Нужно ли информировать пациента обо всех опасностях, которые могут возникнуть в процессе лечения?

Абаев Юрий Кафарович

Дорогие коллеги!

Поздравляю вас от имени редакции и редколлегии с Днем медицинского работника! Желаю крепкого здоровья, успеха, благодарных пациентов и добрых дел, ибо «доброта украшает жизнь, разрешает все противоречия, запутанное делает ясным, трудное – легким, мрачное – радостным» (Л.Н. Толстой).

Как сегодня складываются отношения между медиком и пациентом? С периода зарождения человеческого общества врачеванием занимались люди, которые имели к этому особую склонность. Целитель имел репутацию человека, причастного к неведомым силам. С тех пор медики поддерживали этот ореол значительности и всеведения. В наше время болезни, а с ними и медицина, стали терять свою загадочность. Врачевание стало в ряд с другими профессиями. Для современной цивилизации важнейшей ценностью является свободная личность и ее неотъемлемые права. При таком взгляде болезнь оказывается как бы собственностью этой свободной личности, и стало быть только сам больной вправе распоряжаться этой собственностью как ему заблагорассудится — лечиться или нет, а если лечиться, то у кого и как. Развитие этого постулата приводит к тому, что болезнь перестала быть злом, с которым медик обязан вступить в борьбу без разрешения пациента.

Сегодня врач все больше превращается из непререкаемого целителя в советника, который лишь помогает своему клиенту принять наилучшее решение. Медицина стала терять свой патерналистский характер (лат. pater — отец). Разрушение данной модели превращает доктора в служащего, которого надо строго контролировать, чтобы он не злоупотребил доверием больного. Выражением этой перемены стал рост числа судебных преследований, обрушившихся на медиков в последние годы. В связи с этим отношение врача к больному становится двойственным. К заботе о благе пациента невольно примешивается тревога за собственное благополучие. Если раньше у врача была лишь одна забота — помочь заболевшему, то теперь доктор посматривает на своего подопечного с опаской, а не вздумает ли он вместо благодарности обратиться в суд и потребовать компенсацию за плохое с его точки зрения лечение?

В результате врач, стремясь обезопасить себя, назначает все мыслимые новейшие диагностические исследования и консультации. Чтобы снять с себя ответственность, он информирует пациента обо всех опасностях, которые могут возникнуть в процессе лечения. «Так что же делать?» — спрашивает растерянный больной после бесстрастного изложения всех возможных осложнений. «Я сообщил все «за» и «против» и вы сами должны выбрать лечение», – невозмутимо отвечает врач. Конечно, ситуация несколько утрирована. Своим простодушным вопросом: «А как бы Вы, доктор, поступили на моем месте?» больной возвращает врача к его патерналистской роли.

Все эти рассуждения далеко не праздны. Добросовестным изложением всех побочных эффектов лечения мы наверняка деморализуем больного. Теперь каждую таблетку он будет принимать с боязнью и отвращением. Всякое неприятное ощущение будет казаться ему началом тех бед, о которых его предупреждал врач. А если вспомнить, что в возникновении таких симптомов, как слабость, тошнота, импотенция и других, большое значение имеет психологический компонент, очень трудно будет решить, чем обусловлено их появление — побочным действием лекарства или суггестией врача.

Следовательно, если мы заинтересованы в успехе лечения, нельзя запугивать больного. Все, что мы ему говорим, должно быть пронизано заботой об укреплении его мужества — нашего главного союзника в борьбе с недугом. От свидетеля в суде требуют правду, только правду и ничего кроме правды. Роль врача совершенно другая. От него требуется лечение и облегчение страданий. Несмотря на грандиозный прогресс в медицине, отношения между доктором и пациентом, по сути, мало изменились, поэтому поведение медика все равно останется патерналистским. А что вы думаете по этому поводу?


Автор(ы): Абаев Ю. К.