Дорогие коллеги!

Абаев Юрий Кафарович

История науки свидетельствует: значение одних факторов для получения выдающихся результатов остается незыблемым на протяжении столетий, тогда как других — меняется в зависимости от достижений научно-технического прогресса и потребностей общест­ва. Среди первых следует назвать выдающихся ученых — лидеров науки. Опыт естествознания доказывает, что наука движется вперед в зависимости не только и даже не столько от успехов, обусловленных методикой исследований, как об этом писал И. П. Павлов, сколько от деятельности одаренных личностей (Д. С. Саркисов, 1998).

Наука, как и искусство, — специфическая форма деятельно­сти человека, в которой все определяется качеством работы и мало что количеством. Одна мысль ученого, как и одно гениальное произведение искусства, может на долгие годы изменить представления и взгляды миллионов людей. Оценка труда ученого по количественному признаку (число монографий, статей и т. д.) лишена смысла и никак не характеризует его как двигатель науки (В. К. Рентген является автором 15 статей, А. Эйнштейн — 30). Имя настоящего ученого должно ассоциироваться с новым словом в науке, которое стало бы синонимом его имени.

Серьезная опасность, подстерегающая науку на пути прогресса, заключается в «срастании» науки с администрацией и непрофессиональным вмешательством в нее, когда слабый, «поверх­ностно-активный» ученый становится руководителем научного подразделения или учреждения.
В этом случае, планируя научную работу, как правило, ориентируются на «актуальную проблему» или «приоритетное направление», упуская из виду, что за каждой актуальной проблемой в мировой науке всегда стоит конкретный ученый. При таком подходе центром исследований оказывается не ученый-новатор, вокруг которого нужно создавать коллектив, а «приоритетное направление» или «актуальная проблема», на которые ориентируется работа научного учреждения. Исследования при этом имеют не столько новаторский характер, сколько «детализирующий» и «расширяющий», может быть и важный в практическом отношении, но всегда повторяющий известные принципиальные положения. В результате — печальный парадокс — большое количество исследователей трудятся на приоритетных направлениях, но приоритетных результатов этой работы на мировой уровне ничтожно мало.

Если роль ученого как фактора, определяющего прогресс науки, остается неизменной, то материально-техническое оснащение научных исследований за последнее столетие претерпело значительные изменения. Еще несколько десятилетий тому назад почти все страны в этом отношении находились примерно в одинаковом положении — для медико-биологических исследований существовал стандартный, вполне доступный минимум приборов и реактивов. Теперь потенциальные возможности и качество научной продукции тех, кто обладает современным оборудованием и теми, кто работает «по старинке», существенно различаются. На этой основе происходит прогрессирую­щее «расслоение» стран на передовые и отстающие. Медицина и биология, как никакие другие области знаний, вбирают в себя достижения науки и техники, медицинская наука становится все более сложной и дорогой. Сегодня для ее успешного развития требуется больше средств, чем вкладывается в другие отрасли наук (Д. С. Саркисов, 1998).

Касаясь значимости факторов, влияющих на эффективность научных исследований, — кадры, материально-техническое обеспечение, планирование и контроль, следует подчеркнуть главную определяющую роль первых двух. Результативность исследований увеличивается при наличии талант­ливых научных кадров и современного оборудования. Качество научной продукции останется невысоким, если всем необходимым для работы снабжены посредственные научные кадры, так же как при плохом обеспечении лабораторий, возглавляемых пусть даже талантливыми учеными. Если имеет место неудовлетворительное положение с научными кадрами и оборудованием, автоматически возрастает роль планирования и контроля. Это выражается в создании всевозможных комиссий и бесплодных дискуссиях о методах и методологии планирования исследований, обсуждении «актуальных проблем» и написании пустопорожних отчетов, то есть дело «уходит в бумагу» (с описанием этого процесса, изложенным в художественной форме, можно познакомиться во 2-м томе поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души»).

Хочется верить, что Стратегия «Наука и технологии 2018—2040», принятая на II съезде ученых Республики Беларусь (2017), будет способствовать решению имеющихся проблем и дальнейшему развитию отечественной медицинской науки.

С уважением,  профессор  Ю.К. Абаев