Знать историю

Дорогие коллеги!

 «Наука раскрывается через ее историю» — эта мысль Л. Н. Толстого исключительно справедлива и глубока. История науки — это не только память, архив, но и средство ее активного освоения и развития. Чем меньше ученый замыкается в рамках современных проблем естествознания и углубляется в прошлое, тем больше утрачивает чувство их новизны и начинает видеть, что его предшественники уже занимались решением этих вопросов, нередко давая им правильное общее решение.

В процессе познания природы, с одной стороны, расширяется и конкретизируется представление о наиболее общих закономерностях окружающего мира — это движение исследовательской мысли по большой, главной спирали. С другой стороны, данная спираль познания включает в себя многочисленные малые специализированные спирали, в рамках которых накапливаются новые фактические данные.
И если смотреть на достижения науки исключительно с позиций этих «частных» спиралей, они кажутся совершенно новыми, ничего общего не имеющими с тем, что было достигнуто ранее. Но если эти до­стижения оценить с точки зрения магистрального прогресса науки, то новизна их заметно тускнеет, а иногда и вовсе исчезает. Выявляется идейная подчиненность той или иной «вечной» проблеме, которая, будучи дополнена новыми фактическим данными, делает очередной шаг на пути своего собственного развития.

За последние годы достигнуты огромные успехи в изучении ультраструктурного строения клетки. Для низшей «цитологической» спирали развития — это совершенно новые данные, однако в плане более крупной «организменной» спирали — это лишь новый внутриклеточный аспект старой проблемы о принципах работы любой сложной системы как единого целого. А для философской проблемы взаимоотношения части и целого, единичного и общего — это не более чем еще один повод для ее дальнейшей конкретизации на основе современных данных медико-биологических наук. И так многие частные вопросы
естествознания при анализе в историческом аспекте оказываются имеющими связь с магистральными путями движения исследовательской мысли. Отсюда ошибочность афоризма «новое — это хорошо забытое старое», который произносится с претензией на житейскую мудрость, а на самом деле изобличает человека, не понимающего основных закономерностей развития научной мысли. Если новое только повторяет старое, подобному «новому» есть точное определение — плагиат. Настоящее новое развивает дальше это старое. И тот, кто знает, как трудно сказать в науке действительно новое слово, воздержится от того, чтобы это новое назвать «хорошо забытым старым». Такой подход помогает ученому «всех строже оценить свой труд» и не преувеличивать значение сделанного (Д. С. Саркисов).

Еще одна особенность движения исследовательской мысли — на разных спиралях ее движение происходит с разной скоростью. Она быстро движется по узкоспециализированным спиралям, где происходит накопление первичных данных. Этот процесс в последние годы совершается лавинообразно. Медленнее развивается научная мысль по спирали, на которой производится «сборка» первичных сообщений. Еще больше замедляется движение на уровне крупных общебиологических обобщений. Яркий пример — работы «старых» авторов. Что в них устарело, так это фактические данные, большинство из которых имеет лишь исторический интерес, показывая сколь стремителен прогресс медицины. Это низшая спираль, по которой за прошедшие годы сделано больше всего витков. Но почему мы вновь и вновь обращаемся к этим руководствам, называем их классическими и перечитываем, испытывая эстетическое удовольствие? Во-первых, потому что в рассуждениях наших великих предшественников встречается многое из того, над чем и сейчас упорно бьется наука. Во-вторых, в том, что уже достигнуто наукой, во многом мы видим реализацию их дальновидных предвидений, что не может не восхищать. И третье: свои мысли они умели облекать в блестящую художественную форму. Вспомним произведения Н. И. Пирогова, С. П. Боткина, И. И. Мечникова, К. А. Тимирязева, С. М. Лукьянова, В. И. Вернадского, И. В. Давыдовского, Д. С. Саркисова.

Одно из главных требований методологии науки — изучать предмет или явление в процессе его развития, поэтому каждый исследователь должен быть историком изучаемого вопроса. К сожалению, история медицины не вызывает большого интереса. Именно этим объясняется появление невежественных по существу и авантюристических по форме «теорий» и «концепций», задерживающихся на горизонте науки дольше, чем они этого заслуживают, вскармливающих ложные авторитеты, отнимающих время на дискуссии низкого теоретического уровня и разбавляющих литературу низкопробной макулатурой. Эти «накладные расходы» на науку наносят вред и тормозят ход исследовательской мысли, загромождая и без того сложную дорогу к истине.

  

 Зам. главного редактора

профессор                                                                             Ю. К. Абаев


Автор(ы): Ю. К. Абаев
Медучреждение: Редакция журнала «Здравоохранение», Минск, Беларусь