Перейти к основному содержанию

Научно-практический рецензируемый ежемеcячный журнал. Орган Министерства здравоохранения Республики Беларусь
Входит в Перечень научных изданий Республики Беларусь для опубликования результатов диссертационных исследований по медицинским и биологическим наукам. Журнал включен в систему Российского научного цитирования.
Журнал издается с 1924 года.

Дорогие коллеги!

Уход из жизни, пожалуй, самая эмоционально тяжелая проблема. Рано или поздно каждый человек сталкивается с неумолимо­стью своей кончины и тогда остро сознает ограниченность существования в этом мире, бессилие перед фактом уходящей жизни. Подготовка к смерти — одно из назначений религии, но, кроме церкви, важную роль в трагедии человеческой смертности играет медицина. Однако если задача религии заключается в принятии неизбежности смерти, назначение медицины прямо противоположно — сопротивление этой неизбежности, сохранение и поддержание жизни. Это сопротивление является нравственной сверх­задачей медицинской деятельности, которая всегда определяла особое социальное положение врача в обществе.

До недавнего времени тема смерти в общении врача и пациента была закрыта. Смерть воспринималась как неестественное, пугающее событие, нередко как следствие медицинской неудачи. Существовал запрет на сообщение фатального исхода заболевания. Обязанность «лжесвидетельствовать» смертельно больному человеку являлась особенностью медицинской этики. Между врачом и пациентом царили обман и неискренность, медикам было непонятно, как общаться, о чем говорить с умирающим больным. До сих пор этой проблеме не уделяется должного внимания в медицинских вузах, вот почему, сталкиваясь с ней, врачи испытывают затруднение либо вообще не знают, как строить отношения с умирающим человеком. Между тем проблема смерти и тесно связанные с ней вопросы смысла жизни и подлинно духовных ценностей являются одними из ключевых в образовании медиков. Если на них не обращать внимания, представление о человеке так и останется только лишь как об организме.

В рамках патерналистской медицины считалось жестоким и морально недопустимым сообщать обреченному пациенту неблагоприятный прогноз. Сейчас отношение врачей на Западе к этой проблеме резко изменилось. Пациенту в большинстве случаев говорят правду, как бы горька она ни была. В пользу такого подхода приводят веские аргументы. Во-первых, ложь, пусть даже с наилучшими намерениями, обязательно обнаружится, и больной потеряет доверие к врачу. Во-вторых, прогресс медицины привел к тому, что некоторые болезни, ранее считавшиеся смертельными, теперь поддаются лечению, порой весьма агрессивному, и пациент должен знать, какому риску он подвергается. Наконец, он имеет право знать, сколько ему осталось жить, чтобы распорядиться оставшимся временем и устроить свои дела так, как он хочет.

Однако, сообщая правдивую информацию, следует иметь в виду, что прогноз заболевания, в сущности, опирается только на статистику, тогда как врач имеет дело не с абстрактным среднестатистическим пациентом, а с конкретным больным, который обладает индивидуальными особенностями, и результат борьбы между жизнью и смертью во многом зависит именно от этих особенностей. Это соображение диктует крайнюю осторожность при формулировке прогноза. Даже в самой сложной ситуации, давая хотя бы маленькую надежду, врач ничуть не грешит против статистики. Мы не должны кривить душой, но, сообщая правду, следует «сдабривать» ее тактом, гуманностью и заботой о человеке. Ведь его мужество, надежда и воля к жизни являются нашими общими козырями в борьбе со смертью.

В книге Н. А. Магазаника «Диагностика без анализов и врачевание без лекарств» (2014) есть такая фраза: «Врач по своей природе — борец со смертью. Но врага нужно уважать, и когда поражение очевидно, надо с достоинством покинуть поле сражения». Это не значит оставить умирающего пациента; если эффективное лечение невозможно, его место должна занять паллиативная помощь — обезболивание, уход, социальная и психологическая поддержка, пастырское попечение, — чтобы обеспечить подлинно человеческое завершение жизни, согретое милосердием и любовью.

Все обучение врача сводится к тому, чтобы подготовить его к борьбе с болезнями и угрозой смерти. Но смерть также естественна, как и жизнь, совсем победить ее невозможно, в лучшем случае — лишь отдалить. поэтому, когда она приходит, врач чувствует себя растерянным и без­оружным, не знает, как общаться, о чем говорить с обреченным человеком. Однако близость неотвратимой кончины не означает, что миссия врача закончена. У входа в жизнь в родильном зале стоит медик, и его задача не лечить, а только помочь новорожденному и его матери. В конце жизни врач тоже должен помочь — облегчить морально и физически неизбежный процесс умирания. Лишь тогда полностью будет выполнен наказ «Лечить не болезнь, а больного».

С уважением, профессор                                                                            Ю. К. Абаев

  • Я только что вернулся с большого международного форума врачей и ученых, проходившего в Санкт-Петербурге. На нем обсуждались вопросы совершенствования диагностики и лечения хронического миелолейкоза. Мы теперь уже добились того, что продолжительность жизни таких больных увеличилась в четыре раза, в России уже живут, радуются жизни и трудятся люди, излеченные от этого тяжелого заболевания... На форуме наряду с отечественными клиницистами выступали гематологи из Хьюстона (США), Турина (Италия), Мангейма (Германия).
  • Я вспоминаю свои беседы с больными — преподавателями медицинского института, профессорами. Что говорить, трудно с ними работать! Трудно с ними говорить и действовать, как со всеми остальными пациентами...Что еще характерно для заболевшего врача в психологическом плане? Частенько такой пациент напрочь забывает не только действие препаратов, но и время их приема, хотя сам в своей жизни неоднократно назначал их.
  • При осмотре мы прежде всего также уделяем особое внимание кожному покрову. Нормальная кожа и изменения ее при различных заболеваниях довольно подробно представлены в учебниках и монографиях. Здесь мне хочется лишь привести некоторые сведения, которые будут интересны врачам различных специальностей и позволят понять, почему кожа претерпевает изменения. Известно, что кожа — это полноценный орган, который дополняет и дублирует функции различных внутренних органов. Она активно участвует в процессе дыхания, выделения, обмене веществ.
  • Я никогда не заканчиваю расспроса-беседы с больным без того, чтобы выяснить хотя бы ориентировочно состояние взаимоотношений в семье. Полипрагмазия — бич современной медицины, клиники внутренних болезней. На обходах часто приходится видеть, как больным назначают 13—16 препаратов, нередко с взаимоисключающими фармакологическими свойствами.
  • Изучив сотни диагностических ошибок, сотрудники нашего коллектива убедились, что в ходе диагностического процесса практические врачи нарушают даже самые элементарные правила логики. Например, они неправильно применяют методы аналогии, индукции, дедукции.
  • А в настоящее время мне самому приходилось и в поликлиниках, и в стационарах слышать такие «уважительные и милые» обращения медицинских работников (и даже студентов, которые берут со старших пример!!!), как «голубушка», «бабуля», «золотце», «милочка», «голубчик», «бабуся», «дедуся», «дедуля», «женщина», «человек», «старик», «папаша», «мамаша», «отец», «мать», «барышня», «мужик», «тетя», «дядя» и т. д. Многие из таких слов для больных обидны, полны презрения, как правило, задевают самолюбие пациентов и их родственников.
  • Он редко выслушивал до конца доклад о больном, часто сразу же задавал вопросы, уточняющие характер течения болезни, особенности жизни. Удивительно, что вслух он мог сказать: «Что-то тут мне не ясно. Чего-то не хватает в истории болезни». И начинал сам собирать и выяснять эти «недостающие звенья».
© Редакция журнала «Здравоохранение» - 1924 - 2014гг.
Разработка сайта - doktora.by - сайт для врачей Беларуси