринную пленку в растворимую форму, тем самым растворяет ее и сгустки крови.

Стрептодорназа — эндонуклеаза (фермент дезоксирибонуклеаза) — приводит к разрушению ДНК, нуклеотидов и нуклеозидов, в результате чего растворяются «мостики» нуклеопротеинов мертвых и коагулированных клеток, облегчается резорбция поврежденных клеток и олигопротеинов, активизируется фагоцитоз, но при этом не влияет на структуру и функцию живых здоровых клеток. В присутствии стрептокиназы и стрептодорназы значительно возрастает концентрация фагоцитов, улучшается их подвижность, увеличивается процент завершенного фагоцитоза. Таким образом, применение суппозиториев дистрептазы приводит к быстрому лизису лейкоцитарных масс, улучшению кровообращения и микроциркуляции в очаге воспаления, увеличению концентрации антибактериальных и других лекарственных средств в очаге воспаления, быстрой ликвидации инфильтрации, отека и клинических проявлений воспаления, предупреждению развития склеротических процессов [5].

В связи с вышеизложенным представляется весьма интересным изучение клинической эффективности лекарственного средства «Дистрептаза» в комплексной терапии у пациентов с ХП. С этой целью на базе клиники урологии и нефрологии БелМАПО проведено проспективное открытое рандомизированное контролируемое клиническое исследование, в которое были включены 60 пациентов с клинически подтвержденным хроническим бактериальным простатитом.

  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси