Придерживаться понятий «функциональные расстройства», «функциональные болезни» и опираться на них в диагностике заболеваний не только ошибочно, но и вредно

Абаев Юрий Кафарович

Дорогие коллеги!

«Функциональные расстройства», «функциональные болезни» — широко распространенные понятия, появившиеся во второй половине XIX века, когда в результате исследований Р. Вирхова утвердилось мнение о том, что клинические проявления болезней имеют определенный материальный субстрат. Вмес­те с тем светооптический микроскоп далеко не во всех случаях позволял выявить морфологические изменения при наличии явных нарушений функции того или иного органа. Отсюда и берет начало представление о функциональных расстройствах и болезнях.

Эти суждения казались правомочными вплоть до середины XX века, когда появилась возможность улавливать тончайшие изменения внутриклеточных структур, в результате чего было установлено — любые функциональные изменения клетки не могут произойти без соответствующей структурной модификации. Структура и функция, как одно из проявлений материи и движения, не могут существовать одна без другой, представляя собой две воедино слитых стороны процесса жизнедеятельности. Крупнейший клиницист В. Х. Василенко лаконично и точно выразил эту мысль: «Функция без структуры немыслима, структура без функции бессмысленна».

Некоторые исследователи полагают под функциональными расстройствами обратимые изменения в органах и тканях. Однако на ранних стадиях болезни компенсаторные процессы (регенерация, гиперплазия структур) активно протекающие вне очага повреждения нивелируют морфологические изменения органов, задерживая тем самым симптоматику болезни. Первые субъективные проявления заболевания часто наблюдаются лишь тогда, когда болезнь заходит настолько далеко, что защитные реакции уже не могут компенсировать изменения в органе.

Не структурная модификация следует за функциональными (клиническими) признаками болезни, а наоборот, последние возникают, когда патологический процесс уходит вперед в своем морфологическом выражении. Клинические симптомы атеросклероза (коронарная недостаточность, неврологические симптомы, перемежающаяся хромота и др.) появляются лишь в определенной фазе морфологических изменений сосудов, а иногда последние не проявляются в течение всей болезни вплоть до скоропостижной смерти человека до этого «ни на что не жалую­щегося»; первые симптомы цирроза печени зачастую обнаруживаются лишь в финале заболевания в виде асцита или кровотечения из варикозно-расширенных вен пищевода. Если бы это было не так, не встречались бы пациенты с болезнями в запущенной стадии, не стоял бы вопрос о важности диспансеризации. Об этом же свидетельствует и основная тенденция в улучшении ранней диагностики болезней — с помощью дополнительных методов исследования обнаружить заболевание на ранней стадии, когда морфологические изменения уже есть, а клинические симптомы еще отсутствуют. Разве является такой уже редкостью выявление рака легкого или желудка у человека, ни на что не жалующегося? Именно поэтому в поликлинике должны использоваться столь же современные методы диагностики, что и в клинике.

О нереальности существования функциональных болезней еще в первой четверти XIX века говорил французский патолог Ф. Бруссе (1772—1838): «Если есть хотя бы один клинический симптом, значит обязательно должно быть морфологическое подтверждение, а если трупы иногда кажутся нам немыми, то это только потому, что мы не умеем их спрашивать». Придерживаться понятий «функциональные расстройства», «функциональные болезни» и опираться на них в диагностике заболеваний не только ошибочно, но и вредно. Это значит продолжать формировать контингент пациентов с далеко зашедшими стадиями болезней. Если мы хотим остаться на позициях современной научной медицины, необходимо изъять из обихода, а главное из сознания врачей мифические представления о функциональных расстройствах и заболеваниях.


Автор(ы): Абаев Ю. К.