Cуть клятвы Гиппократа: не совершать абортов и эвтаназии, не вступать в интимные отношения с пациентами. Что еще?

Абаев Юрий Кафарович

Редакция журнала «Здравоохранение» сердечно поздравляет вас с Днем медика! Пусть этот праздник подарит хорошее настроение, оптимизм, признание и благодарность пациентов. Крепкого здоровья, удачи и счастья!

Пожалуй, нет человека, который не слышал бы о клятве Гиппократа. Ее дают врачи, получая диплом об окончании университета, а лекарей, заподозренных в корыстолюбии и алчности, попрекают неисполнением присяги. Первые врачебные обеты появились в древнем Египте. C эллинской эпохи они стали традицией. До нас не дошел подлинный вариант присяги, приписываемой «отцу медицины» — за прошедшие столетия она многократно переводилась и редактировалась.

Cуть клятвы заключается в соблюдении этических принципов: выполнять обязательства перед учителями, учениками и коллегами; не причинять больным вреда; не совершать абортов и эвтаназии; не дискредитировать профессию; не вступать в интимные отношения с пациентами; соблюдать врачебную тайну.

Клятва Гиппократа, обнаруживая поразительное соответствие основам христианской морали, задала врачебному сословию высокую нравственную планку. До Великой французской революции ее текст не претерпел существенных изменений. Французские революционеры, отрекаясь от старого мира, успешно боролись не только с монархией, но и с традиционным представлением об этике, в том числе и врачебной. Они узаконили аборты, являвшиеся тяжким преступлением с христианской точки зрения. В XIX веке на смену высокодуховной присяге пришли Факультетские обещания, где врачи отмежевались от шарлатанов, предлагавших эликсиры молодости и бессмертия, стали активно ратовать за развитие медицины.

Следующая редакция клятвы — Женевская декларация (1948), дополненная на II Международном деонтологическом конгрессе в Париже (1967). Теперь врачи давали обет посвятить жизнь служению человечеству: исполнять долг, не взирая на «религиозные, национальные, расовые, политические или социальные мотивы»; уважать человеческую жизнь с момента зачатия; «не использовать свои знания против законов человечности» и «обучаться всю жизнь». Образ самоотверженного специалиста, жертвующего всем во благо общества, как нельзя лучше соответствовал коммунистическим идеалам. «Присяге врача Советского Союза» (1971) с ее героическим пафосом наши сограждане обязаны представлению о медиках как о бескорыстных ангелах-стахановцах в белых халатах, а не о людях, которым не чуждо ничто человеческое.

Реалии современного общества потребления внесли коррективы в медицинскую этику. Рыночная экономика превратила здравоохранение в сферу услуг, усилилась конкуренция между врачами, в большинстве стран узаконены аборты, в Бельгии, Голландии, американских штатах Орегон и Вашингтон — эвтаназия, врачебная помощь террористам в США уголовно наказуема.

Один из самых болезненных вопросов медицинской этики — брать ли деньги за лечение? Гиппократ предлагал вначале оказать помощь, а потом говорить о вознаграждении. Иногда и вовсе лечить бесплатно, создавая себе хорошую репутацию. В дальнейших редакциях клятвы этот вопрос не поднимался. Было очевидно: человек, потративший не один год на обучение, не может существовать на милостыню. В Европе доктора всегда были зажиточной и уважаемой прослойкой населения. В нашей стране c неоднозначным прошлым, похоже, мы до сих пор живем по афоризму наркома здравоохранения Н. А. Семашко: «Хорошего врача народ прокормит, а плохие нам не нужны».

В СССР выпускники медицинских вузов подписывали присягу, которая обладала силой закона. Сейчас медиков можно привлечь к уголовной ответственности только за профессиональные правонарушения согласно УК РБ, а торжественное обещание уважать человеческую жизнь и всегда быть готовым оказывать медицинскую помощь — лишь дань прекрасной традиции. В действительности каждый врач руководствуется собственным представлением о нравственности.

Медицинская этика, как и мораль, в современном мире переживает кризис, и только воспитанием медиков проблему не решить. Необходимы общие заинтересованность и усилия. К сожалению, диспропорция между научно-техническим прогрессом и нравственной культурой общества постоянно растет — человечество становится все более эгоистичным, алчным, недальновидным и жестоким. Насилие и войны по-прежнему остаются одним из главных средств решения конфликтных ситуаций. «Сейчас, когда мы научились летать по воздуху, как птицы, плавать под водой, как рыбы, нам не хватает только одного — научиться жить на земле, как люди» (Б. Шоу).


Автор(ы): Абаев Ю. К.