С 1993 года извращения стали провозглашаться нормой (легализация гомосексуализма, однополые браки, гей-парады). То, к чему веками относились с презрением и брезгливостью, выдается за утонченный вкус и изысканные манеры элит

Абаев Юрий Кафарович

Зависимость здоровья от моральных качеств человека известна давно. Люди с высокой нравственностью живут дольше и легче переносят болезни, а там, где во имя тщеславия и вожделений человек губит дух, превращая тело в полигон испытаний, никогда не будет хорошего здоровья. Самодовольство и раздражительность, мнительность и уныние, чревоугодие и любострастие — мощные союзники различных недугов. К сожалению, из понятия «здоровый образ жизни» все больше вытесняется моральная составляющая, а из причин болезней — их нравственная обусловленность.

Влияние нравственности на индивидуальное и социальное здоровье особенно наглядно на примере изменения сексуальных отношений в обществе. Сексуальность в отличие от других функций организма человека тесно связана с моралью. Более того, от нее зависит не только нравственное, психическое и физическое здоровье человека, но и благополучие культуры в целом. З. Фрейд полагал, что «общество не знает более страшной угрозы для своей культуры, чем высвобождение сексуальных влечений». Мораль всегда стояла на страже этого освобождения, выполняя здравоохранительную функцию.

Европейская цивилизация пережила два этапа переоценки сексуального поведения человека. Первый относится к эпохе распада Римской империи, который характеризовался крайней степенью половой распущенности. Многие римляне содержали целые колонии детей для сексуальных развлечений, а целомудрие женщин считалось доказательством их неполноценности. Греческий историк Полибий во «Всеобщей истории» свидетельствовал: «Люди впадали в великий блуд и любостяжание и роскошь и не женились, а если и женились, то не желали воспитывать родившихся детей». «Quae fuerant vitia, mores sunt» (что было пороками, то теперь нравы) — писал римский философ-стоик Сенека. Гибель Древнего Рима и его культуры тесно связана с нравственным вырождением, которое не в последнюю очередь определялось типом сексуальных отношений.

Характеризуя это время, Г. К. Честертон утверждал, что «христианство явилось в мир, чтобы исцелить его». Церковь, изменив смысл человеческой сексуальности, много сделала для упорядочивания половой жизни и оздоровления общества. Христианская мораль утвердила принцип моногамии, одухотворенность отношений между мужчиной и женщиной, благословение деторождения, понимание любви как самоотдачи и служения, утверждение аскетизма как формы духовной свободы человека.

Второй этап переоценки сексуального поведения человека («сексуальная революция») начался с середины XX века. Символическое начало этого периода — 1953 год, когда в свет вышел порнографический журнал «Плейбой». Последствия этой революции — раннее начало половой жизни, рост числа половых партнеров и разводов, распространение венерических болезней и нарастающая эпидемия СПИДа, утрата нравственных идеалов и растущая бездуховность.

Медицина не осталась в стороне от морально-мировоззренческих тенденций европейской культуры. Пороки общества стали называть новыми менее резкими терминами. В МКБ 9-го пересмотра (1975) существовало понятие «половые извращения» (гомосексуализм, фетишизм, трансвестизм, эротомания и др.), отражавшее морально-правовой негативизм, который был исторической нормой вплоть до 80-х гг. XX века. В МКБ 10-го пересмотра (1993) это понятие уже отсутствует, вместо него появились термины «сексуальная ориентация» и «половое предпочтение». Переориентация «нормативных моделей» упрочила «новые свободы» в общественном сознании — извращения стали провозглашаться нормой (легализация гомосексуализма, однополые браки, гей-парады). То, к чему веками относились с презрением и брезгливостью, выдается за утонченный вкус и изысканные манеры элит. Порок становится духовным фактором внутриличностных конфликтов, вредных привычек, психических травм и заболеваний (И. В. Силуянова, 2012).

Недостаточная осведомленность в логике развития цивилизационных процессов и гуманитарная неподготовленность медиков являются препятствием для эффективного выполнения важнейшей социальной задачи — уменьшения масштабов рискованного сексуального поведения. Можно восхищаться достижениями медицины, гордиться новыми лечебными технологиями, но это не решает глобальную проблему улучшения здоровья нации. Повышение нравственных устоев общества принесет гораздо больше пользы, чем самое совершенное лечение износившихся и искореженных аморальным поведением человеческих тел.


Автор(ы): Абаев Ю. К.