Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Борис Яковлевич Эльберт (1890—1963) - основоположник белорусской микробиологической науки

It appears your Web browser is not configured to display PDF files. Download adobe Acrobat or click here to download the PDF file.

Click here to download the PDF file.

Среди плеяды микробиологов и иммунологов Беларуси особняком стоит основоположник белорусской микробиологической науки, заслуженный деятель науки, лауреат Государственной премии, доктор медицинских наук, профессор Борис Яковлевич Эльберт.

Б. Я. Эльберт родился 12(25) декабря 1890 г. в г. Дубно Волынской губернии в семье служащего. В 1909 г. окончил гимназию и в 1910 г. стал студентом медицинского факультета Львовского университета. Летом 1914 г., за месяц до начала первой мировой войны, вернулся на Родину. Один год работал исполняющим обязанности врача в больнице Волынского земства. С 1915 г по 1918 г. был начальником и бактериологом санэпидотрядов Российского общества Красного Креста и одновременно учился в Киевском университете. 30 марта 1918 г. медицинская испытательная комиссия при Киевском университете удостоила Б. Я. Эльберта «Степени лекаря». В 1918 г. он добровольно вступил в Красную Армию и был назначен начальником санбак- лаборатории Киевского военного округа и окружной санитарно-технической станции.

Одновременно заведовал баклабораторией Киевского института усовершенствования врачей. Здесь он выполнил свои первые научные работы и в 1921 г. стал приват-доцентом кафедры бактериологии.

После демобилизации из рядов Красной Армии (1923) Б. Я. Эльберта избрали заведующим кафедрой микробиологии медицинского факультета БГУ, в связи с чем он переехал в Минск. В этом же году его назначили директором Белорусского санитарно-бактериологического института. Кафедра и институт в короткие сроки были укомплектованы кадрами, обеспечены оборудованием, а сотрудники приступили к педагогической и научно-исследовательской деятельности. В 1924 г. он организовал кафедру экспериментальной гигиены и в течение 2 лет читал лекции по этой дисциплине. В этот период Борис Яковлевич активно занимался изучением наиболее распространенных инфекционных заболеваний, разрабатывал методы серологической и бактериологической диагностики склеромы, организовал производство лечебно- диагностических иммунных сывороток, а также дифтерийного анатоксина, начал фундаментальные исследования по склероме и систематике капсульных бактерий, которые впоследствии принесли Б. Я. Эльберту мировую известность. В 1924—1928 гг. он был неоднократно в научных командировках в Вене, Бремене, Париже, Копенгагене, участвовал в международных конгрессах по скарлатине, склероме.

Плодотворная научная, педагогическая и организаторская деятельность Б. Я. Эльберта в Беларуси неожиданно была прервана его необоснованным арестом в 1931 г. и привлечением по делу микробиологов. Он был приговорен к трем годам концентрационного лагеря (впоследствии Указом Верховного Совета СССР судимость была снята). В 1932—1935 гг. Б. Я. Эльберт работал специалистом Бюро особого назначения ОГПУ, в 1935—1937 гг. — профессором, руководителем отделов Биотехнического института Народного комиссариата обороны. В этот период жизни Б. Я. Эльберт совместно с Н. А. Гайским исследовал закономерности туляремийной инфекции, противотуляремийного иммунитета, получил аттенуированный штамм возбудителя туляремии, использованный для получения вакцины против нее.

В 1937 г. Б. Я. Эльберт был освобожден от работы в Биотехническом институте и назначен директором вновь созданного во Фрунзе Киргизского микробиологического института (1937— 1945). В 1939 г. он возглавил работу по организации Киргизского медицинского института и стал его первым директором (1939—1940). В этом же году ему была присуждена ученая степень доктора медицинских наук. С 1940 г. по 1944 г. он заведовал кафедрой микробиологии мединститута и много внимания уделял борьбе с эпидемическими заболеваниями в Киргизии. Деятельность Б. Я. Эльберта в Киргизии была высоко оценена: ему присвоено звание заслуженного деятеля науки Киргизской ССР (1942), он четырежды награжден Почетными грамотами Верховного Совета Киргизии.

В начале 1945 г. Министерство здравоохранения СССР назначило Б. Я. Эльберта заместителем директора Ростовского института эпидемиологии и микробиологии, научным консультантом Ростовского противочумного института и заведующим кафедрой микробиологии местного медицинского института. Здесь он вместе с ростовскими учеными разработал жидкую желточную противотуляремийную вакцину, затем предложил и научно обосновал простой накожный способ ее введения. Иммунизация населения пораженных районов противотуляремийной вакциной накожным методом привела к быстрому прекращению эпидемических вспышек. За работы по созданию живой вакцины и накожного метода иммунизации Б. Я. Эльберт и Н. А. Гайский были удостоены Сталинской премии II степени (1946). В 1945 г. он был награжден орденом «Знак почета», в 1946 г. — медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

В 1948 г. Б. Я. Эльберт вернулся в Минск и возглавил кафедру микробиологии Минского медицинского института (1948—1962). Одновременно он работал научным руководителем Белорусского института эпидемиологии и микробиологии (1948—1949), заведовал лабораторией микробиологии Института теоретической медицины АН БССР (1948—1952), а также руководил кафедрой микробиологии Белорусского государственного университета (1960—1963). В 1950 г. ему повторно было присвоено звание профессора.

Приезд Б. Я. Эльберта в Белоруссию содействовал оживлению научной и организационно- методической деятельности учреждений микробиологического и эпидемиологического профиля, повышению уровня преподавания микробиологии в медицинском институте, качества научных исследований и влияния науки на эффективность борьбы с получившими широкое распространение в период войны и оккупации инфекционными болезнями.

В научном и практическом плане он продолжил изучение проблемы туляремии и особенностей ее природной очаговости в Белоруссии, что позволило усовершенствовать противотуляремийную вакцину и исследовать закономерности вакцинального процесса, охарактеризовать поствакцинальный иммунитет. Под его руководством в республике разворачиваются работы по изучению возбудителя туберкулеза и его устойчивости к химиопрепаратам, проводятся исследования биологических свойств возбудителя дифтерии, изучаются вопросы иммунопрофилактики менингококковой и пневмококковой инфекций.

В связи с регистрацией в Белоруссии крупных вспышек лептоспироза Б. Я. Эльберт провел разносторонние комплексные исследования, в результате которых было установлено наличие природных и антропургических очагов лептоспироза, выявлена этиологическая структура лептоспирозов у людей и животных, механизмы передачи инфекции людям, намечены меры профилактики. Большое внимание он уделял изменчивости микроорганизмов, особенно изменчивости брюшнотифозной и кишечной палочки, дизентирийных микробов и др. Работал над проблемами специфической профилактики детских инфекций, кишечных инфекций.

Велики заслуги Б. Я. Эльберта и в решении теоретических вопросов инфекционной патологии. Известны его обобщающие работы по капсульным бактериям (1930), токсинам и антитоксинам (1937), туляремийной инфекции и противотуляремийному иммунитету (1941), противотуберкулезному иммунитету и аллергии (1946), склеромной инфекции (1957, 1959), изменчивости и эволюции микроорганизмов (1957, 1961). Как отмечают его биографы, Б. Я. Эльберт защищал эволюционное учение Ч. Дарвина, открыто выступал против антинаучных воззрений Т. Д. Лысенко и Т. М. Бошьяна, нападок на классическую генетику и кибернетику, критиковал попытки объяснить всю патологию человека с позиций нервизма и др.

В 1990 г. научная общественность республики отмечала 100-летие со дня рождения профессора Б. Я. Эльберта, в заслушанных на юбилейных конференциях докладах (Н. А. Израитель и соавт., И. Л. Мартиневский, Л. П. Титов и соавт., И. М. Габрилович и др.) дана профессиональная оценка научной и педагогической деятельности этого крупного ученого и большого труженика науки.

Б. Я. Эльберт был замечательным педагогом и талантливым ученым. С 1921 г. и до последних дней жизни неустанно готовил кадры врачей, ассистентов, научных работников, доцентов и профессоров. Его яркие и запоминающиеся лекции отличались всесторонним освещением темы, глубиной, страстностью изложения, красивым и богатым литературным языком и всегда привлекали большую аудиторию не только студентов, но и врачей. Свои лекции он обогащал и дополнял самыми современными сведениями о достижениях микробиологии и смежных дисциплин в СССР и за рубежом. Борис Яковлевич стремился передать своим ученикам богатый опыт исследователя, педагога и лектора. Этой проблеме посвящены его работы: «Некоторые вопросы перестройки высшего медицинского образования» (1959) и «Лекция и ее элементы» (1959). Его богатейший научно-исследовательский и педагогический опыт нашел отражение в написанных им и под его редакцией книгах и руководствах: «Микробы и вирусы» (1960); «Капсульные бактерии» (1950), «Микробиология склеромы» (1954), «Руководство по микробиологии и эпидемиологии» (1957), «Практическое пособие по медицинской микробиологии» (1962), «Микробиология важнейших инфекционных болезней» в 2 томах (1962, 1965), «Основы вирусологии» (1965) и др. Всего им написано более 300 научных работ, в том числе 18 монографий и 5 учебников.

Очень много внимания Б. Я. Эльберт уделял подготовке научных кадров. Он подготовил 37 кандидатов и 4 доктора наук. Его ученики заведовали кафедрами и работали профессорами во многих городах СССР. Эту сторону его деятельности характеризовали привлечение к научной работе практических врачей; подготовка научных кадров на материале практического здравоохранения; творческое содружество с учеными своей и других специальностей из разных центров страны. Он также поддерживал тесные научные связи с представителями видных микробиологических школ Берлина, Варшавы, Копенгагена, Парижа, Познани, Стокгольма, Франкфур- та-на-Майне и др.

Велика и разнообразна общественная деятельность Б. Я. Эльберта. Он был инициатором создания Республиканского научного общества эпидемиологов, микробиологов и инфекционистов, председателем которого был в 1924— 1931 гг. и 1948—1962 гг. Был организатором республиканских, институтских и непременным активным участником союзных и межреспубликанских научных съездов, конференций, симпозиумов и семинаров. Являясь членом бюро медицинской секции при Белорусском обществе «Знание», Борис Яковлевич большое внимание уделял пропаганде медицинских знаний среди медицинской общественности и населения, написал ряд (более 10) популярных брошюр. Активно работал в медицинских изданиях, являясь членом редколлегии таких журналов, как «Беларуская медычная думка», «Здравоохранение Белоруссии», «Микробиология, эпидемиология и иммунобиология». Кроме того, профессор Б. Я. Эльберт был заместителем председателя Общества историков медицины, членом бюро Общества научной связи и дружбы с заграницей и др.

Б. Я. Эльберт умер после тяжелой и продолжительной болезни 19 декабря 1963 г. Похоронен на кладбище «Восточное» в Минске. На памятнике высечены слова Овидия, как нельзя лучше отражающие жизненный подвиг ученого: «Смерть застала его среди трудов».

Огромное трудолюбие, талант педагога и ученого, живой ум, глубокое понимание требований времени счастливо сочетались в нем с открытостью, доброжелательностью и постоянной готовностью помочь стране и людям. Таким он и остается в нашей памяти и в истории науки.

Авторы: Улащик В. С.
  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси