Рубрика «Школа молодого ученого». Помощь в организации, планировании научной работы и развитии способностей исследователя

Абаев Юрий Кафарович

Мы открываем рубрику «Школа молодого ученого». Надеемся, публикуемые в ней материалы помогут в организации, планировании научной работы и развитии способностей исследователя. А что в будущем может ожидать тех, кто посвятит себя науке? Вопрос не риторический. Много ли сегодня найдется ученых, ставших кандидатами, докторами наук и продолжающих с прежней интенсивностью заниматься научно-исследовательской работой? Увы, таких немного. Причины разные: семейные заботы, болезни, самоуспокоение и т.д. Научная работа — тяжелый труд, не все выдерживают, уходят в более легкие области деятельности. Есть и еще одна причина — синдром преждевременного «заката» научного потенциала ученого. Развивается он постепенно независимо от возраста и чина и начинается, как только научный работник прекратит работать «своими руками», а делать этого нельзя, как нельзя общаться с любимым человеком через третье лицо.

Первый симптом — передача всей «чисто технической работы» молодым коллегам, чтобы освободить себе время для «более важных дел». Затем делегируются заботы о накоплении научного материала, анализу полученных результатов, написанию заключительных отчетов, статей и тезисов для выступлений на съездах и конференциях.

Следующий признак — стремительный рост числа публикаций. Появляется уверенность — достаточно формально числиться исполнителем научной работы, чтобы стать соавтором статьи или тезисов. Такое «необузданное творчество» создает атмосферу дешевого успеха, чуждого истинной науке. Научная истина и научная публикация — не одно и то же. История знает немало выдающихся ученых, авторов немногих работ: В.К. Рентген написал 15 статей, А. Эйнштейн — 30.

Очередной этап — в публикациях уменьшается число новых фактов, которые уступают место рассуждениям общего характера, исчезает чувство ответственности, желание взвешивать каждое слово, теряется опасение сделать ошибочное утверждение. А если научный работник оказывается на высоком административном посту, появляются выступления на тему «как делать науку» и самоуверенность, пропорциональная служебным возможностям. Именно в этот период исчезает жажда учиться, появляются важность и чванство, желание решать проблемы только мирового масштаба. Не зря М. Монтень говорил: «Невежество бывает двоякого рода: одно безграмотное — предшествует науке, другое чванное — следует за ней». Размножение и деятельность таких, выражаясь языком химии, поверхностно-активных ученых отрицательно сказывается на уровне науки.

Одна из главных причин преждевременного «заката» научного потенциала — потеря способности радоваться и удивляться каждому шагу в получении нового знания, «малым» открытиям, без которых не существует научной деятельности. Понимание причин этого синдрома позволяет отодвинуть предельный возраст в науке. Ученый, любящий свой труд, может до преклонного возраста получать оригинальные данные. История знает немало примеров творческого долголетия. Вот имена перешагнувших 80—90-летний рубеж и продолжавших творчески работать, оставаясь авторитетами мирового уровня: Конфуций, Гиппократ, Платон, И. Ньютон, И. Гете, Т. Эдисон, И.П. Павлов, П.Л. Капица. Если же ученый чувствует ослабление работоспособности и творческих способностей, остается единственно достойный выход — помогать ученикам и гордиться их успехами. С этим согласятся те, кто самостоятельно проводит научные исследования, анализирует и публикует их результаты. Именно так поступал великий Н.И. Пирогов, который все свои работы писал сам! Тем, кто не считает зазорным ставить свою подпись под результатами чужого труда, следует об этом напомнить.


Автор(ы): Абаев Ю. К.