Средняя продолжительность жизни в развитых странах приближается к своему видовому пределу (90—120 лет). Что дальше?

Абаев Юрий Кафарович

Дорогие коллеги

На наших глазах происходит стремительное старение населения. Полагают, что научно-технический прогресс, привнесший в экономически развитые страны в XX веке комфорт и покой, и далее будет обеспечивать условия, содействующие росту продолжительности жизни человека. Но так ли это?

Говорить о продлении жизни уже в ближайшее время будет весьма проблематично. Во-первых, средняя продолжительность жизни в развитых странах приближается к своему видовому пределу (90—120 лет), во-вторых, эпидемия ожирения существенно задержит этот процесс в ближайшие годы. Но главное — это катастрофическое ухудшение качества первичного здоровья у лиц, рожденных во второй половине XX века.

В прежние времена медицина имела дело с больным человеком, имеющим какое-либо тяжелое заболевание практически в отсутствие средств борьбы с ним. Для лечения использовались методы, в основе которых лежала стимуляция саногенных процессов в организме (кровопускание, кровоотсосные банки, народные средства и т. д.). При этом субъектом медицины был пациент, с момента рождения прошедший естественный отбор, где значительная дет­ская смертность компенсировалась многочисленным деторождением. Достаточно вспомнить С. П. Боткина, имевшего 13 детей, или его отца — купца 1-й гильдии П. К. Боткина, у которого было 25 детей. Медицина прошлого, как правило, имела дело с первично здоровым человеком, поэтому здоровье справедливо рассматривалось как отсутствие болезни.

Сегодня отсутствие болезни уже не является признаком здоровья. В результате успехов медицины и, как следствие, фактически прекращения действия законов эволюции, а также под влиянием социальных, антропогенных и техногенных факторов на человека презумпция первичного здоровья, по существу, потеряла право на существование. Наряду со сверхразвитием техносферы произошла радикальная смена морально-этических установок с так называемых традиционных ценностей (долг, честь, доблесть) на либерально-гедонистические (свобода, наслаждение, деньги).

Во всем этом заложена главная причина снижения качества первичного здоровья. Повсемест­но утверждается феномен «стоп-эволюция», генезис которого включает социальные факторы (коммерциализация медицины, феминизм, сексуальная революция, активизация секс-меньшинств, гендерный дионтогенез, психоэмоциональный стресс), антропогенные и техногенные причины (успехи медицины, изменения в питании, ухудшение качества воды, радиация, электросмог, гиподинамия), а также обстоятельства, влияющие на эволюционный отбор за счет резкого снижения рождаемости, нарушения фертильности и, как следствие, ухудшения врожденных резервов саногенеза и роста «врожденной патогенности», практически отменивших прежние законы существования в природе вида Homo sapiens. Совершилась подмена разума культом информации, распространился массовый китч с уходом в иллюзорный мир, расцвело умение казаться — имидж­мейкерство, произошла подмена энергии воли «энергией» денег и т.д.

Особо следует сказать о снижении рождаемости, так как биологически половое размножение является ключевым базисом эволюции, способствует умножению в поколениях скрытого мутационного резерва, благодаря чему достигается необходимая комбинативная изменчивость, способствующая полноценному отбору и развитию устойчивости надорганизменных систем в изменяющейся среде.

В ближайшем будущем можно ожидать кризис геронтологии, так как феномен ухудшения качества первичного здоровья во второй половине XX и начале XXI века неминуемо приведет к снижению резервов роста продолжительности жизни. Социальная составляющая данной проб­лемы, ее «политизированность», роль общества и внешней среды в физиологии и патологии человека требуют для своего решения широкого междисциплинарного подхода и должны заставить задуматься не только медиков, но и все мировое сообщество


Автор(ы): Абаев Ю. К.