Почему пока нельзя ожидать успеха в решении фундаментальных проблем медицины?

Абаев Юрий Кафарович

В настоящее время все ярче вырисовывается своеобразная ситуация: в XIX веке, в период становления научной медицины, ученые стремились к широким обобщениям; в XX веке, когда появилось большое количество новых научных фактов, значительный интерес вызывало их дальнейшее накопление. Эта тенденция сохраняется и в настоящее время. Объем научной информации в медицине чрезвычайно велик, однако отсутствуют фундаментальные теоретические обобщения, подобные учению И. П. Павлова о высшей нервной деятельности или Г. Селье о стрессе и общем адаптационном синдроме, теории А. М. Уголева о пристеночном (мембранном) пищеварении или концепции Д. С. Саркисова о внутриклеточной регенерации.

Между тем лишь крупномасштабные теоретические обобщения могут обеспечить решение глобальных проблем медицины, таких как функционирование целостного организма и создание стройного учения о болезни. Не случайно выдающийся патолог И. В. Давыдовский писал: «Современная медицина ушла почти целиком в анализ, синтез отстает, отстают обобщающие представления, на которых только и можно построить более или менее стройное учение о болезнях». Так возник разрыв между бездной научных данных и отсутствием формирования на их основе принципиально новых теорий и концепций.

Данное положение объясняется несколькими причинами. Во-первых, ученых-медиков, стремящихся к философским обобщениям, за последние 100 лет насчитываются единицы: С. М. Лукьянов (1855—1935), Г. П. Сахаров (1873—1953), А. Д. Сперанский (1888—1961), И. В. Давыдовский (1887—1968), Д. С. Саркисов (1924—–2000). Во-вторых, тенденция к узкой специализации суживает кругозор исследователя, погружая его в мир частностей. В-третьих, по мере проникновения в глубинные процессы функционирования организма все больше крепнет уверенность в том, что именно здесь, «на дне» жизни, лежит решение всех вопросов, которые веками волновали врачей. Недаром возникли представления о «клеточных проблемах», решение которых якобы позволит постигнуть сущность процессов жизнедеятельности.

Однако было бы ошибкой связывать решение всех проблем медицины только с прогрессом молекулярной биологии и патологии. Другим важнейшим аспектом является расшифровка сложной системы регуляторных механизмов, обеспечивающих участие молекулярных, ультраструктурных, клеточных процессов в жизнедеятельности организма. Необходимо диалектическое понимание, что любые местные изменения корректируются регуляторными системами организма. Разве не известны в истории медицины случаи поразительных успехов «в пробирке» и разочарование при испытании тех же методик in vivo.

В настоящее время исследовательская мысль с удивительной быстротой проникает в глубинные процессы жизнедеятельности. К сожалению, это почти не сказывается на изменении устаревших представлений об этиологии, патогенезе, учении о болезни, которые «перекочевали» из XIX века, сохранились почти нетронутыми в XX столетии и не исключено, что останутся без изменений в начале XXI века. Эти старые теоретические воззрения постепенно становятся не только ненужными, но и ошибочными, тормозящими дальнейшее развитие медицины. Примером является существующее до сих пор представление о так называемых «функциональных болезнях».

Практика великих открытий подтверждает истину, согласно которой одной минуте синтеза, требуется океан фактов и целый век анализа. Вот этой минуты, необходимой для синтеза и не хватает. Настало время ликвидировать «задолженность» минувшего века в разработке теории медицины. Если предполагается сделать XXI столетие веком грандиозного анализа и проникновения к истокам жизни, успех будет обеспечен лишь в том случае, если он одновременно будет веком великого синтеза и крупномасштабных теоретических обобщений. При сохраняющемся отставании синтеза от анализа научных данных нельзя ожидать успеха
в решении фундаментальных проблем медицины.


Автор(ы): Абаев Ю. К.