Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Errare humanun est (людям свойственно ошибаться)

Однако в обществе утвердилось мнение «сапер ошибается один раз, врач — ни разу», и потому любой вред, нанесенный здоровью человека при оказании медицинской помощи, считается просчетом, требующим наказания. Между тем «врачебная ошибка — это добросовестное заблуждение врача без элементов халатности, небрежности и про­фессионального невежества» (И.В. Давыдовский), не являющееся правонарушением. Такое смешение врачебной ошибки и преступ­ления (халатность, недобросовестность, небрежность, самона­деянность, равнодушие) не позволяет использовать эффектив­ные методы профилактики, так как проблема переносится в юри­дическую сферу, с которой в принципе не должна быть связана. Но это веление времени, переход к рыночной экономике превращает пациента в клиента, понятие «вред, нанесенный здоровью» все чаще заменяется понятием «некачественное предоставление ме­дицинской услуги».

Говорить о врачебных ошибках трудно, последствия их тяжелы и не только для пациентов. Российский хирург М.М. Дитерихс пи­сал: «Суд людской однократен, скор и милостив; суд совести бесконечно повторяем, почти непре­рывен и совершенно беспощаден». Известны случаи, когда врач, потеряв больного в результате неправильного лечения, кончал жизнь самоубийством. Наши предшественники считали своим дол­гом заявлять об ошибках, их не волновало, пострадает ли собственный авторитет, прежде всего они беспокоились о том, чтобы коллеги не повторили ошибок, которые допустили они. Это горь­кая традиция отечественной медицины, у истоков которой стоит Н.И. Пирогов. Издавались моно­графии, посвященные врачебным ошибкам, в профессиональных журналах были разделы «Ошибки и опасности». Сейчас нет ни того, ни другого. Может ошибок стало меньше или проблема потеряла свою актуальность? Нет, у авторов появился страх преследования за свои публикации.

Казалось бы, «технологизация» медицины должна способствовать уменьшению неправильных врачебных действий, но этого не произошло. Ошибок меньше не стало, меняется их характер. Если раньше они были единичными, сейчас, когда лечебно-диагностический процесс представля­ет собой совокупность различных медицинских технологий с участием многих специалистов, ошибки становятся системными — исходная ошибка способствует появлению следующей и т.д.

Как реагирует пациент на врачебную ошибку? Типичный сценарий — врач, допустивший ошиб­ку, не уделяет достаточно времени и внимания беседе с пациентом и его родственниками; адми­нистрация лечебного учреждения защищается, все отрицая, либо объявляет врачу выговор; по­страдавший, не имея правдивой информации, жалуется в вышестоящие инстанции или обраща­ется в прокуратуру. Начинается долгая тяжба. Комиссии, которым поручено прояснить ситуа­цию, склонны найти смягчающие обстоятельства в действиях своего коллеги. Конфликт обо­стряется, подключаются СМИ. С этого момента врачебная ошибка становится предметом об­суждения многотысячной аудитории непрофессионалов, где не щадят ни врачей, ни пострадав­ших. Первых клеймят «палачами» и «убийцами», у вторых переворачивают душу, повторяя исто­рию их горя. Между тем такого развития событий можно избежать. Американский кардиолог, лауреат Нобелевской премии Б. Лаун писал: «Я не знаю ни одного случая, когда судебный иск был предъявлен после того, как врач принес пациенту свои извинения, но я могу вспомнить множе­ство случаев, когда открытое признание врачебных ошибок способствовало установлению дове­рительных и дружеских отношений с пациентом». Если внимательно проанализировать ошибки, их объединяет главное — отсутствие душевного контакта между участниками лечебного про­цесса.

Врач не должен находиться вне критики, но анализ ошибок — дело высококвалифицированных авторитетных специалистов. Это они должны докопаться до сути того, что произошло и вы­брать меру наказания за допущенный промах. К сожалению, искусство открытого, беспристрас­тного, доброжелательного разбора врачебных ошибок трудно и мало распространено.

«Ошибки — неизбежные и печальные издержки лечебной работы, ошибки — это всегда плохо и единственное оптимальное, что вытекает из трагедии врачебных ошибок, это то, что они, по диалектике вещей, учат и помогают тому, чтобы их не было. Они несут в существе своем науку о том, как не ошибаться. И виновен не тот врач, кто допустил ошибку, а тот, кто не свободен от трусости отстаивать ее» (И.А. Кассирский).

 

С уважением, профессор Ю.К. Абаев

Авторы: Ю.К. Абаев
  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси