Необходимость «омоложения» — признак неблагополучия в подготовке кадров в здравоохранении Беларуси

Абаев Юрий Кафарович

Важным фактором развития медицинской науки, начиная с конца XVIII века, являются научные школы — коллективы сотрудников и учеников, группирующихся вокруг руководителя — своего учителя. В формировании школы, наряду с научными устремлениями руководителя, большую роль играют его человеческие качества, щедрость и богатство души.

В научной школе как нигде в другом месте создаются благоприятные условия для выявления и роста талантов, здесь подбираются люди с разными наклонностями и интересами, способные развивать собственные направления исследований и закладывать основы новых научных коллективов. Такое «отпочкование» происходит по мере того, как талантливые ученики сами становятся руководителями и учителями, а это значит, что научная школа является не только кузницей рядовых научных работников, но и высших руководящих кадров науки. При этом часто сохраняется преемственность научных разработок, эстафета идей передается от учителей к ученикам, позволяющих расширить и углубить перспективные направления исследований, поэтому в крупных научных школах не стоит вопрос об «омоложении» кадров, о чем сегодня говорят как о важном факторе прогресса науки.

Необходимость «омоложения» — признак неблагополучия в подготовке кадров, нарушения естественной смены поколений, разрыва между зрелыми и молодыми генерациями ученых.

Ликвидация такого разрыва путем искусственного «омоложения» неминуемо приводит к «выбросу» в науку «незрелых научных элементов», не готовых к развитию собственных оригинальных направлений исследований (Д.С. Саркисов, 1993). Академик В.Х. Василенко так сформулировал эту проблему: «Старые кадры без молодых — это трагедия, а молодые кадры без старых — это комедия».

Причины такого положения разные. Чаще всего это случается в научных коллективах, руководитель которых не может или не хочет готовить себе смену, думая прежде всего о длительной стабильности своего положения, ревностно относясь к появлению среди сотрудников способного и перспективного ученика. Такая особенность наблюдается даже у крупных ученых. Правда нужно сказать и о том, что ученик, много лет лелеянный своим руководителем и выдвинутый на его место, иногда недостойно ведет себя по отношению к учителю. Плодотворное развитие научной школы возможно лишь в том случае и до тех пор, пока авторитет руководителя основывается на его безусловном интеллектуальном, профессиональном и нравственном превосходстве над сотрудниками и прекращается, как только власть авторитета сменяется авторитетом власти.

Отсюда сомнительным является правило отправлять на пенсию ученого, то есть отключать от полноценной научной деятельности, ориентируясь лишь на возрастной ценз (60—65 лет), а не на главный критерий значимости исследователя — его творческую, педагогическую и организаторскую активность.

Если бы И.П. Павлов, следуя этому правилу, ушел на пенсию, не было бы учения об условных рефлексах и сформулированных на его основе представлений о высшей нервной деятельности.

Преемственность — один из неписаных законов науки. Для успешной разработки научных проблем мало иметь перспективные идеи, чтобы их осуществить, необходима научная школа. Долг истинного ученого — создать такую школу и воспитать учеников, которые смогли бы продолжить дело учителя и обогатить его наследие. В Беларуси примером такого ученого является В.А. Бандарин — создатель разветвленной научной школы, внесшей и продолжающей вносить заметный вклад в развитие биологии и медицинской науки (В.С. Улащик, 2009).

Говорят, что время научных школ прошло, актуальны другие формы объединения исследователей. Так пытаются оправдать исчезновение крупных ученых и некогда славных научных школ. Между тем необходимость в ученых, способных руководить большими научными коллективами и воспитывать талантливых продолжателей своего дела, не только не уменьшилась, но ощущается все сильнее. Научные школы никогда не заменят временные творческие коллективы, прежде всего потому, что они временные, а фундаментальные разработки могут осуществляться только на основе многолетних традиций.

Исчезновение известных научных школ, определяющих общий уровень науки в стране, по своей невоспроизводимости должно быть приравнено к ликвидации отдельных видов животного или растительного мира. Это опасно еще и потому, что на месте исчезнувших научных школ бурно разрастаются «сорняки» из дилетантов, эпигонов, карьеристов и других попутчиков науки.


Автор(ы): Абаев Ю. К.