Дорогие коллеги!

Абаев Юрий Кафарович

Всем знакома сентенция М. Я. Мудрова «врачевание не состоит в лечении болезни. Врачевание состоит в лечении самого больного». Она воспринимается как аксиома, но как перейти от кон­кретного понимания болезни с ее этиологией, патогенезом, особенностями течения к категории «больной человек»? Где тот объект, на который врач должен направить свои усилия, и в чем они должны выражаться? Ведь болезней много, лечатся они по-разному, а человек один, и лечить его надо как единое целое.

Современной медицине свойственна глубокая дифференциация, и это необходимо — без понимания сущности каждой отдельной болезни медицина не могла бы развиваться. Данное условие полностью соответствует законам познания и отражает первый этап этого процесса — анализ. Однако в растущем многообразии деталей постепенно утрачивается представление о целом. «Ничто так не способствовало изучению природы, как специализация наук,
и ни что так не препятствовало пониманию природы, как разделение целостного представления о ней, основанное на принципах специализации (В. М. Дильман).

Кризис медицины, о котором начали говорить уже в первой половине XX века, в немалой степени обусловлен специализацией. Этот естественный процесс формирования научного знания неизбежно оборачивается слабостью в практическом плане. Попытки изолированного вмешательства в организм человека без учета сложных взаимосвязей, саморегуляции и саногенеза нередко приводят к побочным реакциям и снижают эффективность лечения. Причем упор делается на лекарственную терапию, мишенью которой является локальный объект, а отнюдь не весь организм. Именно поэтому медицина почти бессильна перед хроническими болезнями, при которых вовлечение в патологический процесс всего организма наиболее выражено.

Несмотря на очевидные успехи — значительное углубление знаний в различных областях биологии и медицины, внедрение в клиническую практику высокотехнологических методов диагностики и лечения — мы не стали более здоровыми. Крупные эпидемиологические и профилактиче­ские программы, создание кардиологической и онкологической служб дали ощутимые результаты — улучшилась диагностика и результаты лечения, однако и сегодня эти заболевания занимают передовые позиции в структуре общей заболеваемости и смертности населения. Суть кризиса, который переживает медицина, заключается не столько в недостаточном финансировании, нехватке оборудования и медикаментов, сколько в самом подходе к болезням. «Трагедия современной медицины — узкая специализация. Нам надо научить врача смотреть на проблемы своей науки сквозь широкоугольные линзы обширной теоретической концепции. И тогда проблемы част­ные, специальные станут нам понятнее, а лечение — более эффективным» (Г. Селье).

Назрела необходимость развития следующего этапа медицины — синтеза накопленных знаний и воздействия на организм человека как на единое целое. Призыв Гиппократа «Primum non nocere!» следует рассматривать именно с этой позиции, помня о том, что организм автономно выстраи­вает защиту против патогенных факторов и ее можно ослабить (или разрушить) направив усилия на борьбу только с локальным объектом (орган, система), а не на весь организм.

В конце XX века в научный обиход вошел термин «интегральная медицина». Это направление науки и практической деятельности сочетает передовые достижения классической и неофициальной (комплементарной) медицины с ее тысячелетней мудростью древних целителей. Почва для сближения теоретических основ западной и восточной моделей медицины подготовлена фундаментальными исследованиями Р. Вирхова (целлюлярная патология), И. М. Сеченова —
И. П. Павлова (концепция нервизма), И. И. Мечникова (фагоцитарная теория иммунитета), У. Кеннона (учение о гомеостазе), А. А. Ухтомского (нейрофизиологическая теория), Г. Селье (адаптационный синдром), П. К. Анохина (теория функциональных систем), Н. Винера (информационная теория), Э. Бауэра (термодинамическая теория), Л. Берталанфи (метаболическая теория) и др. Главный инструмент интегральной медицины — системный подход, позволяющий лечить человека строго в соответствии с его проблемами, а не по стандартным схемам. Можно надеяться, что интегральная медицина выведет из кризиса академическую медицину и откроет новую эру, призванную решить проблемы, связанные с пониманием единства материального и духовного
в человеке.

  С уважением, профессор                                                                            Ю. К. Абаев